Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

161. Хуан-дурак

Жила в одном селении вдова, и у нее был сын, которого звали Хуан. К тому времени как Хуану исполнилось двадцать лет, все его уже хорошо знали. Он был небольшого роста, у него были черные глаза, ни блестящие, ни тусклые, которые глядели неподвижно, узкие губы, двойной подбородок и широкий, словно расплющенный, нос. Лоб у него тоже был широкий, волосы черные и прямые, а туловище было похоже на большую тыкву. И у него всегда был усталый вид. Однако, несмотря на это, Хуана приглашали на все вечеринки, потому что появление его вызывало у людей смех и веселье.

Мать Хуана только и думала о том, как добиться, чтобы Хуан стал уважаемым и зажиточным человеком.

- Слушайся меня во всем, я старая и знаю, что для тебя лучше. Тебе нужно найти добродетельную жену - скромную, не болтушку, - непрестанно твердила она сыну.

Хуан был послушным сыном и решил, что обязательно найдет себе такую жену. И вот однажды он вышел из дому, а вскоре, вернувшись, сказал матери:

- Я нашел себе в жены девушку, которая тебе понравится. Она не говорит и не двигается, и глаза ее всегда закрыты. Я наблюдал за нею целый день, и за все это время она ни разу не шевельнулась, хотя в доме было много людей и стоял шум.

- Расскажи мне о ней подробнее, - сказала Хуану мать.

- У нее очень холодные руки, и она, видно, глухая: она не отвечала мне, когда я о чем-нибудь ее спрашивал. Но это даже лучше, и я уверен - она тебе понравится. Есть, правда, одно, про что ты мне не говорила, - от нее очень плохо пахнет.

- Ах, Хуан, - воскликнула мать, - ты неправильно понял мои советы! Девушка, которую ты нашел, мертвая. Запомни: все, от кого очень плохо пахнет, мертвые.

- Спасибо, мама, - сказал Хуан, - я буду это помнить.

Прошло несколько дней. Хуан и его мать обедали в своей хижине, и вдруг Хуан почувствовал какое-то зловоние. Он поглядел вокруг, но не увидел никого, кроме матери, и решил, что она мертвая. Немного позже, когда мать прилегла отдохнуть, последние сомнения Хуана рассеялись, и он подумал: "Наверняка мать умерла". Он вышел во двор и выкопал могилу, а потом похоронил в ней мать и девять дней оплакивал. Теперь у Хуна не осталось никого на свете.

Завтракая однажды утром, Хуан опять почувствовал зловоние. Оглядевшись вокруг и никого не увидев, Хуан решил, что теперь умер он сам. Хоронить Хуана было некому, и он пошел к реке, связал вместе пять или шесть банановых стеблей и сделал из них плот, а потом лег на него и поплыл по течению.

Плот плыл между берегов, поросших лесом, и вдруг Хуан услышал, как с берега кто-то его окликает свирепым голосом. Это кричал главарь шайки разбойников, живших в этих лесах. Хуап не шелохнулся. Тогда разбойник закричал снова, осыпая Хуана страшными ругательствами. Хуан открыл глаза, печально посмотрел на разбойников и крикнул им:

- Я мертвый!

Разбойники захохотали, а потом перестали смеяться и закричали ему:

- Пристань к берегу, а то будем стрелять!

Хуан не хотел, чтобы в него стреляли, и пристал к берегу, по-прежнему думая, что он мертв, хотя и может ходить. Разбой - пики повели Хуана в лес. Жилище их скрывалось среди непроходимых зарослей. Когда они пришли туда, главарь шайки сказал Хуану:

- Будешь вести у нас хозяйство. Сейчас же принимайся варить рис, но смотри, делай все тихо, чтобы солдаты не услышали и не нашли нас.

Разбойники отправились на добычу, а Хуан остался в доме один. Он закрыл все окна, чтобы не слышно было, что он делает, и даже стал тише дышать. Потом взял глиняный горшок, налил в него воды и насыпал риса, стараясь делать все как можно тише, а потом поставил горшок на огонь и сел рядом ждать.

Прошло некоторое время, и Хуан услышал в горшке какое-то бормотание - это закипала вода. Бормотание становилось все громче, и Хуану показалось, что горшок повторяет без конца: "Ты гниешь, ты гниешь". Хуан очень рассердился и шепотом приказал горшку:

- Перестань!

Однако горшок его не слушался - бормотание становилось все громке и громче. Наконец Хуан разозлился, схватил бамбуковую палку и изо всей силы ударил по горшку, покончив разом с горшком, рисом и пламенем.

В полдень голодные разбойники вернулись домой и увидели: Хуан забился в самый темный угол и сидит там, почти не дыша, горшок разбит, а рис рассыпан по полу. Разбойники стали спрашивать Хуана:

- Кто это сделал? Что случилось?

- Горшок очень шумел, - ответил Хуан, - болтал и надо мной насмехался. Я говорил ему: "Не шуми", а он не слушался, вот я и ударил по нему палкой. Вы же сами велели мне следить, чтобы не было шума.

Главарь, слушая рассказ глупого Хуана, не мог удержаться от смеха. Он сказал Хуану:

- Ну ладно, приготовишь обед из того, что есть в доме.

На другой день, видя, что ничего съестного не осталось, главарь разбойников дал Хуану денег и сказал:

- Пойдинабазар и купи глиняных горшков и крабов.

Придя в селение, Хуан скупил всех крабов, которые продавались на базаре, и купил дюжины две больших глиняных горилков. Он сразу увидел, что, хотя горшки и не тяжелые, нести их очень неудобно. Хуан стал думать, как их нести, и наконец придумал. Он купил длинный ротанговый шест, заострил один его конец, а потом пробил дыры в доньях всех горшков и нанизал их на шест. Теперь пести горшки стало удобно. Он вскинул шест на плечо и отправился с горшками и связкой крабов к жилищу своих хозяев-разбойников.

Скоро он пришел к широкой реке, где течение было очень сильное. Хуан сел на берегу и стал думать, что ему делать дальше. Тут он вспомнил, что крабы хорошо плавают, и решил пустить их в реку, чтобы они сами ее переплыли. Он развязал крабов и сказал им:

- Теперь, крабы, нам надо переправиться через эту реку. Я знаю, что вы хорошо умеете плавать, а я плаваю нлохо, да еще у меня эти горшки. Переплывите реку сами, потому что я не могу вас через нее перенести. Если вы переплывете ее скорее меня, можете прямо идти в дом или подождите меня.

Закончив свое напутствие, Хуан стал выпускать крабов одного за другим: ему хотелось, чтоб они плыли гуськом. Он очень обрадовался, видя, как быстро они плывут, а потом, упираясь в дно бамбуковой палкой, с шестом на плече, и сам кое-как переправился на другой берег. Оказавшись там и не видя ни одного краба, Хуан подумал: "Наверно, им надоело ждать и они, как я велел, сами пошли в дом разбойников. Вот удивится главарь, когда их увидит".

Хуан был очень доволен, что крабы так поступили, и иоепе-шил к жилищу разбойников, надеясь нагнать процессию крабов. Скоро он был уже у дома и спросил разбойников, где крабы. Когда Хуан узнал, что ни один из крабов его не послушался, он стал ругать себя за свою доверчивость и поклялся, что больше никогда крабам не поверит. Разбойники спросили его про горшки. Хуан сказал им, что горшки он принес и главарь будет доволен, когда узнает, каким хитроумным способом он нес две дюжины больших горшков. Всем тут же захотелось узнать, как он это сумел, и, когда разбойники увидели дыры в доньях горшков, они покатились со смеху. Главарь, однако, осыпал Хуана ругательствами и решил больше никогда не оставлять его одного в доме, а брать всегда с собой.

Прошло несколько дней, и главарь велел Хуану приготовиться: они собирались ограбить один дом.

Была темная ночь, когда разбойники вышли на поляну, посередине которой стоял дом, крытый листьями ниповой пальмы. Главарь сказал Хуану:

- Иди под дом и посмотри снизу, через пол, спят ли люди. Запомни: если почувствуешь наверху что-то теплое, значит, там человек, а если холодное, значит, там лежит боло. Понял, Хуан?

- Понял, - ответил Хуап, повторяя про себя наказ разбойника.

Тихонько зайдя под дом, Хуан задрал голову в стал было смотреть в щели пола, как вдруг на спину ему упало что-то теплое. Хуан бросился бежать, крича: "Человек, человек!" Услышав это, разбойники испугались и бросились врассыпную. Потом, видя, что никто их не преследует, они остановились. Главарь подозвал к себе Хуана и спросил разгневанно:

- Почему ты нас обманул? Ведь за нами никто не гонится.

- Я сделал так, как ты мне велел, - ответил Хуан.- Ты сказал: если я почувствую тепло, значит, там человек, а если холод, значит, там боло. Я зашел под дом и стал смотреть снизу в щели. Сверху шел слабый свет, и на полу была расстелена большая циновка. Тут на спину мне упало что-то теплое, и я побежал предупредить вас.

- Давай посмотрим, что за человек упал тебе на спину, - сердито сказал главарь.

