Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

34. Как Апониболинаен стала женой солнца

Однажды Апониболинаен сказала своей золовке Дннай:

- Пойдем за зеленью - может быть, сиксиклат* окажется вкусным. Я слышала, что он сейчас вкусный.

* (Сиксиклат - вьющееся растение, молодые листья которого употребляются в пищу.)

И они пошли за сиксиклатом. Когда Динай и Апониболинаен пришли в рощу невысоких деревьев, где они надеялись найти сиксиклат, они начали искать его, и Апониболинаен нашла первая. Но едва она начала его рвать, как он обвил ее и поднял на небо, а там опустил под деревом алосип*. Апониболинаен долго сидела под деревом, но вдруг услышала, что где-то поет петух. Апониболинаен встала и пошла на голос петуха. Она увидела водоем, где песок был похож на бисер, а галька - на бусы, а дно было как большая китайская тарелка из золота. Еще Апониболинаен увидела арековую пальму с золотыми листьями и орехами в золотой скорлупе и рядом маленькую хижину. Ей стало страшно, и она взобралась на арековую пальму и затаилась.

* (Дерево алосип - Antidesma ghesaembilla Gaertn.)

Человек, живший в доме, - потом Апониболинаен увидела его у источника, - был Ини-инит, солнце. Он уходил из дому потому, что должен был светить и греть - это была его работа в дневное время. На другой день Апониболинаен увидала, что он опять уходит из своей хижины - он снова шел светить и греть. Когда он ушел, Апониболинаен поспешила в хижину и поставила вариться рис, потому что была очень голодна.

Когда рис сварился, Апониболинаен взяла палочку, на которую насаживают куски рыбы, чтобы их жарить, поломала ее, бросила кусочки дерева в горшок и поставила вариться, и кусочки дерева превратились в куски рыбы. После того как рыба сварилась, Апониболинаен выбрала из нее кости и высыпала на тарелку рис. Потом она стала есть, а когда поела, вымыла свою посуду - чашку и тарелку из кокосовой скорлупы - и легла спать.

Вечером, наловив рыбы, Ини-инит пошел домой. Еще издалека ему показалось, что хижина его пылает. Когда Ини-инит подошел ближе, ему показалось, будто горит не хижина его, а постель, и он очень этому удивился. Когда же Ини-инит вошел в хижину, он увидел: то, что он принял за пламя, на самом деле прекрасная женщина.

Ини-инит поставил вариться рис, а когда рис сварился, начал чистить рыбу, а когда очистил рыбу, стал разрубать ее на куски. Нож Ини-инита громко ударял по бамбуковому полу, и от стука женщина, спавшая в его постели, проснулась. Она увидела, что человек, разрубающий рыбу, очень красив и волосы его ниспадают до земли. Пока Ини-инит готовил себе пищу, она выскользнула незаметно из хижины и снова, взобравшись на аре-ковую пальму, спряталась в ее листьях. Ини-инит вдруг увидел, что постель, где спала женщина, пуста. Он огляделся вокруг, но женщины нигде не было, и он сел есть один. Ини-инит поел, вымыл посуду, убрал ее и вышел во двор погулять под своей арековой пальмой, а потом вернулся в хижину спать.

Рано утром он вышел из хижины и снова поднялся вверх светить и греть, потому что это была его работа. Когда он ушел, Апониболинаен опять спустилась и пошла в хижину.

Вечером Ини-инит, как всегда, отправился домой. Апониболинаен, пока его не было, приготовила много риса и рыбы, а потом вернулась на свою арековую пальму. Ини-инит очень удивился, когда увидел на блюде рис и рыбу - ведь он жил один. Он взял рис и рыбу и начал есть, а когда поел, вышел погулять. Ини-шшт все время думал о том, кто мог приготовить еду. Он сказал себе: "Может, ее приготовила женщина, которая была здесь вчера? Надо спрятаться и подстеречь ее, и тогда я ее поймаю".

Ини-инит пошел спать, а рано утром встал и приготовил себе еду. Он поел и снова пошел светить и греть, а Апониболинаен опять вернулась в хижину.

Перед закатом Ини-инит оставил за себя светить яркую звезду и поспешил домой, чтобы поймать женщину. Когда ои подходил к хижине, ему опять показалось, будто хижина охвачена пламенем. Ини-инит крадучись поднялся по лестнице, вошел и закрыл за собой дверь. Женщина была в хижине - она готовила. Ини-инит бросился к ней, и она сказала:

- Если ты враг, рань меня только раз, чтобы я легко залечила рану.

- Если бы я был враг, я бы уже убил тебя, - ответил Ини-инит.

Он сел возле нее, достал орех арековой пальмы и сказал:

- Ала, молодая госпожа, мы будем жевать орех, потому что нам плохо разговаривать пока мы не знаем имен друг друга.

Он разрезал орех в золотой скорлупе на две части, одну из них дал женщине, и они начали жевать. Когда Апониболинаеп выплюнула жвачку, оказалось, что она у нее как круглая агатовая бусина; а жвачка Инн-ипита, когда он ее выплюнул, была как квадратная бусина.

- Я Ини-инит, который светит над миром, а вечером всегда возвращается к себе домой. Ничего не поделаешь, это моя работа, - сказал Ини-инит.

- Я Апониболинаеп, живущая в Каоданане, сестра Ави-га, - сказала Апониболинаен.

Едва они назвались друг другу, как жвачка Ини-инита тоже стала похожа на круглую агатовую бусину, и он сказал:

- Мы родственники, и будет хорошо, если мы поженимся.

Ничего не бойся, хоть ты и пришла сюда не по своей воле. По том мы пойдем с тобой в Каоданан.

Они поженились, а рано утром солнце опять отправилось освещать мир, потому что это была его работа. Апониболинаеп осталась в хижине одна, а вечером Ини-инит снова отправился домой, но сначала он сходил к реке наловить рыбы для себя и для Апониболинаен. Он поймал большую рыбу и вернулся домой. Вернувшись, он увидел, что Апониболинаен ломает деревянную палочку, на которой жарят рыбу, и бросает кусочки в горшок вариться.

Ини-инит спросил:

- Зачем ты ломаешь эту палочку и бросаешь в горшок?

- Я варю еду для нас с тобой, - ответила Апониболинаен, и солнцу стало смешно, что она варит деревянную палочку.

- Выбрось палочку и свари лучше рыбу, которую я поймал. Палочку есть нельзя, - сказало солнце.

- Сейчас мы сядем есть, и ты увидишь, что из нее получилось. Пойди повесь рыбу, которую ты поймал, мы будем есть ее завтра, - ответила Апониболинаен.

- Выбрось скорее из горшка эти щепки - они не станут мягче, даже если ты будешь варить их целый месяц, - сказал Ини-инит.

- Нет, это ты поскорее повесь рыбу, которую поймал, потому что рыба и рис у меня уже готовы, - ответила Апониболинаен.

Она выложила из горшка рис и из другого - вареную рыбу. Когда Ини-инит увидел, что из деревянной палочки, которую варила Апониболинаен, получилась рыба, он очень удивился и спросил:

- Как тебе удалось превратить щепки в рыбу?

Апониболинаен сказала ему:

Иди ешь скорее, я уже выложила из горшков весь рис в всю рыбу.

Солнце послушалось ее, и они с Апониболинаен поели. Когда они кончили есть, Апониболинаен стала мыть посуду, а когда вымыла, убрала ее.

Ини-инит снова спросил:

- Как ты превратила в рыбу кусочки дерева?

- Не думай об этом слишком много. Ты ведь слышал, наверно, о знатной женщине в Каодаиане, которая обладает волшебной силой? - сказала Апониболинаен.

- Да, я слышал о знатной женщине в Каоданане, которая обладает волшебной силой, которая может многое, которой нет равных, - ответил Ини-инит.

- Если слышал, то зачем спрашиваешь? - сказала Апониболинаен.

- Я спрашиваю, потому что хочу знать точно, хотя знаю и так, что ты можешь многое, - ответил Ини-инит.

- Если знаешь и так, о большем не спрашивай, - сказала Апониболинаен.

Они легли спать, а рано утром, после того как они поели, солнце снова отправилось греть и освещать мир, а Апониболинаен осталась дома. Вечером Ини-инит спустился вниз и сначала пошел на реку наловить рыбы для себя и Апониболинаен. Он снова поймал большую рыбу и понес домой, а когда пришел, то увидел, что еда уже готова. Он спросил у Апониболинаен, где она взяла рыбу, и Апониболинаен ответила:

- Почему ты спрашиваешь? Ты ведь знаешь, что я варю деревянную палочку, на которой жарят рыбу, и у меня она становится рыбой. Выбрось рыбу, которую ты принес, - в палочке ее много.

Но Ини-инит сказал:

- Почему ты хочешь, чтобы я выбросил хорошую рыбу, пусть даже ты делаешь ее из деревянной палочки?

- Если твоя рыба так тебе дорога, повесь ее и иди есть, - ответила Апониболинаен.

И они поели, а когда поели, стали мыть посуду, а когда вымыли, поговорили еще и легли спать. В полночь Апониболинаен проснулась и сказала:

- Когда рано утром ты пойдешь на небо, я пойду с тобою вместе.

На это Ини-инит сказал:

- Не ходи, тебе будет очень жарко, и ты пожалеешь, что пошла со мной.

- Если там так жарко, мы возьмем с собой много одеял и подушек, и я спрячусь под ними, - стала говорить Апониболи-наен.

Она говорила это до самого утра, и Ини-инит согласился. Они поели, а потом собрали подушки и одеяла и пошли на восток. Когда они пришли туда, солнце начало светить и греть и стало так жарко, что Апониболинаен превратилась в жидкое масло. Ини-инит слил масло в бутылку, закупорил ее, обернул одеялами и подушками и сбросил вниз. Бутылка упала у источника в Каоданане, и Индиапап, набиравшая там воду, услышала, что рядом что-то упало. Она повернула голову и увидела много хороших одеял и подушек. Индиапан стала их разворачивать, а когда развернула, увидала внутри красавицу, которой нет равных, и очень испугалась. Она поспешила вернуться в Каоданан и сказада людям:

- Мы уже давно ищем Апониболинаен и убили много коров, чтобы накормить тех, кто ее ищет, и отдали им многое другое, а она сейчас у источника. Я набирала там воду и очень испугалась, когда что-то упало рядом со мной. Я увидела много красивых одеял и подушек и развернула их, и внутри оказалась Апониболинаен, которую мы ищем.

Услышав это, мать и отец Апониболинаен и другие люди Каоданана поспешили к источнику и увидели около него Апониболинаен, которую так долго искали.

- Где ты была, Апониболинаен? Ведь мы так долго тебя искали! Мы позвали много людей и кормили, чтобы они искали тебя. Нет ни одного селения, где бы мы ни побывали, а ты, оказывается, здесь, - сказали ей мать и отец.

Но Апониболинаен им ответила:

- Я пришла из Пиндаяна и сама не знаю, как добралась, потому что везде были враги, и мне удалось пройти, только когда они заснули.

После этого все пошли к реке вымыть волосы и искупаться, а оттуда отправились домой, в селение. Там Эбанг, мать Апониболинаен, сказала мужу:

- Ала, мой муж Пагатипанан, давай построим балауа* и позовем наших родных, оплакивающих Апониболинаен.

* ( Балауа - небольшой домик, который, по представлениям тингианов, должен служить жилищем духов. Постройкой балауа отмечаются свадьбы и другие важные события, и выражение "построить балауа" постоянно употребляется в значении "устроить саянг" (см. прим. 2 к № 33). Балауа строится недалеко от хижины.)

