Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

4. Земля Дружбы

I

Над равнинами Юга дули прохладные ветры. Галопом мчались стада антилоп, приминая желтую траву. Двадцать молодых охотников шли против ветра, друг за другом, с луками и стрелами в руках. Впереди всех, время от времени испуская призывный клич, шел Илунга, лучший охотник Лубы. Он шел вместе со своими старыми товарищами и братьями по муканде по этим широким просторам неведомой равнины, вслед за антилопами. Охотники видели лишь острия рогов, потому что тела животных скрывала высокая трава. Беспорядочное их бегство возбуждало охотников. Сейчас погоня за животными была простым развлечением. Охотники знали, что не могут догнать быстро несущиеся стада. Они не привыкли охотиться в открытом поле. Они хохотали и громким смехом еще больше пугали антилоп. Люди бежали все быстрее, опьяненные быстротой движения, и ветер наполнял их глаза слезами. Но когда рога антилоп исчезли из виду, когда перестала колыхаться высокая трава, люди остановились и, с трудом переводя дыхание, положили на землю оружие, а затем улеглись рядом с ним. Так они отдыхали, потные, усталые, распростершись на траве, отдыхали до тех пор, пока солнце не поднялось над их головами. Тогда Илунга вскочил на ноги, бросил призывный клич, и охотники снова пустились в путь.

Давно они не слыхали барабанов родной страны. Но, даже находясь в дальних краях, они всегда думали о ней. Каждый вечер, при заходе солнца, охотники мысленно возвращались к себе домой. Они сидели на земле, скрестив ноги и закрыв глаза, некоторое время молчали, а потом начинали наигрывать на кисанже, каждый по-своему, кто как мог. Они перебирали пластинки музыкального инструмента и разговаривали так со своими далекими родными и друзьями - рассказывали им о недавних похождениях и обо всем, что видели вокруг, спрашивали их о здоровье, сообщали о своих намерениях. Они говорили и говорили, а легкий ветер сумерек, чтобы утешить охотников, уносил их слова привета в далекое родное селение. Беседуя со своими родными, они чувствовали себя рядом с теми, кого любили.

Все африканцы - на равнинах и в степях - знают эти задушевные беседы. Они доверяют свои чувства тонким пластинкам кисанже, потому что этот инструмент - голос и душа народа.

Проснувшись рано утром, охотники Илунги затушили костры, около которых спали, и каждый направился по своему пути в поисках дичи. А когда солнце опустилось к горизонту, они вернулись, громкими криками давая знать товарищам куда идти. Они снова разожгли костры, потом жарили мясо и ели, разрывая пальцами и посыпая солью дымящиеся куски. Потом все курили одну трубку и опять шагали по безбрежной равнине, идя по следу солнца до тех пор, пока оно не погружалось в сумрак ночи.

Илунга не разрешал своим людям охотиться огнем, потому что земли, на которых они охотились, ему не принадлежали. Он не знал, кто хозяин этой равнины, но понимал, что кому-нибудь она принадлежит. Ведь не бывает же земля без хозяина. Он был убежден в этом и потому не разрешал охотникам поджигать траву.

Горячие ветры прогнали антилоп с холмов Лубы, и они примчались сюда, на равнины Юга, где их встретили охотники Илунги. Но прежде чем охотиться на антилоп, они должны были увидать здешних хозяев. Тридцать раз опускалось солнце за горизонт, но охотникам за это время не встретился ни один человек.

Охотники Илунги не любили охотиться тайком, бегать вслед за антилопами, пробираться в густой траве, как какие-то воры, которые крадут коз... Гораздо приятнее встречаться с животными лицом к лицу, когда они бегут навстречу своей гибели. Они чувствовали себя несчастными, охотясь вот так, без всякого азарта, только для того, чтобы насытиться.

Охотникам Лубы нравилось охотиться огнем, их сердца наполнялись радостью, когда они смотрели на пылающую равнину, когда повсюду слышались рычание больших животных, писк обезумевших крыс, шипение змей и их собственные крики среди языков пламени, извивающихся по ветру. Вот это охота! Это прекрасное и великое занятие мужчин, живущих на равнине. Остальное - просто убийство ради насыщения.

Луба были охотниками равнины, а Илунга прославился как лучший из них. Но сейчас и он, и его храбрые люди были вынуждены охотиться, как какие-то жалкие обитатели лесных селений, которые прячутся около водопоев, под деревом, чтобы в случае опасности влезть на него.

Каждое утро охотники, как только просыпались, начинали осматривать горизонт в поисках признака какого-либо селения, которое обычно можно заметить по дыму, поднимающемуся из очагов. А по ночам Илунга и его люди чутко прислушивались, не донесутся ли откуда-нибудь далекие голоса барабанов.

Однажды охотники попросили Илунгу разрешить им вернуться домой. Не потому, что они устали, а потому, что они здесь никого не могут убить, раз он запрещает им охотиться огнем. Но Илунга в ответ пожал плечами и спросил их: неужели они чувствуют себя такими старыми, что не могут дальше идти с ним вместе? И он напомнил им, что женщины в родном селении уже давно не едят мяса.

- Наши жены и дети едят гусениц, которых ловят на деревьях, - проговорил Илунга.

И никто больше не заговаривал о возвращении в Лубу.

Однажды вечером охотники увидали вдали на равнине какое-то темное пятно. Все побежали к нему. Это была огромная старая мулемба с развесистыми ветвями, множество раз обгоравшая. В эту ночь охотники спали вокруг дерева. Илунга лег последним и уже погрузился в сон, когда до его слуха донесся далекий голос барабана.

- Батуке! - крикнул Илунга, вскакивая на ноги.

Охотники тоже вскочили и прислушались.

Они шли весь день в том направлении, откуда к ним донесся звук барабана. У них кончилась соль, и они не хотели есть мясо без приправы.

- Наши сыновья уже забыли нас! - пожаловался один из охотников.

Илунга сердито оборвал его:

- Твоя жена уже нашла им другого...

И вдруг теплый ночной ветер снова донес до них близкие голоса барабанов.

- Эй, люди! - крикнул Илунга.- Мы уже близко!

Но только в конце дня они увидали поднимающиеся над равниной дымки очагов.

Селение это или лагерь охотников, люди Илунги не знали... Но что бы это ни было - здесь они могут наконец встретиться с людьми. Потому что там, где горит огонь,- живут люди. Уже совсем близко были видны струйки дыма, поднимающиеся прямо вверх, потому что ветер утих.

Охотники прошли через заросли высокой травы, направляясь к деревьям, видневшимся вдали, и вдруг услыхали журчание воды. В нетерпении все бросились бежать и остановились на берегу, увидав молодых и веселых женщин, плескавшихся в воде у противоположного берега. Заметив охотников, они испуганно закричали и побежали прятаться в камыши. Укрывшись в зарослях, они глядели испуганными глазами на этих неизвестных мужчин, высоких и сильных, с длинными, до плеч, волосами, скрученными в шнурки, с большими кольцами цвета солнца в ушах, со стрелами и луками в руках, которых здесь никто никогда не видал.

Но любопытство пересилило страх, который испытывали женщины. Поэтому они не убежали, а, сидя в камышах, молча наблюдали за пришельцами.

- Красивые женщины ушли,- с сожалением сказал Илунга.

Но когда охотники луба приготовились переплывать реку, самая храбрая из женщин высунулась из камышей и крикнула им, чтобы они и не думали ступать на этот берег. Эта земля принадлежит Луежи-иа-Канти, и каждый чужестранец, который переплывет реку, будет убит стражей селения.

Охотники испугались этого предупреждения, а Илунга решил заговорить с женщиной. Но женщина первая спросила его, кто он и чего хочет.

Илунга подошел к самому берегу реки. Охотники стояли поодаль.

- Я Илунга, охотник из Матамбы. Я пришел сюда со своими храбрыми друзьями, - сказал Илунга, обращаясь к женщине, невидимой в камышах. - У нас есть мясо, чтобы обменять его на соль.

И тотчас несколько голов появились над камышами. Послышались голоса и смех.

- У нас нет соли, - повторил Илунга.

- Подожди!

Охотники окружили Илунгу. Их ноги уже ступили в воды реки.

- Стойте на месте. Мы пойдем к Владычице Земли и спросим ее.

И женщины убежали, громко смеясь.

Охотники ждали долго, и уже начало темнеть, когда чей-то голос окликнул их с того берега.

Илунга повторил, кто они и чего хотят. Он говорил, не видя в темноте, к кому обращается. Но с далекого берега прозвучал ответ:

- Подожди!

Охотники услышали плеск воды.

Лодка подплыла к берегу, зашуршали камыши, и на землю легко спрыгнул человек. Он почтительно приветствовал Илунгу и поставил перед ним три большие корзины, наполненные едой, сказав, что это все посылает пришельцам в дар Владычица Земли бунго. Она желает увидеть их завтра. Пусть подождут, пока он снова за ними не приплывет.

- Благодарю твою госпожу, но сначала поешь ты, - сказал Илунга, указывая на корзины с едой.

Бунго взял понемногу из каждой корзины и быстро съел все, показывая охотникам, что еда не отравлена.

- Поблагодари свою госпожу, - повторил Илунга, - мы принимаем ее дары. - И все охотники в знак согласия склонили головы.

Бунго передал им еще связку листьев табака, поклонился и уплыл на лодке, скрывшись в темноте.

Тогда Илунга срезал несколько веток, воткнул в землю и повесил па них лук, колчан со стрелами, топорик-шимбуйю и охотничьи ножи. Потом он улегся рядом с костром, ногами к реке, и заснул, убаюканный тихими голосами спутников. На далеком чужом берегу охотники рассказывали друг другу древние истории родной Лубы.

II

Владычица Земли сидела на большом камне во дворике возле хижины, слушая рассказы рабынь о неизвестных охотниках, появившихся на берегу реки, и об их вожде.

- Он такой красивый! - сказала одна.

- А какие у него длинные волосы! - воскликнула вторая.

- И большие кольца в ушах! - добавила маленькая девочка, в восторге прижимая руки к груди.

И все остальные заговорили, перебивая друг друга:

- У них в руках какое-то оружие, которого мы никогда не видали!

- А у него оружие красивее, чем у всех!

- У него глаза сверкают, как солнце!

- У него зубы такие же белые, как у тебя, Луежи.

- Он выше всех бунго!

- Знаешь, Луежи, он повелевает всеми!

И Луежи заинтересовал этот неведомый чужестранец, который так понравился ее рабыням. Всю ночь она думала о нем. А на рассвете, только поднявшись с циновки, Владычица Земли разбудила рабынь и заставила их перенести большой камень, на котором прежде сидел ее отец, к своей хижине. На этом камне старый Иала-Маку обычно восседал, когда беседовал со старейшинами и принимал чужеземных вождей. А теперь на этот камень села, скрестив ноги, Луежи. Вокруг нее на корточках расположились рабыни, ожидая прихода чужеземцев. Но они почему-то долго не шли, хотя Владычица Земли уже послала за ними человека. Нетерпение Луежи было так велико, что она ежеминутно приказывала то одной, то другой девушке посмотреть за ближайший поворот дороги, не появились ли там неведомые пришельцы. Наконец она услышала взволнованный и радостный крик рабыни:

- Они идут!

И вот на дороге появился Илунга в сопровождении бунго, которого Луежи послала за ним, а позади них остальные охотники луба с луками и стрелами за спиной. Взгляд Луежи сразу приковали к себе эти неведомые ей вещи. Она никогда раньше не видала такого блестящего оружия, сделанного из чего-то непонятного для бунго. Но вот ее глаза встретились с глазами Илунги. И теперь она сидела неподвижно, выпрямившись, чуть откинув голову назад, и уже не могла оторвать взгляда от высокого стройного охотника и от топорика, зажатого в правой руке гостя. Рукоятка этого неизвестного оружия, обвитая блестящими желтыми кольцами, так и сверкала на солнце при каждом движении пришельца.

