Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Возмездие

'Сорок девушек'. Худ. В. Кайдалов
'Сорок девушек'. Худ. В. Кайдалов

Говорит кобызу певец:

"Пой, кобыз громовитый мой,
О страданьях земли родной,
Пой, кормилец верных сердец!

Я с тобой - средь мертвых живой,
Без тебя - средь живых мертвец".

Лад найду,
Певучую речь
О былых делах поведу...
По степям седым,
По тропам глухим,
Где по снегу, а где по льду,
Вспять уходит от жарких сеч
Дикая орда Суртайши.

Редкая борода Суртайши
Затряслась от гнева, когда
Возвратились в город Мушкил
Всадники без коней,
Пращники без пращей,
Меченосцы без мечей,
Лучники без луков и стрел,
Соколы без крыл,
Силачи без сил.
Суртайши рассвирепел,
Всех схватил, кто остался цел.
Всех схватил, посадил на цепь.
Никого не пускает в степь.

А саркопцев-пленников хан
Загоняет в загон, как скот,
Не дает воды ни глотка,
Не дает еды ни куска,
Злобствует, как дикий кабан,
Рвет и мечет,
В застенках жжет,
Бьет-калечит
Свой же народ:
Обезумев, берет в войска
Стариков и малых детей:
От коня высоких статей
До цыпленка - хватает все.
И в народе говор идет:

"Родовое добро - отдай!
Золото-серебро - отдай!
И седло и узду - отдай!
И котел и сковороду - отдай!
Головной платок - отдай!
Из косы шнурок - отдай!
Рваный прадедовский чекмень,
Сыромятный гнилой ремень,
Сломанное колесо,
И халат и малахай, -
Все! Все! Все! Все!
Все постылому отдай,
Ничего не утаи!

А, будь прокляты дни твои,
Хан-палач, тиран-истукан!
Иль пшеница тебе не впрок,
Что воруешь у нас бурьян?
Иль парча
Тяготит плеча,
Что неспряденной шерсти клок
Вырываешь из рук у нас?

Горе жить под ханом таким,
Под лихим шайтаном таким:

Кто бы нас от гибели спас?

Если б у ворот городских
Стали воины Гулаим,
С ними бой затевать - не нам,
В них из луков стрелять - не нам,
Копья в них метать - не нам!
Нам сказать бы им как друзьям:
"Смерть разбойнику Суртайше!"
Ну-ка силы соединим.
День пришел посчитаться с ним!"

День пришел, когда Гулаим
Вкруг мушкильских каменных стен
Шумный свой раскинула стан.
Как солому, девы-стрелки
Сыплют стрелы на Мушкил.
Стены высоки,
Враг незрим.
Тих Мушкил.

Девушка-батыр Гулаим
К самой крепости подошла,
Над челом
Подняла шелом,
Приложила ухо к стене
И услышала в тишине
Голос матери - вопль и стон,
Голос матери - плач и крик.

Он в сыром зиндане возник
И до слуха Гулаим
Сонным ветром был донесен.

К ледяным камням крепостным
Гулаим прильнула в слезах,
Захлебнулась в потоке слез...

Подбежал к ней Арыслан,
Подхватил -
И на руках
В белоснежный шатер отнес,
Обратился к милой своей
Со словами таких речей:

"Рыданья рвущиеся сдержи в груди!
Не смерть-губительница - жизнь впереди!
Воспрянь, бестрепетная, и свой народ,
В плену измучившийся, освободи!

Врага зазнавшегося мечом карай,
А слез невыплаканных - не выдавай!
Всей силой мстительности воспомяни
Пустыню страждущую - родимый край!"

И от этих слов - другим
Гулаим показался мир,
Будто прежние цвета
Возвратил ему Арыслан.
И припомнила Гулаим
С детства милые ей места -
Заросли в горах, -
Ширь лесных полян,
И Саркоп, и юрты отца,
И прекрасный Миуели,
И степной простор без конца,
С небом слившийся вдали...
Молнии меча из глаз,
Гулаим отдает приказ:

"На коней!
На этот раз
Враг не скроется от нас!"
Встреча стрел.
Встреча пик.
Встреча мечей.
Встреча кольчуг.
Встреча очей,
Рук,
Плеч.
Сеча вокруг -
Сеча из сеч,
Встреча смертей,
Той силачей.

Мертвому негде лечь.
Пал
Крепостной вал.
Встал
Черногранитный утес.
Арыслан мечом его снес.

Новая преграда встает:
Створы черночугунных ворот
На чернодубовых столбах
Загораживают проход
В город, где спасителей ждет
Суртайшой казнимый народ.
Тут снесенный утес берет
В руки мощные Арыслан,
И утес у него в руках
Превращается в таран.
И ворота гудят, гудят
И качаются на столбах -
Гнутся то вперед, то назад;
Свод небесный гудит им в лад,
Ад гудит им в лад,
И вот
Лопаются створы ворот,
Только мелкие черепки
Разлетаются дождем...

Гулаим говорит:

"Войдем!"

Входят в черноюртный Мушкил
И бросаются за врагом.
Здесь жестокий хан казнил
И саркопцев, и свой народ.
Душный пар стоит кругом.
Вот тела казненных.
Одни
Перерублены топором
Пополам:
Эти напоминают пни.
У других ни ног, ни рук:
Эти напоминают слуг -
Коленопреклоненных,
С челом,
В пол упертым...

Груды голов
С пеной недосказанных слов
На полуотверстых устах,
С красной солью слез на слезах...

Груды тел без головы...

Виселицы о трех жердях,
И свисающие с них
Мертвые, на плоды айвы
Столь похожие...

Мертвые - и нет им числа!

Много, много на свете зла!

Далее уже не могли
Ханские полки отступать.
Шел бой за каждую пядь
Каменной мушкильской земли.
Сталь не уставала сверкать,
Красные потоки текли...
Между тем батыр Сарбиназ,
Пролетев сквозь тучу стрел,
Невредима, пересекла
Копий вражеских частый лес
И сошла у ханских дверей
Наземь с боевого коня,
Как заря с престола небес,
И такую речь повела:

"Пристало ль батыру стоять у дверей
И ждать появленья особы твоей?
Я послана мстительницей Гулаим:
Эй ты, Суртайша, выходи поскорей!

Склонись перед стягом Саркопа во прах,
Пока у тебя голова на плечах!
Бунчук твой железной рукой проломлен,
Тебя не спасет ни шайтан, ни аллах!

Ты спишь, а в Мушкиле - бестрепетный лев,
Могучий вожатый воинственных дев.
Злодей, ты падешь от меча Гулаим:
Грозна ее мощь и велик ее гнев!"

Эту речь услышал хан
И, услышав, подскочил,
Как подстреленный джейран,
Меч схватил и засучил
Выше локтя рукава, -
Необут-неумыт
По дворцу бежит,
По дворцу бежит -
Весь дворец дрожит,
Валятся рабы, как трава.

Выбегает хан из дверей,
Перед ним стоит Сарбиназ.
Он взглянул на Сарбиназ,
И озноб его затряс,
И ногами он застучал,
И схватился крепче за меч,
Громким голосом закричал,
Непотребную начал речь:

"Потаскуха! Ведьмина дочь!
Клещевитая овца!
Убирайся отсюда прочь!
Не погань дворца!

Как ты смеешь дерзкой рукой
Меч пред ханом обнажать?
Как ты смеешь ханский покой
Грубым словом нарушать?
Как ты смеешь хану мешать
Сон вкушать?
Худо знаешь, Сарбиназ,
Хана своего, Суртайшу!
Вон отсюда сей же час,
А не то - задушу!"

Меч при этих наглых словах
Вспыхнул у Сарбиназ в руках,
Точно молния в облаках;
И назад попятился хан,
Потому что взял его страх.
Тут посланница Гулаим
Зажимает сердце в кулак
И надменному хану так
Молвит голосом громовым:

"Эй ты, хан Суршайтан, закрой свою пасть;
Я ногами твою попираю власть,
Я тебе, окаянный, не рабья кость,
Не тебе моей кровью напиться всласть!

Гулаим не желает народу зла
И в столицу твою не затем вошла,
Чтоб народ неповинный карать-казнить
И обители мирные жечь дотла.

Не шути с Гулаим, кровопийца-хан!
Мы твой эль пощадим, кровопийца-хан,
Твой престол - сокрушим! Мы в степи хотим
Биться с войском твоим, кровопийца-хан!

Если скажешь: не ждал нападенья, - ложь!
Ты давно уже мстителей втайне ждешь.
Если скажешь: напали из-за угла! -
На колени падешь и, как пес, умрешь!"

В стан сестры своей Гулаим
Ускакала Сарбиназ,
И взъярился жестокий хан.
Джинном бешенства одержим,
Побежал по покоям он,
Ничего кругом не щадил;
С диким лаем и воем он
Драгоценную утварь бил,
Ткани тонкие раздирал
И, очнувшись в конце концов,
На престол вскочив, заорал:

"Эй, позвать ко мне мудрецов!"

На призыв пришли мудрецы -
Лисы, лизоблюды, льстецы,
Прихлебатели и лжецы.

Суртайша им сесть приказал
И такое слово сказал:

"Советники! Меркнет в глазах моих свет.
Мне воздуха мало. Мне роздыха нет.
Когда успокоится скорбный мой дух?
Куда мне уйти от бесчисленных бед?

Войска у Дербента костьми полегли.
Врага мы к покорности не привели.
А, будьте вы прокляты, сорок волчиц
Из грязного логова Миуели!

Что делать? Точить ли мечи поострей
Иль сесть на коней да бежать побыстрей?
Как быть, посоветуйте, как поступить?
Бунчук мой в опасности; враг у дверей!

Еще меня мучит сомненье одно,
Как злой скорпион меня, жалит оно:
Ужели сбывается вещий мой сон?
Изменишь ли то, что судьбой решено?"

Тут один из мудрецов -
Самый мудрый, самый седой,
Самый хилый, самый худой,
Говорит:

"О властитель мира, щит мой и покров!
Нам теперь, пресветлый, не до вещих снов.
Гулаим погибнет, но немало с плеч
Свалится дотоле удалых голов.

Наше дело - пытки, казни, грабежи,
Плети да удавки, пики да ножи.
Но, самобунчужный повелитель мой,
Можно ли иначе ханствовать - скажи?

Если ты наездник, жребий твой - седло.
Может быть, и правда, что, содеяв зло,
Черною печатью предстоящих бед
Мы себе мараем белое чело...

Не тужи, премудрый, не печалься так!
Повели народу подтянуть кушак,
Созови батыров, изостри свой меч, -
Будет опрокинут ненавистный враг.

А когда с победой мы придем домой,
Гулаим прирежем и устроим той,
Подати умножим, усмирим рабов...
Так я полагаю, повелитель мой!"

И тогда сказал Суртайша:

"Эта речь и впрямь хороша,
Я об этом думал и сам...
О друзья мои, вознесем
Страстные мольбы к небесам,
Чтобы нам удача во всем
Ныне и до смерти была,
Чтобы в предстоящем бою
Воинов победа ждала.
Я судьбе, смирясь, предаю
Свой престол и душу свою".

Между тем батыр Сарбиназ
Мчалась на тулпаре гнедом,
Раздвигая копья мечом
И щитом оборонясь
От каленых разящих стрел.
По следам ее Азраил
Белостолпной бурей летел,
Крылья стер и отстал...
И вот
Сарбиназ подробный отчет
Благородной Гулаим
О посольстве своем дает.
Гулаим,
Смуглолицую Сарбиназ
Поблагодарив, говорит
Сорока подругам своим:

"О мои бесстрашные львы!

Суртайша, жестокий зверь,
Станет буйствовать теперь,
Не бездействуйте и вы.
Захватите город весь.
Дайте всем и пить и есть,
И пускай из веси в весь,
В град из града весть идет,
Что на свете правда есть,
И пускай вокруг меня
Собирается народ:
Вместе будем супротив
Злого хана воевать, -
Да не будет мучитель жив!
Да исчезнет кровавый тать!"

* * *
Трубы трубят,
Стяги шумят,
Начинается новый бой -
Рубится Гулаим с Суртайшой.

Рубится с Суртайшой Гулаим,
Утвердив на снегу стопы;
Искры вспыхивающие, роясь,
В воздухе стоят, как снопы;
Рубится с Суртайшой Гулаим
И прислушивается, рубясь,
К возгласам своего меча,
И зазубривается, звуча,
Меч ее, как серп,
И другой
Меч зазубривается, чертя
В воздухе дугу за дугой,
За удар ударом платя.

У батыров глаза, как жар,
Ярой ненавистью горят.
Звон,
Свист,
Лязг,
Удар - за удар!
И осколки стальных мечей
Сыплются, словно частый град;
Силы рубящихся - равны.
Трое суток рубка идет,
Верха ни один не берет.

Ветви огненной купины,
Выращенной лязгом клинков,
Доросли до горных высот.
И рычат батыры, гневясь,
И бросают мечи в ножны.

Нетерпением обуян,
Цепью в тысячи три звена
Крепко свой неохватный стан
Стягивает жестокий хан.

Трубы трубят,
Стяги шумят,
Начинается борьба,
И глядит на борцов судьба,
И железо сплетенных рук
Раскаляется докрасна,
И в один слепительный круг
Дни сливаются.
Тает снег,
И сменяет зиму весна;
Степь цветет, и птицы поют,
И, в зеленой траве шурша,
Пестрые букашки снуют:
И осиливает Суртайша
Благородную Гулаим,
И, подняв ее к небесам,
К этим голубым, золотым,
Трепетным небесам,
К облакам,
Белым, словно ягнята, -
И летела она к земле,
Как падучая звезда,
А когда
В трех аршинах земля была -
Вывернулась на лету,
Стала на ноги и пошла
На врага,
И - как сокол клюв, -
Ногти в чреве врага сомкнув,
К солнцу Суртайшу подняла,
И метнула вниз,
И в песок
Вбила вниз головой по крестец.

Тут ему и пришел конец,
И навек забудем о нем!
Лучше, милые, поглядим,
Как над степью солнце встает:
Поглядим, как за пядью пядь
Молодая трава растет,
Поглядим, как старуха мать
Обнимает Гулаим,
Как спасенный ею народ
Плачет, и смеется, и льнет
К дочери любимой своей,
Поглядим на лица детей,
Взглянем на хорезмийского Льва,
Милого супруга ее,
И на сорок ее подруг;
И с любовью благословим
Благородную Гулаим.
Да ликует ее супруг,
И да будет она жива
В песнях и в потомстве своем!

Трубы трубят,
Стяги шумят,
Струны звенят,
Струнам в лад мы славу поем.
Меч народа - непобедим!
Дух народа - несокрушим!
И на этом, друзья мои,
Обрывается дастан.

Слава, слава Гулаим!
Слава Гулаим!

Был из племени Муйтен
Вдохновенный певец Жиен,
И каракалпакский народ
Много песен его поет.
Славу и ему воздадим:
Это он сложил дастан
О прекрасной Гулаим.

Слава, слава тебе, Жиен!
Слава тебе, Жиен!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Самая подробная информация бассейн купить цена на нашем сайте.


© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com