Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

99. Правители Тонга

Первым Туи Тонга здесь, на земле, был Ахо-эиту (1 Ахо-эиту (Ахоеиту) - легендарный Туи Тонга, которому приписывалось божественное происхождение - от Тангалоа (см. [11, № 149]). Как считает Э. Гиффорд [31, с. 51], Ахо-эиту, правивший в середине X в. н. э., был сыном тон- ганки и вождя-иммигранта.). Вот почему верховная власть принадлежит Туи Тонга и вот почему все его семейство наделено особыми правами: они ведут свое происхождение с неба. Если кто-нибудь из обычных людей здесь, на земле, важничает и ведет себя надменно, ему говорят: "Разве ты вождь, сошедший с небес?"

Что до Туи Тонга, о да, Туи Тонга - подлинный вождь благороднейшего происхождения. И все его родственники таковы - ведь они происходят с неба. Ахо-эиту спустился оттуда править здешним миром. Он первый Туи Тонга, первый вождь и правитель, наделенный верховной властью на небе и сошедший затем оттуда вниз, чтобы управлять всем здешним миром, всеми нашими землями, ибо власть его начинается от Увеа (2 Известно, что тонганцы регулярно плавали на о-в Увеа (Уоллис), и есть основания думать, что в определенные периоды истории (например, в XVIII в.) их власть распространялась на этот остров.).

Сыном Ахо-эиту был Лоло-факангало. Он стал править после смерти Ахо-эиту. Сын Лоло-факангало, Фанга-онеоне, был третьим Туи Тонга. Сын Фанга-онеоне, которого звали Лихау, был четвертым Туи Тонга. Сын Лихау, которого звали Кофуту, был пятым Туи Тонга. Калоа, сын Кофуту, правил шестым. Его сын Маухау был седьмым Туи Тонга.

Затем последовали Туи Тонга Апу-анеа и Туи Тонга Афу- лунга. Затем - Момо (3 Считается, что Момо перенес резиденцию Туи Тонга с юго-востока на северо-восток о-ва Тонгатапу.) и Туи Татуи. Это Туи Татуи воздвиг Хаамонга-а-Мауи (4 См. здесь № 92, 94 и примеч. к ним. Правление Туи Татуи относят ко времени около 1200 г.).

Затем правил Туи Тонга по имени Тала-тама. Затем правителем был наречен Туи Тонга Великий по имени Тама-тоу. Но это был не настоящий, живой Туи Тонга, а одетый Туи Тонга чурбак из древесины тоу (5 Тама-тоу - "человек из [древесины] тоу"; тоу - тонганское название ка- зуарины.). Его выдавали за Туи Тонга и почитали, потому что так хотел Талаи-хаапепе, сам не желавший назваться Туи Тонга сразу после Тала-гама. Ведь если бы Тама-тоу не был объявлен Туи Тонга, самому Талаи-хаапепе пришлось бы долго ждать, прежде чем власть перешла бы к нему, если бы и вовсе перешла. А Талаи-хаапепе очень хотелось стать Туи Тонга Великим (6 Один из самых неясных, если вообще когда-либо имевших место, эпизодов тонганской истории. Существует версия, согласно которой у Тала-тама (Талаатама) было два сына; старший был убит младшим, носившим имя Талаи-хаапепе; таким путем младший хотел добиться власти. По другой версии, Тала-тама приходился Талаи-хаапепе старшим братом; по неясным причинам Талаи-хаапеле не захотел или не смог править сразу после него. Преследуя некий замысел, Талаи-хаапепе в течение длительного времени выдавал за Туи Тонга деревянную куклу, которую называли Великий Туи Тонга Тама-тоу. По преданиям, эту куклу захоронили в одной из гробниц на Тонгатапу, однако исследование гробниц, проведенное учеными в конце XIX - XX в., показало, что это скорее всего легенда. Утверждается, что инсценированные похороны "деревянного Туи Тонга" сопровождались известием о том, что его супруга родила наследника.).

Итак, деревянный вождь Тама-тоу был облечен верховной властью, облачен в одежды вождя, украшен по всем правилам. Ему была дана супруга. Три года якобы правил Тама-тоу, а по прошествии этого времени для него была воздвигнута гробница, и его отнесли туда. Распустили слух, что жена его понесла и, значит, должен родиться новый Туи Тонга. Но все это была ложь, низкий обман, шедший от младшего брата Тала-тама - от Талаи-хаапепе.

Так получил власть и стал следующим Туи Тонга Талаи-хаапепе. Всем было объявлено, что Мохеофо (7 Мохеофо - женщина, которая на время отсылалась к вождю в качестве наложницы или должна была принимать путешествующего вождя; в данном случае - женщина, назначенная в жены Туи Тонга.) родила от Тама-тоу нового Туи Тонга. На самом же деле власть перешла к Талаи- хаапепе, младшему брату Тала-тама.

Затем стал править Туи Тонга Тала-каифаики (8 Правление этого Туи Тонга относят ко времени около 1250 г.). Следующим Туи Тонга был Тала-фапите. После него правил Туи Тонга по имени Маака-тоэ. Затем правил Туи Тонга Пуипуи.

Следующий Туи Тонга носил имя Хавеа (9 Хавеа Первый (см. ниже в тексте).). Он умер насильственной смертью - тело его разрубили пополам. Верхнюю часть разрубленного туловища понесли воды потока, и ее прибило к чужому берегу. Ведь вождь был убит прямо в воде во время купания. Река, в которой он купался, называется Толопона. Она течет недалеко от главной дороги в местности Алакифонуа (10 Алакифонуа ("земля Алаки"),- местность на Тонгатапу, получившая свое название от названия расположенного там поселка.). И вот верхнюю половину тела вождя, вместе с головой, понесло водой и прибило к морскому берегу. Тут прилетела птица калаэ (11 Калаэ - птица с длинными ногами и красным клювом, вероятно, Porphyrio vitiensis.) и стала клевать лицо благородного вождя. С тех пор устье реки, где происходило это, носит название Хоумакалаэ: ведь там птица калаэ терзала благородную плоть погибшего Туи Тонга.

Наконец его останки нашли люди, приходившиеся родственниками его матери. Вождем тех людей был Луфе. Он сказал:

- Ужасной смертью погиб Туи Тонга, тело его разрубили пополам. - И еще Луфе добавил: - Теперь убейте меня, я должен умереть.

Убили Луфе и тоже разрубили надвое. Затем взяли низ его туловища и соединили с останками убитого Туи Тонга, чтобы тело Туи Тонга казалось целым. После этого великого вождя похоронили. Вот как погиб этот Туи Тонга.

Следующим правил Туи Тонга по имени Тата-фуэики-меи-муа (12 Этот Туи Тонга известен в преданиях своим безуспешным сватовством к самоанской красавице Хине (Сине). Его соперником, добившимся расположения девушки, оказался ее собственный брат Нгана-татафу. Хина подарила ему двух рыбок (это были скумбрии), и считается, что скумбрии появились в водах Тонга именно во время правления Тата-фуэики-меимуа.). Еще был Туи Тонга Ломиаэ-тупуа. И еще правил Туи Тонга по имени Хавеа (13 Хавеа Второй.). На этого Туи Тонга напал фиджиец по имени Тулувота, напал, смертельно ранил вождя, и Туи Тонга скончался.

Затем правил Туи Тонга, носивший имя Така-лауа (14 Правил около 1450 г. Считается, что именно при этом Туи Тонга политическая система была существенно перестроена (в сторону укрепления династической власти и аристократии) Лоау-реформатором (третий Лоау в тонганских преданиях и мифах, ср. примеч. к № 93).). Он соединился с женщиной по имени Ваэ. А она, эта женщина, родилась на свет с птичьей головой - с головой, как у голубя (15 Ср. версию сюжета о Ваэ, приведенную ниже в тексте, и версию в [11, № 152].).

Увидев это, ее родители, Лea-синга и Леа-мата, бросили новорожденную девочку на своем родном острове Ата, а сами уплыли на один из островов Хаапаи.

Наутро вождь и правитель Ата проходил со своими людьми вдоль берега и оказался в том месте, где стояла прежде лодка Леа-синга и Леа-мата. Он сказал:

- Ночью отсюда отплыла лодка.

Его люди прошлись по берегу в этом месте и заметили какой-то сверток. Развернув тапу, они с изумлением увидели новорожденную девочку, ту самую, которую отец и мать, Леа-синга и Леа- мата, бросили потому, что у нее была голубиная голова. А тело у нее было человеческое.

Тут подошел старый Ахе, вождь и правитель Ата. Он подошел, взглянул на девочку и сказал:

- Это девочка, хоть у нее и голубиная голова.

Он взял ребенка к себе, велел ухаживать за девочкой, кормить и растить ее. Так она стала его дочерью. А имя этой девочки с голубиной головой было Ваэ.

Так девочка осталась жить. Когда же она выросла, ее птичья голова, точь-в-точь как у голубя, развалилась, распалась, и на ее месте появилась голова прекрасной женщины. И тогда ее послали в наложницы к Туи Тонга - так она соединилась с Туи Тонга Така- лауа.

И вот женщина, у которой прежде была голубиная голова, родила от Туи Тонга Така-лауа сына по имени Кау-улу-фонуа-фекаи (16 Кау-улу-фонуа-фекаи - Кау-улу-фонуа Жестокий. Имя Жестокий он получил за расправу с убийцами отца (см. ниже в тексте). Считалось, что именно он завоевал Увеа, где власть тонганцев продержалась затем до конца XVIII в.). Это был их первенец. Вторым их сыном был Моунга-мотуа. Третьим родился Мелиноа-тонга. Четвертого сына назвали Лотау-аи. Пятый носил имя Лату-тоэ-ваве (17 Лату-тоэ-ваве- "действующий скоро"; в имени содержится указание на необычное развитие его носителя (сверхъестественное развитие героя - характерный мотив полинезийского фольклора).); этот мальчик заговорил, еще будучи в утробе матери. Всех этих детей Ваэ-лавеа-моту родила от Туи Тонга Така-лауа.

Их было пятеро братьев. Старшие уже подросли, когда случилось несчастье: был убит их отец - Туи Тонга Така-лауа (18 По преданию, Туи Тонга был убит во время трапезы на островке Матаахо, в лагуне о-ва Тонгатапу. Его не погребали, пока убийцы не были наказаны; следовательно, его труп был набальзамирован (искусство бальзамирования, как полагает Э. Гиффорд [31, с. 53], пришло на Тонга с Самоа).).

Велик был гнев Кау-улу-фонуа-фекаи, Моунга-мотуа и трех их младших братьев. Братья решили отправиться на поиски убийц своего отца. Известно было, что их двое. Завязалось сражение с ними на Тонгатапу, сыновья Туи Тонга вышли победителями и преследовали убийц до самого Эуа.

Юноши сели в лодку и пустились вслед за мерзавцами, убившими Туи Тонга. Уже стали известны имена этих подонков: одного звали Тама-сиа, другого - Мало-фафа. Кау-улу-фонуа-фекаи и его братья пустились за ними вслед, чтобы убить их.

Завязалось сражение на Эуа, и братья вышли победителями. А те двое подонков бежали на Хаапаи. Кау-улу-фонуа-фекаи с братьями поплыли следом. Но те убийцы уже успели подготовиться к сражению и на Хаапаи. Они вступили в бой с Кау-улу-фонуа-фекаи и его людьми, но снова потерпели поражение. Тут уж убийцы бросились на Вавау. Кау-улу-фонуа-фекаи поплыл вслед за ними. На Вавау тоже состоялось сражение, там тоже победителями вышли дети Туи Тонга, а подонки-убийцы бросились на Ниуатопутапу.

Кау-улу-фонуа-фекаи со своими воинами пустился за ними вслед. На Ниуатопутапу разгорелось новое сражение, и опять победили дети Туи Тонга. Убийцы вождя, преследуемые Кау-улу-фонуа-фекаи и его воинами, бросились на Ниуафооу. И там состоялось сражение; жители Ниуафооу оказались слабее и потерпели поражение.

Снова подлые убийцы обратились в бегство. На этот раз им удалось скрыться, и непонятно было, где же они. Дети Туи Тонга отправились в поисках убийц на Футуна. Там тоже состоялось сражение. А Кау-улу-фонуа-фекаи спросил своих братьев, когда они еще только подплывали к Футуна:

- Скажите-ка мне, откуда идет моя боевая сила и храбрость: берется ли она от меня самого, или ее дает мне благосклонный ко мне дух?

Младшие братья Кау-улу-фонуа-фекаи, воины и все, кто был в лодке, отвечали:

- Разве есть на этой земле хоть кто-нибудь, кто силен и храбр сам по себе и кому не помогает никакая сверхъестественная сила? Ведь ты оттого храбр и могуч, что тебе помогает благосклонный к тебе дух. Вот откуда идет вся твоя сила, вся твоя храбрость!

Но Кау-улу-фонуа-фекаи сказал на это:

- Нет, моя сила идет не от духа, вся моя сила от меня самого, от человека.

Младшие братья возразили:

- Как это может быть, что твоя смелость и сила не от духов?

Тут Кау-улу-фонуа-фекаи сказал:

- Вот что я сделаю перед сражением на Футуна. Я как бы поделю свое тело на части. Пусть дух, если он благосклонен ко мне, покровительствует мне и охраняет меня со спины. А грудь свою я буду защищать сам. Так вот, если я буду ранен в грудь, тогда станет ясно, что всем я обязан благосклонности духа. Если же я буду поражен в спину, значит, вся моя мощь от меня самого, а не от духа.

Прибыв на Футуна, они развязали сражение с футунанцами. Во время сражения футунанцам удалось оттеснить приплывших к морю. Но потом тонганцы сумели оттеснить футунанцев в глубь острова. Вот так шла эта бессмысленная и бесполезная битва: ведь подлых убийц на Футуна не было - они бежали на Увеа. Поэтому сражение на Футуна было лишено всякого смысла, но тонганцы полагали, что убийцы там.

Во время сражения футунанцы начали теснить Кау-улу-фонуа- фекаи и его людей к их лодке, к морю. Тонганцы бросились бежать, преследуемые врагом. Бежал к морю и Кау-улу-фонуа-фекаи. А по дороге к морю в засаде спрятался один футунанец. Когда Кау-улу-фонуа-фекаи пробегал мимо, футунанец выскочил из засады, бросился на врага и поразил его в спину. Копье прошло сквозь все тело и вышло из груди. Кау-улу-фонуа-фекаи удалось вытащить копье, он повернулся и этим же копьем ударил человека, кинувшегося на него. После этого. Кау-улу-фонуа-фекаи лишился чувств, а когда пришел в себя, сказал:

- Я же говорил, что сила моя берется не от духа. Вот, видите, я был поражен именно в то место, которое должен был охранять дух. А в грудь меня поразить не удалось никому. Я получил рану со спины, а спину надлежало охранять духу. Следи я сам за своей спиной, я не был бы сейчас ранен. Значит, моя сила и моя храбрость идут не от духа, а от меня самого и подвластны мне одному. Ну идемте же теперь садиться в лодку.

Они стали готовиться к отплытию. А на Футуна остался младший брат Кау-улу-фонуа-фекаи, тот, которого звали Лотау-аи, Его схватили футунанцы. Но они не убили его, а решили оставить в живых.

Лодка Кау-улу-фонуа-фекаи отплыла; она была уже пять дней в пути, когда Кау-улу-фонуа-фекаи сказал:

- Давайте все ж вернемся на Футуна. Я не могу превозмочь тоски по своему младшему брату, оставленному там. К тому же рана моя осталась неотомщенной. Я хочу снова сражаться.

И они повернули назад. С Футуна же заметили, что лодка возвращается, позвали младшего брата вождя и сказали ему:

- Лотау-аи, вон ваша лодка. Это плывет ваш вождь.

И захваченный в плен Лотау-аи ответил:

- Разве я не говорил вам, что вождь из-за любви ко мне вернется сюда со всеми воинами? Вам удалось схватить меня. Теперь, если вождь и его воины, вернувшиеся из сострадания ко мне, увидят, что меня уже нет в живых, что вы меня убили, вам несдобровать, погибнет Футуна. Если же они найдут меня живым, ни один из вас не пострадает.

Тут футунанцы стали спрашивать юношу:

- Скажи, Лотау-аи, как нам сохранить жизнь? Мы боимся, что вождь всех нас перебьет.

На это младший брат вождя отвечал:

- Идите опояшьтесь нгафингафи (19 Нгафингафи - парадные циновки очень тонкого плетения.), нарвите листьев каштана, сделайте из них себе ожерелья. Все это и спасет вас, потому что это тонганская одежда и тонганские украшения. Потом подите и почтительно склонитесь за моей спиной. Я же буду сидеть впереди всех. Когда появится вождь, который наводит на вас такой ужас, он сразу увидит, что я остался жив, а за это и вам будет сохранена жизнь. И еще: подготовьтесь к торжественному приему - соберите богатое угощение, приготовьте все для питья кавы. Когда произойдет примирение между вами и вождем, вы принесете каву и угощение, мы попробуем всего приготовленного вами, а потом уплывем отсюда.

Когда лодка вождя подплыла к берегу, футунанцы уже были готовы: они опоясались нгафингафи и украсились ожерельями из каштановых листьев. Воинственный вождь вышел на берег и сразу увидел, что его младший брат жив. Младший брат обратился к старшему:

- Сохрани жизнь этим людям. Посмотри, они дрожат от страха.

И вождь Кау-улу-фонуа-фекаи провозгласил:

- Вам сохраняется жизнь. Благодарите за это моего младшего брата.

Тут футунанцы принесли каву и приготовленное угощение. Они выпили кавы с вождем, и так было закреплено их примирение. А ответный дар вождя был вот каков. Он сказал:

- У меня нет с собой ничего ценного и ценимого, что я мог бы оставить вам. Я передаю вам в дар все, что будут привозить сюда лодки, приплывающие с Тонга. Не трогайте и не убивайте людей, которые приплывут к вам, но все, чем будут нагружены тонганские лодки,- все это навсегда ваше. Этим я смогу отблагодарить вас за то, что вы сохранили жизнь моему младшему брату, которого захватили в плен. Я сам был ранен во время сражения с вами. Но сейчас я наперед дарю вам все, с чем приплывет сюда любая тонганская лодка.

Затем тонганцы отплыли на Фиджи - искать подлых убийц Туи Тонга. Приплыв туда, тонганцы затеяли сражение с фиджийцами. Но на Фиджи убийц они не нашли. Тогда они уплыли с Фиджи и направились на Увеа, где тоже состоялось сражение. Увеанцы были побеждены в нем. Тут уж подлым убийцам не удалось никуда бежать. Они были схвачены вместе с другими побежденными; пленники должны были пройти по острову с позором.

Кау-улу-фонуа-фекаи не мог узнать убийц: он знал лишь их имена, а их самих никогда не видел.

В веренице побежденных, с позором прогнанных по Увеа, у всех были длинные волосы. Только двое пленников выглядели иначе, чем все остальные: они были коротко острижены. Вот так, по коротким волосам, вождь и догадался, кто они такие. Ведь у всех увеанцев волосы были длинные. И вот вождь выкрикнул:

- Тама-сиа, вот как зовут одного из вас!

Один из тех двоих ответил:

- Да, это я Тама-сиа.

Тогда вождь обратился ко второму со словами:

- А ты - Мало-фафа!

- Да, я Мало-фафа,- ответил тот.

И вождь воскликнул:

- Долго же мне пришлось искать вас! Ваше счастье, что вам удавалось так долго скрываться от нас. Только поэтому вы и живы до сих пор. Но уж теперь-то вам придется отправиться с нами на Тонга.

И вот лодка вождя с обоими негодяями на борту поплыла на Тонга. Там Кау-улу-фонуа-фекаи приказал разрезать убийц живьем на куски: эти куски должны были пойти на угощение во время тризны по Туи Тонга Така-лауа. Убийц схватили, живьем разрезали на куски и из этих кусков приготовили кушанье.

И был похоронен со всеми почестями Така-лауа, Туи Тонга, павший от руки убийц; власть же перешла к Кау-улу-фонуа-фекаи. Так сын женщины, у которой прежде была голубиная голова, стал правителем Тонга. А своему младшему брату, Моунга-мотуа, он приказал принять титул наследника Така-лауа - Туи Хаа Така- лауа (20 По преданию, именно Кау-улу-фонуа-фекаи ввел около 1470 г. титул Туи Хаа Така-лауа. Этот вождеский род был менее знатным, чем Туи Тонга. Однако уже около 1500 г. светская власть перешла к династии Туи Хаа Така-лауа ("вожди - наследники Така-лауа"), а сакральная власть сохранялась за династией Туи Тонга. Всего известны имена шестнадцати Туи Хаа Така-лауа. Около 1600 г. светская власть перешла от Туи Хаа Така-лауа к роду Туи Канокуполу (см. о нем № 100); к роду Канокуполу принадлежит и нынешний король Тонга - Тауфаахау Тупоу IV.) - и поселил его близ нижней дороги в Фонуамоту, что недалеко от Лоамауу. Итак, Моунга-мотуа стал править тем краем, назвавшись Туи Хаа Така-лауа. Вот откуда пошел этот титул. Первым Туи Хаа Така-лауа был Моунга-мотуа, младший брат Туи Тонга Кау-улу-фонуа-фекаи.

А еще от Туи Тонга Кау-улу-фонуа-фекаи пошло такое правило: два главных жреца на церемонии питья кавы, сидящие по обе стороны от Туи Тонга, должны оставаться на некотором отдалении от вождя и не смеют приближаться к нему (21 Ср. здесь № 92, 93.). Ведь Туи Тонга Така-лауа, отец Кау-улу-фонуа-фекаи, погиб именно во время питья кавы. Вот почему и теперь во время питья кавы гости должны сидеть на некотором расстоянии друг от друга в торжественном круге. А младшим родственникам вождя надлежит сидеть позади него и следить за всем происходящим, чтобы никто не мог подкрасться и убить вождя. Вот эти младшие называются Хуху-эики, Охраняющие Вождя.

Затем правил Туи Тонга по имени Вака-фуху. За ним - Туи Тонга Пуипуи-фату. И еще был Туи Тонга, носивший имя Кау-улу-фонуа (22 Двадцать седьмой Туи Тонга, Кау-улу-фонуа Второй.), и еще правили Туи Тонга Тапу-оси и Туи Тонга Улуакимата (23 Улуаки-мата Первый, он же Телеа (ниже в тексте назван этим именем). По преданию, появился на свет преждевременно. У его отца было две жены, и духи сделали так, что родила раньше та, которая понесла позже (ср. здесь № 1); ее сыном и был этот Туи Тонга. По легенде он утонул (или был утоплен) в море. Из балансира его лодки была затем сделана чаша, которую тонганцы показывали первым миссионерам.). У этого Туи Тонга была лодка, которая называлась Ломи- пеау, Попирающая Волны. На этой лодке плавали к Увеа за камнями для похоронных возвышений паэпаэ, на которых располагали гробницы вождей. Такие кладбища Туи Тонга называются ланги.

Еще один Туи Тонга носил имя Фата-фехи; отцом его был Телеа, матерью - Мата-укипа. Был также Туи Тонга по имени Тапу-оси (24 По другим генеалогиям этот Туи Тонга носил имя Кау-улу-фонуа Третий. О нем упоминает А. Тасман, видевший его в 1643 г. (по [31, с. 56]).), и был еще один Туи Тонга - по имени Улуаки-мата (25 Улуаки-мата Второй.). Сын этого Туи Тонга, его первенец, Туи-пулоту (26 Туи-пулоту Первый.), правил после него как Туи Тонга. Младший сын Улуаки-мата, носивший имя Токе-моана, был Туи Хаа Улуаки-мата, а дочь Улуаки-мата, сестра Туи-пулоту и Токе-моана, носившая имя Сина-итакала (27 Сина-итакала Вторая, сестра Туи-пулоту (см. также примеч. 34).), была королевой Тонга. И еще у Туи-пулоту и Токе-моана были младшие братья - Фатани и Фале-афу. У всех у них был один отец.