Один из разбойников зажег спичку, и то, что они увидели на поношенной камисе Хуана, у одних вызвало взрыв хохота, а других рассердило. Главарь сказал Хуану:

- Иди на все четыре стороны - толку от тебя все равно нет. Да смотри, никому не рассказывай, что был с нами, а то убьем тебя!

Расставшись с шайкой разбойников, Хуан решил поселиться на дереве, потому что он был один и места ему нужно было немного. Хуан нашел где-то небольшую бамбуковую скамейку и взобрался с ней на ветвистое манговое дерево. Там он выбрал место, хорошо укрытое густой листвой, и крепко привязал скамейку к ветвям. Дни он проводил, бродя в поисках пищи по окрестным селениям, однако ночевал он всегда на дереве.

Однажды рано утром Хуан проснулся и услышал, что внизу, под деревом, кто-то шепчется. Он посмотрел и увидел двух людей, обсуждающих какое-то важное дело. У одного из них Хуан увидел мешок денег. Хуан тихонько отвязал свою бамбуковую скамейку и сбросил на людей под деревом. Услышав над головой треск ломающихся ветвей, люди, сидевшие внизу, бросились бежать в разные стороны. Хуан быстро слез с дерева и, взяв мешок с деньгами, поспешил прочь.

Хуан решил: теперь, когда у него столько денег, ему надо жить в селении. Он купил себе хижину, буйвола, повозку и зажил мирно в своей новой хижине. Иногда он работал, но больше спал, потому что был очень лепив.

Однажды утром староста велел объявить, чтобы все жители селения, каждый перед своей хижиной, поливали улицу водой. Хуан набрал воды в скорлупу кокосового ореха и обрызгал улицу перед домом. После полудня староста пришел проверить, все ли выполнили его приказ, и увидел: все, кроме Хуана. Он пошел к Хуану и спросил:

- Ты почему не полил улицу перед своим домом?

- Я обрызгал ее из кокосовой скорлупы, - ответил Хуан.

- Лей как следует, не жалей воды.

Как только староста ушел, Хуан начал лить на улицу ведро за ведром. Но, видя, что вода не остается на месте, а вся утекает, Хуан начал рыть посреди улицы большую яму, а выкопанную землю увозить на своей повозке, запряженной буйволом. Наконец яма была готова, и Хуан провел ночь, наполняя ее водой.

Когда утром староста увидел яму, он очень рассердился и велел позвать Хуана. Хуан сказал, что не понял приказа, и старосте пришлось его отпустить.

Наступило воскресенье, Хуан пошел в церковь. Священник сказал прихожанам, чтобы каждый из них повесил на двери своего дома с наружной стороны крест. Развернувшись домой, Хуан взял жилку кокосового листа и из двух ее кусочков сделал крестик с палец длиной.

Священник пошел по селению и не увидел этого креста - крест был слишком мал. Он спросил Хуана:

- Хуан, почему у тебя на двери нет креста?

- Да вот он, - ответил священнику Хуан и показал крест.

- Надо сделать другой, побольше, - сказал священник.- Твой слишком мал, и, если злые духи захотят проникнуть к тебе в хижину, они могут его не заметить.

Тогда Хуан взял боло, срезал им два ствола бамбука и сделал другой крест. На этот раз свящепник не увидел креста потому, что крест был слишком велик. Священник так рассердился, видя глупость Хуана, что прогнал его из селения. Хуан не стал спорить: продал дом и с буйволом и повозкой двинулся в другое селение.

На новом месте, где он решил поселиться, земля была красная. Он прожил здесь несколько недель, но ему все время хотелось вернуться на старое место, и в конце концов он решил, что вернется туда, несмотря на запрет священника. Он наполнил свою повозку красной землей, запряг в нее буйвола и медленно поехал в селение, из которого был изгнан. И первым, кого он встретил, въехав в селение, оказался не кто иной, как священник. Он закричал, увидев Хуана:

- Ты опять здесь? Разве я не говорил тебе, чтоб ноги твоей больше не было на земле этого селения? Если ты не уберешься немедленно, я скажу старосте, чтобы он тебя посадил в тюрьму!

- Ваше преподобие, - почтительно сказал Хуан, - прежде чем обвинять меня, посмотрите - мои ноги не на вашей земле, а на моей собственной.

Священник заглянул в повозку и увидел, что Хуан сидит на куче земли. То же самое увидели люди, которые начали собираться вокруг. Они стали смеяться и удивляться находчивости Хуана. Смешно стало и священнику, но он удержался от смеха, боясь, что, если рассмеется, люди потеряют к нему уважение. Он продолжал ругать Хуана и угрожать ему, требуя, чтобы тот покинул селение. Бедному Хуану пришлось подчиниться.

Хуан продал буйвола и повозку и быстро истратил полученные за них деньги. Оставшись без гроша, Хуан решил вернуться в родное селение. Когда он вернулся, ему показалось, что в селении все стало другим: лучше стали хижины, красивее деревенская часовня. Он начал искать друзей и родственников, по нашел только свою старую бабушку, чья хижина стояла в стороне от селения. Оп пошел к нейирассказал все, что с ним было. Выслушав его, старуха спросила:

- Значит, ты и есть мой внук Хуан, который похоронил свою мать живой?

- Да, - ответил Хуан, - но ведь я делал все так, как она мне говорила.

Хуан остался жить у своей бабушки, в маленькой хижине, стоявшей посреди огорода. Хуан ничего не делал, только ел и спал, и скоро от лени у него появилась дурная привычка выбрасывать мусор за окно. Бабушка сердилась и говорила, чтобы он уносил мусор куда-нибудь подальше. И вот однажды утром старуха увидела, что Хуан куда-то исчез. Вернулся он только в полпочь. Она спросила Хуана, где он был, и Хуан сказал ей, что ходил за гору выбросить банановую кожуру, которая осталась У него на тарелке. Узнав об этом, бабушка сказала Хуану, что так далеко ходить не надо, что банановую кожуру можно было выбросить за забор.

Как-то рано утром старуха собралась в селение, а дом оставила на Хуана. Она сказала ему:

- Свари к моему приходу две мерки риса.

После этого старуха ушла, думая, что Хуан ее понял.

Как только старуха скрылась из виду, Хуан решил, что пора начинать варить рис. Он удивился, когда увидел, что мерка у них одна. Хуан стал искать другую, но, так и не найдя, подумал, что это по ошибке бабушка велела ему сварить две мерки. Он взял боло, вышел из хижины, отрезал кусок от бамбукового ствола и стал делать из него деревянную мерку - такую же, как та, что у них в доме. Это заняло у него много времени. Когда Хуап наконец закончил работу, он наполнил две бамбуковые мерки сухим рисом и поставил их на огонь. Вскоре бабушка вернулась и спросила Хуана:

- Ну как, внучек, готов ли рис?

- Готов, бабушка, - ответил Хуан.

Старуха увидела, что в хижине очень светло от огня, и закричала испуганно:

- Что это, уж не пожар ли?

- Нет, это горят две мерки с рисом, - сказал, чтобы успокоить ее, Хуан.

Старуха очень рассердилась, увидев, что сделал внук, но не стала его ругать, а начала учить, как надо варить рис. Но старухе так и пе удалось научить его этому, и в конце концов она сказала Хуану:

- Жить с тобою вместе нельзя: слишком много хлопот ты доставляешь людям. Уходи из моего дома и не возвращайся.

Хуан пошел бродить по городкам и селениям. Иногда, чтобы добыть денег на еду, ему приходилось работать. Наконец он пришел в большой город, где люди ходили в ботинках и носили с собой зопты. Хуану очень захотелось, чтобыиу него были ботинки и зонт. Он стал много работать и наконец скопил достаточно денег, чтобы купить себе то и другое. Но вид Хуана с ботинками и зонтиком вызывал удивление всех встречпых: ботинки висели у него на поясе, а зонтик он носил под мышкой закрытым. Некоторые стали ходить за ним и увидели, что ни на солнце, ни в дождь Хуан зонта не открывает, а открывает его, только когда садится отдохнуть под деревом, ботинки же паде-вает, только когда переходит реку. Хуана стали спрашивать, почему он так делает, и он ответил:

- Неужели вы не понимаете? На дереве много сухих веток и червяков, и даже могут быть змеи. И если, например, упадет змея, то она упадет не на меня, а на зонтик. А ботинки лучше надевать, когда переходишь реку, потому что кто его знает, что там, на дне?

Хуана оставили в покое, а некоторые даже сочли мудрецом и начали следовать его примеру.

Хуан продолжал странствовать и наконец влюбился. Он начал работать у родителей девушки, в которую влюбился, и стал их поваром. Лучшие части курицы он оставлял себе и девушке, а родителям доставались только кости. Родители спросили Хуана, почему он так делает, и Хуан ответил:

- Кости - самое главное у курицы, на них держится мясо.

А разве вы не такая же наша опора? Ведь дом держится на вас.

Родителям девушки ответ Хуана так понравился, что они сразу же выдали за него дочь. Женившись, Хуан поумнел и не делал больше никаких глупостей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru