Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Принцесса Нефрита обретает супруга

У самодержца Нефрита уже в преклонных летах родилась дочь; лицо ее было прекрасно, как цветок, кожа - белее снега; и самому искусному живописцу не передать было одухотворенности ее обличья. Она превосходно рисовала, играла на цитре и пела, проявляя к тому же удивительные дарованья не только к этим, второстепенным занятиям. Родись она с усами и бородой, быть бы ей среди первых мудрецов, отличаемых на испытаниях. Ей минуло дважды по восемь лет, а звали ее Нгаук Ти - "Нефритовая печать". И вот Самодержец Нефрита решил учинить состязание женихов, названье его - "Ожидание феникса" - было начертано на доске близ дворца. В состязании мог участвовать каждый, кто пожелает.

Услыхав об этом, Повелитель гор сказал самому себе:

- Горы - высоки, превыше всего на свете. Кому, как не Нам, победить в состязании феникса? А когда Мы возьмем за себя Нгаук Ти, все станут чтить Нас как Бодхисатву, вседневно восседающего на лотосовом троне, будут возносить к Нам молитвы и любоваться Нами. У себя в дому Мы - владыка птиц и зверей, а за пределами его станем принцем-супругом и зятем самого Самодержца Нефрита. Вот это - величие! Вот это - власть!

Тотчас уселся он в колесницу, запряженную белыми косулями, и помчался к Небесным воротам.

Узнав о том же, Повелитель вод собрал на совет всех водяных тварей и сказал:

- Вода проникает собою все и вся. Так было, есть и так будет! Кому, как не Нам, подстрелить воробья, нарисованного на ширме?! Когда Мы возьмем за себя Нгаук Ти, то построим для нее жемчужный дворец посреди моря, и будет она возлежать там подпологом из яркой парчи, сотканной подводными ткачами. А Мы станем любоваться ею и всячески о ней заботиться. В морях и реках все водяные твари будут Нам верными подданными, а в небесах Мы станем супругом царской дочери. Вот какова будет Наша сила и слава!

Тотчас вскочил он на коня, вода расступилась, и конь полетел ввысь.

Оба Повелителя столкнулись у Нефритовых ворот и вместе вошли во дворец. Один из них был высок и темен лицом, а другой - низок и светлокож. Они сотворили положенные поклоны на Драконьем дворе и одновременно распрямились оба во весь рост.

Самодержец выслал дворцовую стражу, и стража спросила их:

- Откуда вы пожаловали и по какой надобности? Каковы имена ваши и род? Говорите все как есть.

Назвали они свои имена и звания, а потом сказали:

- Дошла до нас весть, что Ваше величество учредили состязанье "Ожидание феникса". Мы, недостойные, хоть и не обладаем Девятью красотами и семью добродетелями, присущими фениксу, однако же дарованьями и искусством своим этому предвестнику великого спокойствия ни в чем не уступим. Жаль лишь, неведомы нам возвышенные желанья и мудрые намеренья Величества.

Самодержец Нефрита изобразил на лице улыбку и молвил: - Нам подвластны десять тысяч стран, и есть у Нас единственная дочь Нгаук Ти. Если б сыскался муж, равный ей талантами и достоинствами, Мы тотчас бы отдали за него принцессу. Покажите Нам каждый, на какие чудеса вы способны, а Мы посмотрим.

Повелитель гор взмахнул рукою в сторону дворцового входа - куда устремлен был взгляд Самодержца Нефрита, и в тот же миг поднялась там высокая гора, вершина которой терялась в тумане, как Лазоревый пик, а иные отроги видны были четко и ясно, как у горы Соцветия яшмы; там порхали и садились прекрасные птицы, гуляли дивные звери. Стоило сделать один лишь шаг в сторону, и картина тысячекратно менялась. Все оглашалось криками чудищ и стенаньями духов, и эхо в горах и глубоких ущельях вторило им; рычали тигры, ревели медведи, огромные змеи разевали пасти, способные проглотить слона; а над ними летали птицы, и крылья их, словно тучи, заслоняли небо. При виде ужасающих тварей и нежити придворные охотно бы отвернулись, а слыша их рык и вопли, почли бы за благо оглохнуть.

Самодержец Нефрита наклонил голову и изрек: - Великий искусник!

Повелитель гор снова взмахнул рукою, и вход во дворец принял свой прежний вид.

Тогда Повелитель вод высунул язык с магическими письменами, и в тот же миг дворцовый вход превратился в морскую пучину. Волны с гребнями пены взметнулись до небес и ринулись наземь. Высочайшие горы скрывались под водою, а из-под воды вырывались языки пламени, развевавшиеся, как знамена. Губительные смерчи вздымались выше самых высоких деревьев и падали, рассыпаясь ливнями дождя. Вдруг разом пропали с глаз долой все драконы и рыбы, показался цветистый парчовый парус, возносившийся к лунным чертогам, и посреди спокойных вод поднялся дворец Пэнлай, окруженный купами разноцветных облаков. Раздалась стройная, веселая музыка, в лад ей звучали пленительные и чистые голоса певиц. Чудесные звуки слышались словно бы со всех сторон, все, представавшее очам, было исполнено удивительной красоты. В один-единый миг сменились тысячи очертаний и красок.

