Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА

ЭПИГРАММЫ

"Всё, что мы видим вокруг, пожрет ненасытное время..."
Всё, что мы видим вокруг, пожрет ненасытное время;
    Всё низвергает во прах; краток предел бытия.
Сохнут потоки, мелеют моря, от брегов отступая,
    Рухнут утесы, падет горных хребтов крутизна.
Что говорю я о малом? Прекрасную сень небосвода,
    Вспыхнув внезапно, сожжет свой же небесный огонь.
Всё пожирается смертью; ведь гибель — закон, а не кара.
    Сроки наступят — и мир этот погибнет навек.
"Корсика, землю твою заселил пришлец из Фокеи..."
Корсика, землю твою заселил пришлец из Фокеи,
    Корсика, имя твое было в ту пору Кирнос.
Корсика, брег твой короче Сардинии, круче, чем Ильва.
    Корсика, множеством рыб реки богаты твои.
Корсика, как ты ужасна, когда разгорается лето,
    Но несравненно страшней в дни под пылающим
Псом. Будь милосердною к тем, кто в изгнании здесь погибает;
    Тем, кто здесь заживо мертв, легкой да будет земля.
"Корсика дикая сжата скалою крутой отовсюду..."
Корсика дикая сжата скалою крутой отовсюду;
    Выжжена вся — и лежит всюду бескрайность пустынь;
Осенью нет здесь плодов, и летом колосья не зреют,
    Древо Паллады к зиме здесь не приносит даров.
Только дождями богата весна н не радует взора;
    В этой проклятой земле даже трава не растет.
Хлеба здесь нет, нет ни капли воды, ни костра
                                             для умерших.
    Здесь лишь изгнанник живет вместе с изгнаньем вдвоем.
К лучшему другу
Крисп, ты — сила моя и спасенье скользящего в бездну,
    Крисп, украшение ты форума древнего; власть,
Крисп, ты являл, лишь желая скорее помочь человеку,
    Берегом был и землей ты в катастрофе моей.
Мне ты — единая честь и оплот в опасностях верный,
    Ныне для скорбной души ты — утешенье одно.
Крисп, ты прекрасная вера и милая пылкая доблесть;
    Сердце всегда у тебя медом Кекропа полно.
Красноречивому деду, отцу ты великая слава,
    Кто б ни лишился тебя, станет изгнанником он:
В неумолимой земле я распластан, придавленный
                                           к скалам, -
    Сердце ж с тобой, и его не оторвать от тебя.
О простой жизни
"Дружбы царей избегай", — поучал ты в речении кратком:
    Эта большая беда все же была не одной.
Дружбы еще избегай, что блистает чрезмерным величьем,
    И сторонись от всего, что восхваляют за блеск!
Так, и могучих владык, прославляемых громкой молвою,
    Знатных домов, что тяжки происхожденьем своим,
Ты избегай; безопасный, их чти издалека, и парус
    Свой убери: к берегам пусть тебя лодка несет.
Пусть на равнине фортуна твоя пребывает и с равным
    Знайся всегда: с высоты грозный несется обвал!
Нехорошо, если с малым великое рядом: в покое
    Давит оно, а упав, в пропасть влечет за собой.
Родине о себе
Кордуба, ныне власы распусти и оденься печалью,
    Плача, над прахом моим должный исполни обряд.
Дальняя Кордуба, ныне оплачь твоего песнопевца,
    Тяжко горюя теперь, а не иною порой.
И не тогда, когда в мире столкнулись враждебные силы
    И налегла на тебя злая громада войны.
Ты, пораженная горем двойным, от обоих страдала, -
    Были врагами тебе Цезарь тогда и Помпеи;
И не тогда, когда триста смертей тебе причинила
    Ночь лишь одна, что была ночью последней твоей;
Не лузитанский когда твои стены рушил наемник,
    Прямо в ворота твои вражеский меч ударял.
Доблестный твой гражданин и слава твоя очутился
    В сонмище бед: распусти, Кордуба, ныне власы!
Но благодарен тебе я: природа тебя поместила
    Вдаль, к Океану: и ты меньше страдаешь вдали.
О благе простой жизни
Малым я полем владею, доходом и скромным и честным,
    Но доставляют они мне беспредельный покой.
Дух мой, не ведая страха, с одним лишь спокойствием
                                                дружен
    И не страшится злодейств, что за бездельем идут.
Пусть привлекают других и война, и курульные кресла, -
    Всё, что лелеет в себе тщетную радость свою.
Почестей я не ищу; быть бы частью народа простого
    И до последнего дня днями своими владеть.
О богатстве и бесчестии
Нет, несчастье одно в подобной жизни,
Что счастливой считаете вы ложно:
На руках созерцать камней сверканье,
Или ложе отделать черепахой,
Или нежить свой бок мягчайшим пухом,
Пить из кубков златых, на алом лежа,
Царской трапезой тяжко стол уставив,
Все, что было с полей ливийских снято.
Положив, не вместить в одной кладовой.
Но не быть у толпы в фаворе — счастье,
Не бояться, дрожа, любой невзгоды,
Не пылать, обнажив оружье яро;
Кто сумеет таким пребыть, сумеет
Самую подчинить себе Фортуну.
О смерти друга
Отнят Крисп у меня, мой друг, навеки;
Если б выкуп за друга дать я мог бы,
Я свои разделил бы тотчас годы,
Лучшей частью моей теперь оставлен;
Крисп, опора моя, моя отрада,
Гавань, высшее счастье: мне отныне
Уж не будет ничто отрадой в жизни.
Буду дни я влачить опустошенный:
Половина меня навеки сгибла!
О развалинах Греции
Греция, скошена ты многолетней военной бедою,
    Ныне в упадок пришла, силы свои подорвав.
Слава осталась, но Счастье погибло, и пепел повсюду,
    Но и могилы твои так же священны для нас.
Мало осталось теперь от великой когда-то державы;
    Бедная, имя твое только и есть у тебя!
О начале и конце любви
Злом подстрекаемы чьим рвутся нежные узы — не знаю:
    Этой великой вины взять на себя не могу.
Зло навалилось, и силы сгубило сжигающим жалом, -
    Рок ли виною тому или виной божество.
Что понапрасну богов обвинять? Хочешь, Делия, правды?
    Дан я любовью тебе, отнят любовью одной.
О звоне в ушах
Звонкое ухо, зачем ты все ночи звенишь непрестанно,
    Молвишь не знаю о ком, вспомнившем ныне меня?
"Ты вопрошаешь, кто это? Звучат тебе уши ночами,
    Всем возвещая: с тобой Делия так говорит".
Делия правда со мной говорит: дуновенье приходит
    Нежное тихо ко мне в шепоте милом ее, —
Делия именно так молчаливые таинства ночи
    Голосом тихим своим любит порой нарушать:
Да, не иначе, сплетением рук обняв мою шею,
    Тайные речи вверять близким привыкла ушам.
Я не узнал: до меня ее голоса образ доходит,
    В звоне тончайшем ушей сладостный слышится звук.
Не прекращайте, молю, непрерывным струиться звучаньем!
    Молвил, - а вы между тем смолкли, увы, навсегда.
О ревнивице
Вот как меня сторожить, Коскония, надо: пусть узы
    Будут не слишком тяжки, но и не слишком легки.
Легкие слишком — сбегу, и порву — тяжелые слишком;
    Но никуда не уйду, если ты будешь мила.
предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com