Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

82. Почему вожди Лакемба называются Туи На-иау

(№ 82. [36], 70-80-е годы XX в., о-в Лакемба, с англ.

Записано со слов Туи На-иау. Произношение имен отражает особенности диалекта о-вов Лау, ср. Тупоу вместо Тумбоу, Фати-фати вместо Вативати и др.

О титуле Туи На-иау см. примеч. 2 к № 37.)

Великим вождем был правитель Лакемба, великим вождем был он среди духов прошлого. А по матери он был смертным; он был сыном Туи-ланги, вождя небес, а мать его, тонганка, звалась щедрой и доброй. И родился он на Тонга.

Когда он подрос, он никогда не ходил с другими детьми, а всегда держался в стороне. Мать стала спрашивать его, почему он так поступает.

- Отчего, сын мой,- спросила она,- ты гуляешь весь день один? Отчего не играешь с другими детьми на РаРа? Это и в самом деле нехорошо, сынок, ведь они зовут тебя гордецом, считают надменным и ненавидят. А когда ты станешь мужчиной, никто не пойдет за тобой бороться с врагом.

Тогда мальчик взглянул ей в глаза.

- Скажи мне, матушка, скажи, кто мой отец. У всех мальчиков есть любящие отцы. Даже у маленького горбуна Туа-пико есть отец. Я сам видел, как он в самом разгаре игры в сражение с врагом, когда мальчишки уже волокли но земле тела побежденных противников, вдруг опрометью бросился к человеку, что шел с корзиной ямса со своего участка. И кричал: "Отец, отец!" И тот остановился, поставил корзину, улыбнулся Туа-пико, обнял, поцеловал его, посадил к себе на плечо и стал танцевать. А Туа-пико радостно смеялся. И другие мальчики - у них у всех есть отцы, что учат их метать копье и дротик, биться с палицей в руках, быть готовым к бою. Меня же некому учить.

Тут мальчик усмехнулся, глаза его сверкнули, и он тихо сказал сам себе: "Но я и сам научусь. Еще немного - и они увидят, чье копье быстрее взовьется в воздух и чья палица лучше всех раскроит череп врага".

А в сердце матери вошло беспокойство: она боялась скрывать от него имя отца, но и открыть его тоже боялась - ведь тогда мальчик покинул бы ее. И она заплакала, горе ее было велико.

- Да, сын,- сказала она,- у тебя тоже есть отец. И отец моего сына не таков, как все эти отцы, обычные люди. Но я боюсь, боюсь раскрыть тебе его имя, иначе ты покинешь меня, оставишь здесь одну! Не оставляй, не оставляй же меня! Я так тебя люблю. Если ты уйдешь, я умру.

И она горько заплакала, а сын только ухмыльнулся и тихо, спокойно сказал:

- Скажи мне его имя, или я убью тебя.

И тогда она сказала, и тут же он ушел, а она осталась горевать одна.

Весь день шагал он, смеясь про себя, и дорожным посохом из железного дерева сбивал головки цветов. И они падали, а он говорил: "Так я буду сбивать головы моих врагов". Ночью же он воткнул посох в землю и лег спать рядом. Он спал до утра, а утром увидел вот что: его посох вырос в великое, могучее дерево, вершина же его была в облаках. И он взобрался на дерево, а когда оказался выше облаков, увидел, что дерево уходит в небо. А в те времена небо было куда ближе к земле, чем теперь. И он взбирался и взбирался, и наконец достиг неба, и громко закричал:

- Я здесь, Туи-ланги, я здесь, отец!

Туи-ланги услышал это и гневно спросил:

- Кто это?

А в тот день на небе состоялось сражение, и ему пришлось бежать от врагов, и потому духу его было горько.

- Я - мальчик, равный по силе взрослому мужчине, я твой сын с Тонга,- ответил тот. (В те дни его называли только так, это потом он стал называться Туи-лакемба.)

- Иди сюда, я рассмотрю тебя! - прорычал Туи-ланги.

- Да ты еще мал! Отчего же ты не подождал, пока вырастешь? Возвращайся-ка к матери. Здесь нужны мужчины, а не мальчики, как ты. Мы здесь сражаемся.

И небесные воины, сидевшие вокруг Туи-ланги, рассмеялись.

Мальчик не ответил на это ни слова; усмехнувшись по обыкновению, с горящими глазами, он подошел к одному огромному жителю небес - смех его звучал громче других - и нанес ему кулаком такой удар по голове, что тот упал чуть не замертво.

Тут разом оборвался смех: все были потрясены силой и отвагой мальчика. А Туи-ланги необычайно обрадовался, и захлопал в ладоши, и закричал:

- Отлично! Прекрасно, мальчик! Великий удар! Возьми вот эту палицу и ударь его снова.

А в это время верзила уже поднялся и сидел, потирая то глаза, то голову. И мальчик взял палицу и нанес свой страшный удар этому человеку: палица наполовину вошла в проломленный череп верзилы. Потом мальчик бросил ее к ногам отца и сказал:

- А теперь я, пожалуй пойду к матери. Ведь вам здесь нужны мужчины, а не дети вроде меня.

- Ты останешься с нами!-вскричал Туи-ланги, хватая его за руку.- Ты останешься с нами. Эй, люди, подготовьте печи! Сегодня вечером мы будем пировать с моим сыном, а завтра мы разобьем наших врагов.

И мальчик сел рядом с отцом и принялся вырезать себе палицу из железного дерева.

А рано утром следующего дня к ним в поселок пришли враги и прокричали:

- Выходи, Туи-ланги, мы голодны! Выходи, мы съедим тебя!

Тут поднялся мальчик и сказал своим:

- Пусть никто не идет за мной следом. Все оставайтесь здесь.

Он взял в руки палицу, которую сам сделал себе, и кинулся в гущу врагов, и размахивал палицей направо и налево, и убивал врагов каждым ударом. Наконец все они обратились в бегство, а он сел на гору мертвых тел и позвал своих:

- Идите и унесите прочь все эти мертвые тела!

Тут вышли все, запели песню смерти и уволокли прочь тела врагов, всего их было сорок два. А лали выстукивал ндеруа (1 Ндеруа - ритм, отбиваемый на лали при вносе победителями в родной поселок мертвых тел, предназначаемых для съедения.) так громко, что во всей этой местности было слышно.

И еще четыре раза после этого - а значит, всего пять раз - истреблял мальчик врагов отца, и те пали духом, и пришли с дарами мира к Туи-ланги, и сказали так:

- Пожалей нас, оставь нам жизнь.

И так он расправился с врагами и возымел власть над всем небом. А мальчик остался с отцом и вырос в высокого, могучего юношу. И уж никто не смел смеяться над ним с того дня, как он взобрался на небо по железному дереву и убил того верзилу.

Но после того как все враги склонились перед Туи-ланги и стали служить ему, не с кем больше было драться. И сын Туи-ланги стал тосковать; ему некого было больше убивать. И вот он сказал отцу:

- Я вернусь на землю и буду искать себе там жену.

И Туи-ланги ответил:

- Верно, сын мой. Иди на землю и оттуда возьми себе жену.

Он поцеловал сына и заплакал. Но на самом деле он был рад отпустить его на землю, потому что боялся его.

А то железное дерево уже было снесено могучим потоком, и сын Туи-ланги не мог спуститься по нему на землю. И все же он спустился на Фиджи; это была местность под названием Мбенга. И никто не знает, как он спустился. А люди Мбенга говорят, что еще с ним было двое великанов со светлыми лицами. Мы не знаем, помогали они ему или нет, а знаем только, что он сначала оказался на Мбенга. А там духи того края созвали своих и стали бороться против него; он же сразил их своим могучим ударом и взял себе их землю и разделил на две части. Одну отдал своим светлокожим спутникам, другую - вождю Рева. И так он шел от острова к острову, сокрушая духов везде и всюду, заставлял их приносить ему дары мира. Так было на всех островах, и на Мбау, и на Вити-леву, вдали от берега. Так было, пока не дошел он до горы Кау-вандра, где жил Великий Змей (2 Великий Змей - Нденгеи.). С ним он не стал драться. Ибо Великий Змей вышел встретить его и сказал:

- Зачем нам драться с тобой, Небесный Воин? Вот, смотри, есть у меня дочь, девушка с прекрасными глазами. Лучше тебе, чем драться со мной, жениться на ней.

И эти слова были приятны Небесному Воину, и он женился на дочери Великого Змея. (А Небесным Воином его прозвали люди Мбенга.)

Потом он отправился на Мбау, потом во все пределы Вануа-леву и всех там победил, всех сделал своими слугами. Так он и Великий Змей стали главными духами на Фиджи. И наконец прибыл он на наветренные острова и ночью высадился на Лакемба. А утром его увидела на берегу старуха, шедшая за соленой водой.

- Привет тебе, незнакомец,- сказала она.- Откуда ты?

- Отведи меня в селение,-сказал он,- в дом вождя.

И она повела его по тропинке и привела туда.

А тогда главным поселком Лакемба - таким, как теперь Тупоу,- был Фатифати. И в каждом поселке был свой дух; он жил с людьми. Все эти духи и правили краем. Но они враждовали друг с другом и оттого всегда воевали, а вслед за ними воевали и люди.

В Тупоу правил тогда дух Рату-маи-на-коро (3 Рату-маи-на-коро - другое имя Рату-маи-мбулу, ср. № 62.). Когда он узнал о прибытии Небесного Воина, он сказал:

- Пусть придет ко мне.

И они сели вместе в доме вождя, и Небесный Воин рассказал ему о своих битвах и о том, как он покорил всех на Фиджи, кроме Великого Змея, а на его дочери женился. И вот тот дух ответил:

- Хорошо, что ты пришел, и рассказ твой хорош. А теперь давай есть. Мне стыдно, но мне нечего поставить перед тобой. Все унесли в Фатифати. Только бананы поспели. Вон они. Давай сорвем их и съедим.

- Не беспокойся,- сказал Небесный Воин. - Я сорву бананы для нас обоих.

Но когда жители того поселка увидели, что он полез за бананами, они закричали:

- Эй ты, что ты делаешь?! Эти бананы- табу, еще не были посланы первые плоды нашим господам в Фатифати!

Тут Небесный Воин усмехнулся и глаза его блеснули.

- Я не знаю никаких господ из Фатифати,- сказал он,- а знаю только, что я очень хочу есть.

И он срезал те бананы, а люди закричали, бросились на него. Он же сразил их ударом своего ужасного кулака, двоих убил и многих ранил. А живые убежали от него, оставив мертвых лежать. Он же взял бананы и тела тех двоих, убитых им, и бросил их к ногам Рату-маи-на-коро со словами:

- Вот и еда. Давай же есть.

И то же сделал он на другой день в На-санга-лау и снова принес в Тупоу к Рату-маи-на-коро бананы и тела убитых им людей. Потом он отправился в Вакано, а там его ждали с мирными дарами, и так сделали во всех селениях, кроме Фатифати. И этот поселок он разрушил ужасно. Тогда все вожди пришли в Тупоу и принесли дары и молили о прощении. Оттого Тупоу и стал главным поселком на Лакемба, и теперь тоже так.

И сказал так Рату-маи-на-коро:

- Если я буду править, о Небесный Воин, это будет неверно. Ты один сумел покорить этот край, тебе и править им.

И Небесный Воин остался в Тупоу и правил всем. Он послал за своей женой, Госпожой С Прекрасными Глазами. Она же родила ему сына, Тали-аи-тупоу.

Так Небесный Воин стал Господином Лакемба. Сначала он был мальчиком, равным по силе мужчине, потом Небесным Воином и, наконец, Господином Лакемба.

Много лет правил он. Когда же его сын вырос, он отдал ему власть, а сам отправился на Тонга и там всех покорил. И наконец вернулся на небо к своему отцу Туи-ланги. И с тех пор жил там, а ему все поклонялись.

А отцы наши говорили, что, если кто-нибудь на земле назовется именем Господин Лакемба, он, Небесный Воин, спустится с небес и раскроит тому череп своим ужасным кулаком.

Вот отчего наш титул Туи На-иау.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com