Сын Туи-пулоту носил имя Факанаанаа и тоже правил как Туи Тонга. И затем был еще один Туи Тонга, носивший имя Туи-пулоту (28 Туи-пулоту Второй.). Далее правил Туи Тонга Пау (29 Э. Гиффорд [31, с. 56] сообщает, что Пау правил около 1770 г. и умер около 1784 г.), затем - Маулу-пеко-тофа (30 Маулу-пеко-тофа умер около 1806 г. (по [31, с. 57]).).

У Пау также был сын по имени Фата-фехи-фуануну-иава (31 Этот Туи Тонга умер около 1810 г. (по [31, с. 57]).). Сыном этого Фуануну-иава был Лауфили-тонга (32 Последний в списке тридцати пяти поколений Туи Тонга, умер в 1865 г.).

На этом кончается наш перечень Туи Тонга. В нем нет самых первых Туи Тонга, тех, что вели свое происхождение от червей (33 Ср. здесь № 70 и [11, № 140, 141].), а ведь они тоже были Туи Тонга. И еще в нем нет королев - женщин Туи Тонга (34 Женщины Туи Тонга (сестры Туи Тонга) формально считались выше и знатнее мужчин. Первой Туи Тонга, чье имя сохранилось в генеалогиях, была сестра Туи Татуи - Лату-тама.); речь шла только о мужчинах.

Вот имена их всех: Ахо-эиту, Лоло-факангало, Фанга-онеоне, Лихау, Кофуту, Калоа, Маухау, Апу-анеа, Афу-лунга, Момо, Туи Татуи, Тала-тама, Туи Тонга Великий, Талаи-хаапепе, Тала-каифаики, Тала-фагште, Маака-тоэ, Пуипуи, Хавеа Первый, Тата- фуэики-меимуа, Ломиаэ-тупуа, Хавеа Второй, Така-лауа, Кау-улу-фонуа-фекаи, Вака-фуху, Пуипуи-фату, Кау-улу-фонуа, Тапу-оси Первый, Улуаки-мата Первый (Телеа), Фата-фехи, Тапу-оси Второй, Улуаки-мата Второй, Пау, Маулу-пеко-тофа, Фата-фехи-фуануну-иава, Лауфили-тонга.

У Туи Тонга Улуаки-мата, которого также называли Телеа, было три жены. Первой среди них была Тала-фаива. Всякий, кто видел ее, говорил, что равной ей нет и не было, до того она была хороша собой. Подобных ей женщин действительно просто не было на земле, она одна была такая красавица. Эта женщина была к тому Же чрезвычайно благородного и знатного происхождения: ни капли простой крови не было ни у ее отца, ни у ее матери. Поэтому и говорили, что эта женщина чрезвычайно высокого и знатного происхождения. Ей не было равных ни по благородству и знатности, ни по красоте, ни по изяществу. Таких, как она, называют факато- уато - наследница знатного рода: и отец и мать такой женщины - благороднорожденные люди. Тала-фаива принесла Телеа еще пятьдесят наложниц.

Другая супруга Туи Тонга Телеа носила имя Нана-сила-паха. И от нее Телеа получил пятьдесят наложниц.

Третьей женой Телеа была Мата-укипа, от нее Телеа получил сто наложниц. Мата-укипа по приказу Телеа могла есть только рыбьи хвосты и свиные мослы. При раздаче пищи ей всегда давали одни только хвосты и мослы. А две другие жены Телеа ели все самое лучшее: свиные головы, сочную свинину, свиные окорока, рыбьи спинки - словом, могли есть все.

Это сердило и огорчало женщину, которой полагались одни только рыбьи хвосты и свиные мослы, и она стала думать: "В чем же дело? Почему вождь установил такие правила, откуда такая несправедливость? Всякий день мне дают только рыбьи хвосты и свиные мослы, а Тала-фаива и Нана-сила-паха получают рыбьи головы и спинки, свиные головы и окорока. Почему же так?"

И наконец Мата-укипа решила: "Я отправлюсь к своему отцу Кау-улу-фонуа-хуо, и пусть он рассудит, хорошо или дурно обращается со мной Туи Тонга".

Она привязала за спиной своего ребенка и отправилась домой, в Маталику (35 Местность на севере о-ва Тонгатапу.). Там жил ее отец Кау-улу-фонуа-хуо. Он занимался тем, что возделывал землю, и у него были большие участки, где рос ямс, росли банановые деревья, росли и арум, и таро, и ямс уфилеи, и ямс хои, и множество плодов, из которых готовят ма (36 Уфилеи - разновидность ямса, по вкусу напоминающая скорее картофель или батат; хои - дикий ямс, Dioscorea bulbiferum; ма готовят обычно из бананов, и здесь подчеркивается, что на участке их росло особенно много.).

Отец заметил гостью и обратился к ней:

- Здравствуй, дочка. Кто еще пришел с тобой?

- Мы вдвоем пришли,- ответила Мата-укипа.

Тут отец, Кау-улу-фонуа-хуо, спросил:

- Неужели не нашлось никого, кто мог бы вас проводить? Надо же - прийти вдвоем! Не случилось ли с тобой чего-нибудь, дочка?

- Нет,- ответила Мата-укипа.

Тогда отец сказал ей:

- Что ж, отдохните здесь, сейчас приготовят ямс, а потом вас проводят назад в Муа.

Была приготовлена кава. Затем люди отправились запекать в земляной печи ямс и свинину. И тут дочь бросила отцу такие слова:

- Каковы цели Туи Тонга?

Отец не понял:

- О чем ты?

Женщина продолжала:

- Двум другим женам Туи Тонга подают свинину и рыбу, они едят свиные головы и свиные окорока, рыбьи головы и рыбьи спинки; я же должна есть только рыбьи хвосты и свиные мослы.

Отец усмехнулся и спросил:

- Так что же, ты страдаешь от этого?

- Да,- ответила женщина,- я страдаю от этого.

Тогда отец сказал:

- Тебе не стоит горевать из-за этого. Пусть ты получаешь при раздаче пищи одни только рыбьи хвосты и свиные мослы, но настанет день, и твои дети получат всю эту землю.

Слова отца, который наконец объяснил, почему Мата-укина всегда получает самое худшее, одни рыбьи хвосты да свиные мослы, успокоили ее. Но ко всему прочему она успела затаить в душе ревность. Она сказала отцу:

- Туи Тонга любит только тех двух жен, и от этого в моей душе родится ревность.

И все же мать с ребенком вернулась обратно. Сердце женщины было немного успокоено словами отца. Она продолжала жить, где жила, и вот умер Туи Тонга, оставив после себя двух детей, рожденных Мата-укипой: сына Фата-фехи и дочь Сину-итакала. Со смертью Туи Тонга власть перешла к Фата-фехи, а королевой, правительницей Туи Тонга стала Сина-итакала. И эти двое были детьми Мата-укипы. Так ведь и предсказывал ее отец, когда говорил, что дети ее получат всю эту землю. И действительно, стал правителем Фата-фехи, стала правительницей Сина-итака-фаи-лунги-лека.

А вот что можно рассказать о Туи Тонга Туи Татуи. В его доме был чердак, отведенный для сна. Раз оттуда спустилась сестра Туи Тонга, которую звали Лay-тама, королева Тонга. За ней вниз последовала ее прислужница. А наверх, на этот чердак, забрался Туи Татуи. И он решил прибегнуть ко лжи - обмануть свою сестру. Да-да! Он нарочно обманул сестру, чтобы она поднялась к нему наверх и там согрешила с ним.

Окликнув сестру сверху, он сказал:

- Вон плывет вереница лодок, это лодки с Хаапаи. И их видимо-невидимо.

Сестра снизу отвечала ему:

- Это все твои выдумки.

- Это не выдумки,- сказал Туи Татуи,- поднимись сюда и посмотри сама.

Сестра поднялась наверх и осталась там, а ее прислужница ждала внизу. И Туи Татуи соблазнил свою сестру. А прислужнице все было известно.

Туи Тонга жили в Хахаке, на востоке. Их край назывался Хекета. Там находится громада Хаамонга-а-Мауи, и там же на кладбище, в ланги, лежат Туи Тонга. И еще там находятся Олотеле и дорога Синаулутоа, дорога многих Туи Тонга (37 Синаулутоа - дорога, по которой проходили все торжественные шествия и на которой встречали знатных гостей.). Детьми Туи Татуи были Тала-тама и Талаи-хаапепе. Когда Туи умер, править стал его сын Тала-тама. Вместе с Талаи-хаапепе он решил: "Надо уйти отсюда, найти новое место, тем более что здесь трудно уследить за лодками: в любой момент их может унести ветром. Это место скверное, здесь на каждом шагу нас подстерегают трудности и несчастья. И камней здесь слишком много, и приливы очень сильны".

Младший брат Талаи-хаапепе спросил тогда:

- Все это так, но куда же нам идти?

А Тала-тама ответил:

- Мы отправимся в Фангалонгоноа (38 Фангалонгоноа - "спокойный берег".), там нам не придется беспокоиться о том, что наши лодки унесет ветром.

Вот почему они отправились в Фангалонгоноа, обосновались там и назвали новое место Муа. Туда перегнали они обе свои лодки. Одна из их лодок называлась Аки-хе-ухо, другая - Тонга-фуэ-сиа.

Вот почему и Лауфили-тонга жил в Муа. Все Туи Тонга, начиная с Тала-тама и Талаи-хаапепе, жили здесь. Это Тала-тама и Та-лаи-хаапепе решили покинуть старое место. Это они основали Муа, где после них стали жить все Туи Тонга. Все это благодаря Туи Тонга Тала-тама и Туи Тонга Талаи-хаапепе.

А теперь еще о Телеа, которого звали также Улуаки-мата. Ему нравилось бывать в лесах и на наветренных берегах Вавау. Всем местам, где он бывал, он давал свои названия. Часто эти названия давались в память о том, чем он занимался там.

Однажды Телеа и Тала-фаива отправились на остров Эуакафа и устроились там на вершине холма. Там был поставлен их дом, окруженный изгородью.

Рядом росло высокое дерево фоуи (39 Фоуи - разновидность пандануса.). Тала-фаива сказала Телеа:

- Это дерево дурное, оно принесет нам несчастье. Его надо срубить.

Телеа возразил:

- Нет, пусть стоит, это хорошее дерево.

Они прожили там некоторое время. И вот однажды на острове появился человек с земли Макаве, звали его Лоло-манаиа. Он подплыл к Эуакафа, увидев Талу-фаива: эта женщина еще издали привлекла его своей красотой.

Он приплыл на остров и дождался наступления темноты. Когда стемнело, он подошел к дому Телеа и толкнул калитку, чтобы проверить, открыта ли она. Итак, он толкнул калитку, но она оказалась заперта. Лоло-манаиа осмотрел все, но нигде не нашел лазейки во двор. И вдруг, обернувшись, он увидел высокое дерево, то самое дерево фоуи, которое Тала-фаива просила срубить. Лоло залез на это дерево, оттуда проник во двор, в дом и переспал с Талой-фаива, женой Туи Тонга Телеа.

Когда грех этот уже был совершен, Лоло умышленно пометил черным живот женщины, он сделал это, чтобы оскорбить Телеа, показать ему, что жена изменила ему с ним, Лоло (40 Подразумевается, что Лоло наносит на живот женщины татуировку.).

Днем Телеа пришел лечь с Талой-фаива и сразу увидел на животе у жены след. Он спросил:

- Тала-фаива, кто оставил этот черный след у тебя на животе?

Тала-фаива ответила:

- О вождь, будь милосерден, это Лоло-манаиа приходил ко мне. Ты не должен гневаться: разве не говорила я тебе еще тогда, когда ставили изгородь вокруг нашего дома, что нельзя оставлять здесь дерево фоуи, что оно скверно стоит? Ты же тогда сказал мне: пусть, пусть останется. И вот по нему вскарабкался чужой мужчина и проник ко мне. Зовут его Лоло.

Тут Телеа разгневался, поднялся и пошел звать своего человека:

- Эй, Ука! Поди-ка сюда и слушай меня. Ступай и побей, накажи Талу-фаива, потому что она согрешила с чужим мужчиной.

Ука отправился за палкой и с этой палкой пошел к Тале-фаива. Телеа даже не предполагал, что Ука возьмет и забьет Талу-фаива до смерти; он думал, что Ука накажет ее слегка и от этого пройдет его праведный гнев, гнев высокородного вождя.

О горе! Ука пошел к Тале-фаива и забил ее до смерти! Прекрасная и благородная госпожа скончалась от побоев. Ука отправился к Телеа, чтобы сообщить ему об этом. Телеа спросил его:

- Наказал ли ты Талу-фаива?

- Да,- ответил Ука, слуга Туи Тонга.

- И как она сейчас? - спросил вождь.

- Умерла,- ответил Ука.

Тут Телеа вскричал:

- Как умерла?!

А Ука сказал:

- Так, она мертва.

И еще переспросил Телеа:

- Как, неужели мертва жена моя Тала-фаива?

- Да, она действительно мертва,- сказал Ука.

И Телеа воскликнул:

- Увы, увы, горе! Как же мог я положиться на Ука! Я и не подозревал, что ты сможешь убить ее, я думал, ты лишь слегка ее накажешь, чтобы только утишить мой гнев. Я так любил ее, а ты погубил ее! Что ты за негодяй, что за безумец!

И Телеа стал плакать над умершей Талой-фаива. Так прошла вся ночь и прошел еще день, а потом Туи Тонга Телеа отдал такой приказ:

- Идите сооружать гробницу для Талы-фаива.

Его люди воздвигли гробницу. Когда все было сделано, Талу-фаива отнесли туда и похоронили. Вот почему на острове Эуакафа есть кладбище с гробницей, подобающей только очень знатным людям, и вот почему большая казуарина, что растет на этом кладбище, носит имя Талы-фаива.

Вот и все о супруге Телеа, которую звали Тала-фаива. Вот и весь рассказ о ней.

Когда Талу-фаива похоронили и все было кончено, Телеа вернулся на Тонга. Здесь он и умер. С Увеа привезли камни паэ-паэ (41 Паэнаэ - камни, которыми обкладывали насыпь, служившую основанием дома, или могильный холм. Здесь идет речь именно о камнях для кладбищ Туи Тонга; то, что эти камни привозили с Увеа, должно было свидетельствовать о могуществе и величии власти Туи Тонга.). Это были камни для погребального возвышения, на которое поставили гробницу Туи Тонга Телеа. А у этого Туи Тонга была большая лодка Ломи-пеау, Попирающая Волны. На этой лодке и перевезли все для его гробницы и для возвышения, все это было с Увеа.

Вот и весь рассказ о нем.

Примечание № 99. [48], начало XX в., о-в Тонгатапу, с тонганск.

Сходные тексты приводятся у Э. Гиффорда [30; 31].

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com