Самодержец Нефрита снова наклонил голову и молвил: - Великий искусник!

Повелитель вод во второй раз высунул язык с магическими письменами, и вход во дворец принял свой прежний вид.

Самодержец с великой радостью усадил Повелителей обеих стихий на циновку по левую руку от себя и стал их потчевать чаем.

Оба гостя, тешась самодовольством, восседали близ Самодержца; вдруг они видят - вошел во дворец какой-то человек.

Пришелец обладал осанкой дракона и поступью тигра, очами Шуня и бровями Яо, он был огромен и ясен, словно гора, и душа его была безбрежна, как море. Человек этот вышел на середину двора и остановился - недвижно и прямо.

- Это место особое и чтимое всеми! - грозно закричала дворцовая стража. - Кто ты? Откуда явился и почему не падаешь ниц?

Человек сложил руки на груди и сказал:

- Зачем все эти придворные церемонии победителю состязанья "Ожидание феникса"? Не пробив воробьиного глаза, ужель торопился бы я предстать пред царственным тестем? Прошу Самодержца оказать мне свою благосклонность.

Самодержец Нефрита весьма изумился, однако предложил незнакомцу сесть на циновку по правую руку и медленно произнес:

- Почтенные гости, сидящие слева от Нас, - вот кто победил в состязании феникса. Оба они из прекрасного рода и искусны превыше всяких похвал. Поистине, нет им равных во всей вселенной. Ежели не они - избранники, достойные восседать на восточном ложе, то кто, спрашиваем Мы? Каковы же должны быть твои дарованья, если дерзаешь соперничать с ними? Слов нет, изрядно ты поразвлек Нас своим скудоумием!

Человек с достоинством поднялся и сказал:

- Вы не правы, Ваше величество. Духи, повелевающие горами и водами, сильны и всемогущи в пределах своих владений, но не более того. Чем иным, как не хитростью и хвастовством, добились они столь лестного о себе мнения? Сколь ни высока гора, люди восходят по ней до самой вершины; сколь ни велико море, но корабельщики, соревнуясь друг с другом, переплывают его от берега и до берега. Познанья и ум, царящие во вселенной, суть познанья и ум единого властелина. Горы беспрекословно исполняют назначенный им долг; реки не смеют нарушить предначертанное им течение. Если недруг притаился, как заяц, в горах или скрылся, подобно киту, в отдаленном море, против него посылают умудренного науками мужа либо полководца, славного ратным искусством. Полки ныне строят в боевой порядок, наподобие змея с горы Чан-шань, а поступь войск неудержима, словно течение рек Цзян и Хань. Горы могут стать вровень с землей, а хребты - превратиться в долины; разбушевавшиеся воды можно утихомирить, бурливым речным потокам - преградить путь. Оглянитесь: реки смиренны, горы невозмутимы, повсюду царит покой. Река Хуанхэ подобна поясу, а гора Тайшань - точильному камню. Пять вершин и Четыре реки хранят вассальную верность. Кто посмеет противиться восходящему на вершины гор и одолевающему пучину моря, дабы выразить преданность Небу?! Самодержец, Сын Неба, владеет всем видимым миром, Царице, супруге его, подвластны душа и нутро всего сущего, им - все плоды земли и дары моря, все вкуснейшее, сладчайшее, драгоценнейшее. Кто после этого станет слушать черпак, кричащий, будто он бездонен, или камешек, возомнивший себя горою?

Самодержец Нефрита возликовал в душе, поднял руку и объявил:

- Воистину, ты - Наш зять! Без тебя лжецы и пустоболты могли бы Нас обмануть.

Видя и слыша все это, оба гостя, сидевшие по левую руку Самодержца, на мгновение оцепенели, а потом втихомолку скрылись, не смея и заикнуться более о сватовстве и женитьбе.

Нравоучение мужа с Южных гор. Дол порастает травою, как черепаха облекается в панцирь; глубокая расселина в горной пещере - словно раковина, таящая дивную жемчужину. О, которая из девиц не похожа на всех прочих?! А Повелитель гор, похвалявшийся собственной мудростью, и Повелитель вод, возносивший свои таланты, - оба остались ни с чем, ибо воспользовались чудотворным искусством ради обмана. Внемля речам человека, постигаешь, насколько он благородней и выше Повелителей обеих стихий; об этом говорят и заключительные его слова: "Самодержец, Сын Неба, владеет всем видимым миром, Царице, супруге его, подвластны душа и нутро всего сущего; им - все плоды земли и дары моря, все вкуснейшее, сладчайшее, драгоценнейшее". Именно они определили выбор Самодержца Нефрита, объявившего человека своим зятем. "В поисках мест, очертаньем похожих на жилы Дракона, люди проходят тысячи замов, ибо земля в тех местах благодатна для погребенья; а ведь сама могила мала и неприметна". Вот изречение, передающее истинный смысл сего рассказа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com