Илунга остановился перед Владычицей Земли, поклонился и положил к ее ногам оружие, показывая этим, что пришел с миром и не замышляет ничего враждебного. В руках у него остался только блестящий топорик. Когда Луежи ответила на приветствие Илунги, все охотники выстроились позади него, нагнулись и, взяв по щепотке земли, растерли ее на груди. Так луба обычно приветствовали вождей своей страны.

Тогда Луежи знаком приказала Илунге сесть рядом с ней, на камень, который служил троном уже многим вождям бунго. Но прежде чем сесть, в благодарность за честь, оказанную ему, Илунга передал ей топорик-шимбуйю. Удивленно прикоснулась Луежи пальцем к неведомому ей предмету и передала его девушке, стоявшей возле нее. Только тогда, когда топорик побывал у всех в руках, Луежи вернула его Илунге, а сама показала ему браслет-лукано, унаследованный от отца. Она объяснила ему, что этот браслет для бунго является тем же самым, чем шимбуйя для луба - символом власти вождей.

После того как охотники разошлись по хижинам, которые Луежи им отвела, Илунга рассказал ей историю своей страны, о смерти великого вождя и отца и о судьбе, которую избрали его старшие братья. Он возвеличивал в своем рассказе соплеменников, бесстрашных охотников равнин и прославлял вождей, которые так долго повелевали землями Севера. А Луежи рассказала о несчастьях бунго, о смерти отца и о безумствах братьев. На глазах ее засверкали слезы, когда она упомянула о жестокости Кингури. Но чтобы не наскучить Илунге печальным повествованием о своей жизни, она стала восхищаться оружием, которое принес молодой вождь луба.

- На наших землях много дичи и можно охотиться сколько угодно, - сказала Луежи, - но бунго умеют охотиться только с пращей и ловушками.

Илунга снисходительно улыбнулся, как если бы слушал рассказ ребенка. Он подумал о том, что камнем можно убить разве только зайца или крысу.

- А ты научишь моих людей охотиться так, как охотятся твои люди? - спросила Луежи, указывая на лук и стрелы.

Илунга с радостью согласился и пообещал, что во время первой же охоты они убьют столько дичи, что в селении не хватит места для того, чтобы сушить мясо.

III

И вот Илунга и его люди пустили по равнине волны огня, которые охотники встретят потом, как всегда, на берегу реки. Затем они стояли, повернувшись к воде спинами и радостно кричали, направляя стрелы и копья прямо в мчащихся навстречу смерти антилоп, ослепленных дымом, перепуганных огнем.

Бунго, впервые держа в руках железное оружие, стояли сначала рядом с охотниками луба. Но когда они услышали топот бегущих антилоп, когда увидели обезумевших животных, несущихся прямо на них, неумелые охотники побросали луки и стрелы и бросились бежать. Только погрузившись в прохладные волны реки, они пришли в себя и издали наблюдали, как луба заканчивали охоту.

Много времени и усилий затратили Илунга и его друзья, чтобы научить бунго пользоваться железным оружием. И самым трудным было заставить прежних стрелков из пращи не спасаться бегством от животных, не поворачиваться к ним спиной, а встречать их меткими ударами копий.

Но охотники луба вместе с бунго прошли бесконечные просторы и выжгли их из края в край, прежде чем, вернувшись в Каланьи, бунго смогли наконец сказать Владычице Земли, что теперь умеют владеть луками и стрелами.

Все селения получили много мяса, всюду горели костры, и люди тапцевали батуке в честь удачной охоты.

Бунго очень понравилось то батуке, которое танцевали охотники луба. Но только спустя много времени они научились танцевать так же. Потому что танцевать батуке охоты могут лишь истинные охотники. Ведь в этом батуке и песня, и музыка, и танцы - все подражает охоте огнем. В грохоте барабанов слышится движение волн огня, которые одна за другой с гулом накатываются па равнину, топот антилоп и рычание хищников. Танцы передают поведение охотников во время охоты - как бегут навстречу животным, как стреляют из луков, натягивают тетиву и целятся копьями.

А песни навсегда сохраняют в народе память о самых отважных, самых быстрых и умелых охотниках, о великих охотах, о тех бесстрашных поединках с хищниками, которые, бывало, завершались гибелью людей, и барабаны оплакивали их так же, как если бы эти охотники были любимыми вождями народа.

Да, много времени прошло, пока бунго не научились этому искусству. Только тогда, когда они совсем отказались от пращи и камня и вооружились железными копьями, стрелами и луками, которые принесли им луба. Так бунго сменили камень на железо. Они стали почитать новых богов охоты и исполнять древние обряды охотников. Но бунго не забывали и своих старых богов, и историю родной страны.

Когда были выжжены все равнины страны бунго, охотники луба отправились в родные края. Только Илунга остался. Ласковый взгляд Луежи преградил ему путь на родину.

Когда ветры развеяли следы охотников луба, ушедших на родину, Илунга передал Луежи священный топорик-шимбуйю, чтобы она отправила его Касонго. Илунга решил не возвращаться в Лубу. Он не хотел быть вождем древней и истощенной земли, в которой спали мертвым сном ее великие вожди. И теперь этот топорик, который некогда держал в руках его отец и другие вожди Лубы, ему уже не принадлежал. Пусть старший брат Илунги, Касонго, который когда-то отдал ему топорик, передаст его Маи, единственному сыну из всех сыновей Мутомбо Мукуло, оставшемуся жить на родной земле.

Но Луежи, еще не уверенная в том, что Илунга не передумает, что сердце его не изменит ей, откладывала со дня на день отправление гонцов.

И вот однажды утром Илунга встал раньше всех и посадил в землю около камня, на котором сидела Луежи в первый день встречи с ним, маленький черенок мужанганы.

Когда Владычица Земли увидала посаженный в землю росток, сердце ее забилось и глаза счастливо засверкали.

- Это сделал Илунга, - сказала одна из служанок.

И все девушки радостно захлопали в ладоши и засмеялись. Они знали, что мужчина сажает росток этого дерева в том месте, где он впервые встретил свою избранницу.

Чтобы показать Илунге, что она довольна его поступком, Луежи велела выполоть траву на земле вокруг камня и сама полила росток мужанганы. С этого дня земля вокруг него всегда была влажной и чистой.

А Луежи и Илунга часто приходили сюда, чтобы поговорить и выпить пальмового вина. Лунными светлыми ночами Илунга играл на кисанже и напевал древние песни своей покинутой страны. И как только росток мужанганы принялся, пустил первые листики, Илунга посадил перед камнем два деревца, склонившихся одно к другому, в знак своей любви к Луежи.

Втайне от Илунги Владычица Земли советовалась с колдунами, и те поведали девушке, что старый вождь Иала-Маку послал ей этого охотника луба. Пусть он станет отцом ее детей, потому что на родной земле она не встретила мужчины, которого могла бы полюбить. И вот тогда Луежи созвала вождей и старейшин, чтобы сообщить им о своем решении и воле богов.

Однако многие вожди не согласились с Владычицей Земли, выражали свое недовольство. Они говорили, что Илунга - чужеземец, который покинул свою голодную страну и решил остаться здесь не из-за любви к Луежи, а потому, что в Каланьи легко и сытно живется.

- Он хочет есть наше мясо, - сказали вожди.

Но Владычица Земли была непреклонна в своем решении:

- Сыновья, которые у меня родятся, будут нашей крови,- сказала она, обращаясь к старейшинам. - Мой отец послал Илунгу. Он не какой-нибудь раб. Славные вожди Касонго и Каньиука - его родные братья!

Старейшины и вожди переглянулись.

- Его земля бесплодна,- дерзко сказал вождь, к которому часто приходил Кингури. - Ты и так его слишком долго кормишь. Выгони чужеземца.

- Скажи Кингури, что я не нуждаюсь в его советах! - сердито оборвала Луежи. Она знала, что этот вождь дружен с Кингури, и, даже не удостоив его взглядом, продолжала: - Разве вы забыли, что это Илунга принес нам железное оружие? Разве вы забыли, что это он научил наших людей охотиться?

И тогда все справедливые вожди и старейшины сказали:

- Да, Илунга твой. Великий вождь Иала-Маку прислал его. Илунга даст тебе сына, доброго, хорошего и отважного, который будет достоин стать вождем бунго.

Так решили вожди и старейшины.

И в тот же самый день Луежи послала гонцов к Касонго с известием, что она собирается выйти замуж за Илунгу. Опи понесли с собой богатые дары.

С нетерпением Владычица Земли ждала возвращения гонцов из далекой горной страны Касонго. Каждое утро ходила она теперь поклоняться богам и, прежде чем уйти из святилища, возлагала к ногам Сапо-иа-Лупето, бога путешественников, маленькую веточку. И когда ее люди вернулись из страны Касонго, перед изображениями богов лежала уже тридцать одна веточка. Луежи собрала их и спрятала в маленький калебас, который охранял один из богов любви - Камау. Здесь, в этом святилище, где мать когда-то внушала ей любовь и уважение к богам, маленький калебас стал для Луежи талисманом, на который она смотрела с особой нежностью.

Посланцы бунго вернулись. Они восхищались всем, что увидели в стране Касонго. Вождь принял гонцов радушно, устроил в их честь праздничное батуке и роздал людям много мяса и вина. И теперь они рассказывали о людях Касонго, как о богах. Их охота на слонов потрясла бунго, раньше они не могли себе даже представить, что это возможно. Им казалось невероятным, что можно при помощи стрел и копий свалить и убить такое огромное животное.

Люди Каланьи не поверили рассказам гонцов и посмеялись над ними. Но когда на следующий день прибыли посланцы Касонго и принесли Луежи в дар огромные слоновьи клыки, бунго убедились в том, что их соплеменники не солгали.

А Касонго прислал Илунге обратно его шимбуйю. Пусть он хранит ее у себя до тех пор, пока Луежи не родит ему сына. Тогда этот ребенок будет признан Свана Мулопо и станет обладателем драгоценного топорика вождей луба. Ночью загрохотали все барабаны Владычицы Земли. Зажглись сотни костров. И парод танцевал, озаренный языками пламени, прославляя в песнях праздник любви Луежи и Илунги. И когда день забрезжил над просторами бесконечной равнины, Луежи-иа-Канти, Владычица Земли, проснулась женщиной.

IV

Кингури не явился на праздник. Иала пришел только через несколько дней, чтобы сообщить сестре о том, что старший брат с негодованием отвергает чужеземца, с которым она соединилась. Кингури против того, чтобы сестра нарушила чистоту крови бунго.

И некоторые вожди поддерживали Кингури. Они тоже не хотели, чтобы чужеземец господствовал над их землями и жизнями, и не пришли на праздник. Луежи тайно велела казнить нескольких вождей. А Кипгури она передала, что пока он вместе со своими разбойниками может оставаться на тех землях, которые она ему отвела, но пусть не помышляет о войне. Отважные воины Касонго, которых ей прислал брат Илунги, и тысячи верных бунго немедленно окружат его селение, если он задумает воевать. И никто из его людей не останется в живых. Пусть Кингури живет мирно, чтобы не пришлось ей отдавать приказ отрубить ему голову и надеть ее на кол перед хижиной Илунги.

Кингури знал, что сестра, поощряемая послушными ей вождями, способна выполнить эту угрозу. И так как у него не было достаточного количества воинов, чтобы воевать с ненавистной сестрой, он стал придумывать другие способы, как с пей разделаться. Он тайно встретился с одной из служанок Луежи и пообещал ей, что она станет его первой женой, если украдет у Владычицы Земли браслет-лукано. Девушка перепугалась, сказала Кингури, что подумает, а после все рассказала Луежи.

Тогда Владычица Земли, не говоря ни слова Илунге, созвала вождей и пожаловалась на Кингури. Она была беременна, это знали все люди. И она сказала вождям, что настало время передать браслет-лукано Илунге, чтобы он сберег его для будущего вождя бунго, которого она скоро произведет на свет.

И тогда был назначен торжественный день передачи лукано.

По всей стране Каланьи три дня и три ночи гремели барабаны, призывая всех бунго из далеких селений, охотников с широких равнин и рыбаков, плавающих на челнах по рекам. Все послушно направились на зов Владычицы Земли, голосами барабанов сообщая о своем приближении.

Пришли бунго из самых дальних селений, еще никогда не бывавшие в Каланьи, пришли бунго с далеких плоскогорий Юга, где они добывали каменную соль, пришли охотники, жившие в густых лесах.

Пока люди танцевали и пели песни, Илунгу по древнему обычаю бунго подвергали самым тяжким испытаниям, самым болезненным пыткам. Он должен был показать народу, что не боится никаких трудностей, способен перенести все несчастья, потому что только истинный вождь способен принести любую жертву для блага народа.

Три дня проходило торжество, три дня люди танцевали и пили вино, три дня истерзанный Илунга демонстрировал свою стойкость и мужество. И наконец Владычица Земли взяла его за руку и возвела на камень, на котором она когда-то впервые заговорила с ним. Кровь и пот еще стекали по телу и по лицу Илунги, но он улыбался, потому что все испытания остались позади. Счастливый и гордый избранник Владычицы Земли сел рядом с ней. И тогда самый старший из всех старейшин, великий тубунго, окруженный вождями и другими старейшинами, принял из рук Владычицы Земли лукано, некогда принадлежавшее Иала-Маку, и торжественно надел его на руку Илунге. Вот так Илунга был признан вождем бунго.

Тысячи радостных криков раздались над страной Каланьи. Народ приветствовал нового вождя.

И в это мгновение в ярком свете костров неожиданно появился Кингури. Он увидал, как браслет-лукано - символ власти бунго - перешел на руку чужеземца, понял, что навсегда потерял власть, и выкрикнул страшное проклятие. Но оно потонуло в радостных криках людей. И как безумный бросился Кингури вон из Каланьи.

А в это время мудрый тубунго, самый старший из старейшин, возвеличивал Илунгу и наделял его всеми правами над жизнью и смертью людей. Старик взял в руки шимбуйю и, размахивая ею, подражая движению воинов, сражающихся с врагами, рубил направо и налево непокорные головы воображаемых врагов, бросал их под ноги новому вождю. А народ в это время в безумной радости плясал и пел.

Потом старый тубунго, сгорбившийся под грузом неисчислимых лет, призвал Илунгу увеличивать и расширять страну славными завоеваниями, чтобы сын его стал могучим и богатым и мог разделить с народом добычу, завоеванную в сражениях. Пусть будет Илунга всегда справедлив и храбр, чтобы его сын мог следовать примеру отца, а народ - любить и почитать вождя.

После того как старейшина объявил, что это торжество скрепляет дружбу между всеми бунго, что теперь все вожди беспрекословно подчиняются Илунге, вожди и старейшины стали танцевать вместе с народом вокруг жарких костров.

И перед молоденькими деревьями, которые совсем недавно посадил Илунга, перед принявшимся ростком мужанганы бунго заключили союз вечной дружбы. С этого дня их страна стала называться Лунда, что значит "Дружба".

С тех пор на этом священном месте все вожди Лунды получали лукано из рук старейшего вождя. Здесь, в тени деревьев, посаженных Илунгой, они давали новые законы племени и отсюда отправлялись завоевывать новые земли в сражениях, которые и сделали Лунду одним из самых великих государств Черной Африки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com