Пагатннанан на это сказал.

- Мы построим балауа в следующем месяце, потому что сейчас Апониболинаен нехорошо - наверно, она устала с дороги.

Тут Апониболинаен попросила мать, чтооы та уколола ей мизинец который очень чесался, и, когда мать это сделала, из мизинца, выскочил прекрасный младенец. Мать спросила:

- Откуда у тебя этот младенец, Апониболинаен?

- Я не знаю откуда, я ничего не чувствовала, - ответила Апониболинаен.

Отец и мать ничего другого добиться от нее не смогли, и они сказали:

- Ала, завтра мы построим балауа.

Эбанг сделала так, что рушить рис для них пришло много людей, а когда порушили, начали строить им балауа, а потом пошли нарвать для них орехов арековой пальмы в золотой скорлупе. Эбанг принесла орехи, натерла их маслом и сказала:

- Орехи арековой пальмы, отправляйтесь ко всем людям, которые живут на свете, и зовите их к нам, а если кто-нибудь не захочет прийти, прирастайте к его колену.

Орехи отправились созывать к ним всех людей, которые живут на свете. Эбанг и Апониболинаен между тем, купая ребенка, сделали так, что ребенок с каждым купанием вырастал на целую пядь и очень скоро начал ходить.

Орехи прибыли в селения, куда были посланы, а тот из них, который прибыл в Нагботоботан, где живет старуха Алокотан*, сказал ей:

* (...в Нагботоботан, где живет старуха Алокотан...- Речь идет о мифической яме на краю света, куда, по представлениям тингианов, стекают все воды мира. Старуха Алокотан, живущая около этой ямы, - добрый дух, покровительствующий жителям Кадалаяпана и Каоданана.)

- Доброе утро! Я не могу долго ждать, меня прислали за тобой Эбанг и Пагатипанан, потому что вернулась Апониболинаен.

- Иди первым, я приду вслед за тобой, когда вымою волосы и искупаюсь, - ответила старуха Алокотан.

Тогда орех арековой пальмы в золотой скорлупе сказал:

- Я подожду тебя и, если ты не пойдешь, прирасту к твоему колену.

Вымыв волосы и искупавшись, старуха Алокотан отправилась в путь. Орех арековой пальмы в золотой скорлупе показывал ей дорогу, и скоро они пришли в Каоданан. Там уже были те, кого орехи привели из других селений. Ребенок не шел ни к одному из мужчин*, и старуха Алокотап, когда увидела это, вызвала духов. Поговорив с духами, она сказала Эбанг и Пагатипанану:

* (Ребенок не шел ни к одному из мужчин.- Когда ребенок, отец которого не известен, идет к кому-нибудь из присутствующих мужчин, то это, как считают тингианы, неопровержимо доказывает, что он - отец ребенка.)

- Вы собрали всех людей кроме Ини-инита, который слетит вверху. За ним вы не посылали орех арековой пальмы в золотой скорлупе. Может, Апониболинаен забеременела от него, потому что, когда она со своей золовкой Динай ходила за овощами, сиксиклат поднял ее на небо.

Эбанг и Пагатипапан попросили принести им орех арековой пальмы, натерли его маслом и послали на небо. Прибыв к Ини-иниту, орех сказал:

- Доброе утро, солнце, я пришел к тебе, потому что меня послали Эбанг и Пагатипанан - они строят балауа. Если ты не пойдешь со мной, я прыгну тебе на голову и начну там расти.

- Прыгай, я все равно не пойду, - ответило солнце.

Орех вспрыгнул ему на голову и начал расти. Скоро из него выросла высокая арековая пальма, и у солнца заболела голова, потому что пальма была тяжелая. Ини-инит сказал ореху:

- Прыгни лучше на мою свинью и расти на ней.

Орех перепрыгнул на голову к свинье Ини-инита, и свинья начала визжать, потому что нести орех ей тоже было не под силу. Тогда Ини-инит сказал ореху:

- Ала, спрыгни с моей свиньи, я пойду с тобой.

Орех спрыгнул со свиньи Ини-инита, и они отправились в путь. Тем временем Пагатипапан вынес ребенка к воротам селения, и когда Ини-инит с орехом появились там, ребенок очень обрадовался и потянулся на руки к Ини-иниту, и тот понес его. Когда они пришли к месту, где собрались люди, пришедшие на праздник, все увидели, что тот, кто несет ребенка, катится, потому что он круглый, и увидели, что это не человек, а камень. Тогда Эбанг и Пагатипапан сказали:

- Ала, Апониболинаен, сними браслеты из бус и переоденься в лохмотья, и вместо браслетов из бус обвяжи руки веревками, чтобы пойти с камнем, когда он поведет тебя к себе домой.

Апониболинаен сняла с себя одежду и бусы и вместо них надела лохмотья и веревки. Переодевшись, она сошла по лестнице и увидела, что ребенка несет круглый камень.

- Ала, наша балауа построена, иди жить теперь в селение камня, - сказал Пагатипанан.

- Пусть будет так, раз вы этого хотите, - сказала Апониболинаен и пошла вместе с камнем.

Люди, которых привели орехи, стали прощаться с хозяевами, и, когда Апониболинаен и камень с сыном ушли и их уже не было видно, те, кого привели орехи, тоже пошли к себе домой.

Апониболинаен вернулась вместе с солнцем к нему в хижину, и там оно перестало быть камнем и снова стало человеком. Оно сказало Апониболинаен:

- В следующем месяце мы построим балауа и позовем наших родственниов, и я заплачу за тебя выкуп.

Пришел месяц, когда Апониболинаен и Ини-инит хотели построить балауа, и они позвали старуху Алокотан, чтобы та начала, и послали за бамбуком и камышом, чтобы ей было из чего сделать дакидак* и талапитап**. Вечером старуха Алокотан запела священное песнопение, а следующим вечером они запели его втроем. Потом Апониболинаен сделала так, что много женщин пришло рушить рис вместе с ними, а Ини-инит сделал так, что помогать им пришло много мужчин. Потом Апониболинаен и Ини-инит послали людей за палками для балауа, и те принесли все, что было нужно. Когда настало утро, люди начали строить балауа, а когда построили, пошли за орехами арековой пальмы в золотой скорлупе, чтобы разослать их за родственниками.

* (Дакидак - расщепленный бамбук или тростник, которым шаман бьет по земле, чтобы привлечь к себе внимание духов.)

** (Талапитап - бамбуковая циновка, на которую шаман кладет пищу, приносимую в дар духам.)

Когда Ини-иниту и Апониболинаен доставили орехи в золотой скорлупе, они взяли один орех и натерли маслом, и Апониболинаен сказала:

- Я сделаю так, чтобы ты, орех арековои пальмы, мог дойти до селения наших родственников и позвать их всех к нам. Если же кто-нибудь из них пойти не захочет, прирастай к его колену и начинай расти, и расти у него на колене до тех пор, пока он не пойдет.

Орех отправился в путь и прибыл к родственникам, за которыми его послали. Те не хотели идти к Ини-иниту и Апониболинаен, и орех сказал:

- Если кто-нибудь из вас со мной не пойдет, я прирасту к его колену и начну там расти.

- Прирастай, - сказал Пагатипанан ореху.

Орех прыгнул на его колено и начал расти, и вырос высокий. Пагатипанану стало больно носить его, и он попросил у ореха арековой пальмы в золотой скорлупе:

- Ала, перепрыгни с моего колена на мою свинью!

Орех перепрыгнул, и свинья начала визжать.

- Спрыгни с моей свиньи, и я пойду с тобой, - сказал тогда ореху Пагатипанан.

А потом он сказал всем жителям Каоданана:

- Ала, односельчане, вымойте волосы, искупайтесь и постирайте свою одежду. Мы пойдем на саянг к камню и Апониболипаси - вот орех арековой пальмы в золотой скорлупе, который они за нами прислали.

И односельчане Пагатипанана пошли мыть волосы, купаться и стирать одежду. Скоро настал вечер, и тогда Пагатипанан сделал так, что появились пирог и опаленная свиная туша, которые несут в подарок тем, кто устраивает саянг. После этого Пагатипанаи с людьми своего селения отправились в путь, и скоро они пришли туда, где жили Ини-инит и Апонпболинаен. Ини-Инит с Апонпболинаен вышли к ним танцевать алавиг*, а когда кончили танцевать, повели гостей к себе во двор. Там Пагатипанаи сказал:

* (Алавиг - танец, исполняемый у ворот селения в день саянга теми, кто его устраивает. Танцующие бросают в гостей пригоршни риса и обрызгивают их водой.)

- Я не думал, что камень, прикатившийся, когда мы строили балауа, может стать чем-то совсем другим.

- Ала, вы, пришедшие, вы, знатные люди, берите орехи арековой пальмы в золотой скорлупе - их приготовили для вассказал всем Ини-инит.

Пагатипанаи взял орех, разрезал и стал жевать, и вместе с ним стали жевать другие, а когда они выплюнули, жвачка Ини-инита поползла к жвачке Пагбокасана, а жвачка Апонпболинаен - к жвачке Пагатипанана.

- Ала, мы пожевали, и теперь мне пора заплатить выкуп за Апонпболинаен. Отец и мать, теперь вы знаете, что я ваш сын, так давайте его заплатим, - сказал Ини-инит.

Мать и отец Ини-инита сказали:

- Если ты этого хочешь, наш сын, мы заплатим выкуп.

Мать и отец дали Ини-иниту имя Апонитолау, и Апонитолау сказал:

- Ала, бейте в медные гонги, мы будем танцевать.

Забили в гонги, и тогда Ивагинан взял алан и кинамаян* и дал их Апонпболинаен и Агьёкану. Когда кончили танцевать Апонпболинаен и Агьёкан, Ивагинан велел танцевать Апонитолау и Асиндамаян. Когда кончили танцевать Апонитолау и Асиндамаян, он велел танцевать Динай из Кабисилана, дочери Далонагана, и Канагу, сыну Апониболинаен и Апонитолау. После них танцевали Даталан и Далонаган из Кабисилана, а после них Ивагинан велел танцевать Дагапану и Индиапан. Когда кончили танцевать Дагапан и Индиапан, пошли танцевать Гинтебан и Агьёкан, и кувшины, которые вместо бус носила на шее Гинтебан, громко ударялись один о другой, пока она танцевала. После них пошли танцевать Ивагинан и Кинди-иньян, жена Ильвисана из Дагапана, а когда кончили танцевать и перестали бить в медные гонги, Апонитолау заплатил выкуп за Апониболинаен, и это была балауа, девять раз наполненная кувшинами трех видов. Когда Апонитолау отдал весь выкуп, снова забили в гонги, и начали танцевать и танцевали, не останавливаясь, целый месяц. А когда месяц кончился, родственники стали собираться домой. Они сказали:

* ( Алан и кинамаян - белая и черная ленты, которые держат в руках танцоры. Когда распорядитель танцев (здесь Ивагинан) дает кому-нибудь ленту, это означает приглашение к танцу.)

- Ала! Теперь, Апонитолау и Апониболинаен, пора нам идти к себе домой, и не удерживайте нас, потому что мы пробыли у вас месяц и пришло время нам вернуться в наше селение.

Все родственники отправились в обратный путь, взяв с собою все, что им дали. Отец и мать Апонитолау позвали родных Апониболинаен к себе в гости в Кадалаяпан, и, когда все они пришли туда, они очень удивились, что Апонитолау и Апониболинаен со своим сыном Канатом уже там, в Кадалаяпане.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru