Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Алпамыш. Узбекский народный эпос

Барчин зовет на помощь Алпамыша

'Алпамыш'. Худ. В. Кайдалов'
'Алпамыш'. Худ. В. Кайдалов'

Из десяти тысяч юрт своего племени выбрала Барчин десять джигитов-гонцов, дала им свое послание Алпамышу и проводила их в путь, сказав такие слова:

"Полная луна сиянье льет вокруг.
Лучник в бой берет свой самый лучший лук...
Чужедальний край - земля горчайших мук.
Выручить Барчин придет далекий друг...
Я желаю вам в пути не ведать бед,
Родине прошу мой передать привет,
Коккамышским водам, всем родным местам,
Нашему народу, что остался там...
По пути к родной Байсунской стороне
День и ночь скакать вы обещайте мне.
Всем большим и малым, всей моей родне
Скажете, как тяжко на чужбине мне,
Дяде-бию эту сообщите весть:
Стать мне калмыку женой угроза есть, -
Не хочу в плену безвременно отцвесть!
Плачет мать моя - ей утешенья нет,
У отца в очах померк от горя свет,
Да простятся мне ошибки юных лет!..
Мчитесь же, мои послы, в родной Конграт,
Выручить меня народ мой будет рад, -
Там друзья мои, сестра моя и брат".
От Барчин письмо захватив,
На коней горячих вскочив,
Густо пыль дороги всклубив,
Скакунов своих горяча,
Их сплеча камчами хлеща,
Гикая на них и крича,
Десятеро тех смельчаков
Едут из страны калмыков.
Скачут их тулпары, фырча,
Радуя сердца седоков,
Держат путь джигиты в Конграт.
Рвением посольским горят,
Скачут дни и ночи подряд, -
Так между собой говорят:
"Надо, - говорят, - поспешить!
Головы хотя бы сложить,
Службу Ай-Барчин сослужить!"
У кого за близких печаль,
Близкою становится даль...
В край Конгратский скачут послы, -
А пути в Конграт тяжелы...

Девяносто высится гор, -
Перевалы - небу в упор.
Многие уже позади,
Много еще есть впереди,
Горы-великаны пройди,
Все пески-барханы пройди,
Край конгратского хана найди!
Стало не под силу коням.
Счет ночам потерян и дням,
Держат путь гонцы, говоря:
"Время ли для отдыха нам?
В срок нам не поспеть, - говорят, -
Пропадет бедняжка Барчин!
За нее ль болеть? - говорят. -
Иль коней жалеть? - говорят. -
Будем же и впредь, - говорят, -
День и ночь лететь! - говорят. -
Родину и родичей нам
Надо посмотреть, - говорят, -
Бека не видавши лица,
Шаха не видавши, отца,
От Барчин не сдав письмеца,
Как мы ей в глаза поглядим?..
Слезы Барчин-гуль горячи, -
Если мы помочь ей хотим,
Значит, дни и ночи скачи,
Только помощь в срок получи!.. "
Не щадя коней скаковых,
Снова хлещут плетками их,
Скачут дальше, мчатся, как вихрь,
Десять байбачей верховых.
Так они держали свой путь...
За Барчин душою скорбя,
Скачут - пыль клубами клубя, -
Надо доскакать как-нибудь!
В седлах им сидеть все трудней,
На исходе силы коней.
Где страна их цели - Конграт?
Ничего не слышно о ней!
Путь гонцы держали к ней так.
Ехали дорогой Алатаг,
Глянули - под ними Конграт.
Вот она, земля их отцов!
Радость обуяла гонцов:
В девяносто дней, посмотри,
Прибыли в страну Байбури!

За девяносто дней и ночей шестимесячный путь проскакав, отощали кони их - поджарыми стали, подобно лисицам степным.

Подъехали гонцы к дому Байбури, - с коней не слезая, "садам" сказали. Байбури подумал: "Кто такие невежи эти?"

Извлекли гонцы спрятанное послание Барчин, вручили его старому бию. Байбури, приняв письмо племянницы своей, приказал махрамам снять каждого гонца с коня, всякие почести оказать им, заботливо прислуживать им, богатое угощение подать. Послание же, гонцами привезенное, спрятал Байбури в ларец, слова никому о нем не сказав.

Пробыли гонцы в гостях у него целых двадцать дней, почет им все время оказывался, хорошо все время поили-кормили их, только со двора гостьевого никуда не выпускали их и к ним никого не допускали, кроме приставленных слуг.

Стали гонцы в обратный путь собираться, - одарил их Байбури золотом, доброго пути пожелал им - и такое слово сказал:

"Слушайте, гонцы, о чем я вопию!
Сына, что принес мне свет в юрту мою,
Посылать не стану ради Барчин-ай
В дальний тот, чужой, недружелюбный край,
Чтоб из-за Барчин во вражеском краю
Голову сложил в неравном он бою.
Он, как вам известно, у меня один, -
Не пошлю я сына ради Ай-Барчин!..
На майдане скачет конь коню в обгон,
Обогнавший всех - попоной награжден.
Хватит Алпамышу и в Конграте жен!
Слушайте, гонцы, вам надо уезжать.
Хоть и не хочу вас этим обижать, -
Языки прошу на привязи держать,
Чтобы Алпамыш, храни аллах его,
Знать о вас не знал, не слышал ничего!
Ночью уезжайте с места моего,
И никто чтоб вас не слышал, не видал,
Алпамышу бы о вас не наболтал,
Чтобы он в поход коня не оседлал, -
Враг не ликовал бы, друг бы не рыдал, -
Чтобы хан конгратский жертвою не стал!
О невесте спорной сын мой не мечтал.
Ну, гонцы, в дорогу! Я ответ вам дал!
Если же о вас дойдет до сына весть,
Я вас догоню и окажу вам честь:
У меня в Конграте виселицы есть!
Помните, гонцы, я вас предупреждал!"

Услыхав эти слова, пообещали гонцы никому о цели приезда своего и словом не обмолвиться, так между собой порешив: "Как хочет, так пусть и поступает, - нам-то что за дело? Мы свою службу выполнили, - письмо доставили". С этим и уехали они обратно, в страну калмыков...

Сестра Алпамыша Калдыргач-аим, зайдя однажды с подружками своими в юрту отца, ларец открыла, вещи разные перебирать в нем стала, - видит, письмо какое-то лежит. Взяла она это письмо, прочла, - письмом Барчин оказалось оно. Подумала она: "Видимо, письмо это гонцы привезли, видимо, не хотел отец помочь бедняжке Ай-Барчин, потому и спрятал письмо в ларец". Сказала она девушкам своим: "Пойдемте-ка к моему брату-беку, отдадим ему письмо, испытаем его, каков он есть". Отправились они к Алпамышу.

Исполнилось в ту пору Хакиму-Алпамышу четырнадцать лет, был он как нар молодой, силой своей опьяненный. Прочел письмо Алпамыш - сел, про себя думает:

"Если она на расстоянии шестимесячного пути находится в руках у сильных врагов, стоит ли мне жизнью своей пожертвовать ради того только, чтобы жену себе взять?"

Поняла Калдыргач думу его, - говорит ему такое слово:

"Вот мои подружки в радости, в нужде;
С ними неразлучна я всегда, везде,
Брат мой дорогой, мне стыдно за тебя:
Дяди-бая дочь кудрявая - в беде!
Лучник в бой берет свой самый лучший лук,
Человеку в горе - утешенье друг.
Темной ночью светел полнолунья круг.
Дальняя чужбина - край обид и мук, -
Наша Барчин-ай в беду попала вдруг!
Бедная моя сестра Барчин-аим!
Вся ее надежда на тебя, Хаким:
Думает: "Примчится тот, кто мной любим".
Написав письмо, нашла она друзей -
Десять молодых прислала байбачей, -
Пишет: ожидает помощи твоей,
Выручай, мол, если ты, любимый, жив.
Пишет, все письмо слезами омочив.
Прибыли гонцы, письмо отцу вручив,
Принял их отец, дарами наградив,
Но молчать велел им, петлей пригрозив.
А письмо Барчин в свой кованый ларец
Спрятал, нам ни слова не сказав, отец.
Дядиной вины он не простил, гордец!
Я письмо Барчин в ларце отца нашла,
Крик души бедняжки я в слезах прочла -
И тебе письмо сестрицы принесла.
Все, что должен знать об этом деле, - знай.
На запрет отца ссылаясь, не виляй,
Евнухом себя считать не заставляй;
Ехать иль не ехать - ты не размышляй, -
Собирайся в путь в калмыцкий дальний край, -
Суженой своей навек не потеряй!
Если не поедешь - на тебе вина:
Что она, бедняжка, сделает одна?
Ведь не зря она прислала байбачей,
Не письмо писала - слез лила ручей.
Ты ее надежда, свет ее очей, -
Поезжай, да будет к счастью твой отъезд!"

Алпамышу стало стыдно за свое малодушие. Он готовится в дальний путь. Отец Алпамыша, старый Байбури, бранит его и приказывает табунщику не давать сыну коня. Но Алпамышу удается с помощью пастуха Култая и сестры Калдыргач преодолеть эти препятствия.

Прощаясь с дедом Култаем и сестрой Калдыргач, Алпамыш говорит:

"В рану сердца насыпана соль.
Верблюжонком ревет моя боль.
Быть в разлуке с любимой легко ль?
Счастлив будь без меня, дед Култай!..
Ты, печаль моя, дымом истай,
Родина, цвети-процветай,
Мне благословение дай,
Счастлив будь без меня, дед Култай.
Ты, моя подруга-сестра,
Вместе ты со мной рождена,
Выкормила грудь нас одна,
С детства ты со мною дружна,
Ты моей надежды весна, -
Будь жива-здорова, сестра!
Чтоб нарциссоокой моей,
Чтобы розовощекой моей
Пленнице калмыцких степей
Там не пожелтеть от скорбей, -
Еду я на выручку к ней.
Будь жива-здорова, сестра!..
Подо мной скакун удалой.
С жизнью попрощаясь былой,
Гору проскачу за горой,
Посмотрю страну за страной,
Добрый где народ, где дурной,
Будь жива-здорова, сестра!
Я врагов прощать не привык!
Славен возвращусь и велик".

В последний раз напутствуя брата, такое слово сказала ему Калдыргач-аим:

"С трусом не водись, ему не доверяй;
Болтуна себе в друзья не выбирай,
В долгом размышленье воли не теряй.
Будь счастливым, брат, живи - не умирай!
К небу за тебя мольбы я возношу,
По тебе тоскуя, глаз не осушу, -
К стону моему прислушаться прошу:
Поклянись мне, брат, и клятвы не нарушь, -
Мальчиком не будь, веди себя, как муж, -
Львиную природу в битве обнаружь.
Смерти все равно: кто шах, а кто - байгуш,
Но спешит она по следу робких душ...
И еще, мой брат, тебе скажу я так:
Как зеницу ока скакуна храня, -
И во тьме ночной и среди бела дня -
Дальше от худых людей держи коня...
Третий мой совет послушай от меня:
На врага идя, как хочешь свирепей,
Но коня, смотри, по голове не бей.
К сроку, бек-ака, в калмыцкий край поспей, -
Сладкий мед бесед с возлюбленной испей.
С головы твоей да не спадет джига,
Да сразишь в бою сильнейшего врага,
Пусть народ наш будет счастлив, бек-ака,
Пусть разлука наша будет недолга!..
Без тебя остаться страшно мне, мой брат.
Под тобой играет конь на всякий лад,
На боку твоем каленый твой булат, -
Поезжай, добудь нарциссоокий клад!
Брат мой, испытанье дух твой закалит,
Мир широкий - взор и разум просветлит.
Поезжай, да будет счастлив твой поход!
Там откочевавший ждет тебя народ;
Там Барчин-сестрица, задыхаясь, ждет,
День и ночь с дороги глаз не отведет, -
Долгожданный брат на помощь ли нейдет?
Дан ей срок в полгода, каждый день ей - год.
Не поспев, умножишь их страданий счет,
В срок придя, найдешь любовь там и почет,
Всех родных, узбекских ты сплотишь людей,
Что б ни злоумыслил недруг наш, злодей,
Если все узбеки будут сплочены,
Нам тогда и козни вражьи не страшны!.. "

Распростясь с сестрой и с дедом Култаем, Алпамыш отправляется путь.

Шлем его булатный гудит;
Куполоподобный, гремит
Кожи носороговой щит;
Медный наконечник ножон
Звякает о стремя, звенит.
Вздрагивает конь и фырчит,
Лётом соколиным летит.
Вправо не глядит Алпамыш,
Влево Алпамыш не глядит.
Левая рука на луке,
Пику держит в правой руке,
Скачет Алпамыш прямиком,
Гневом и любовью влеком.
Пену отряхает Чибар,
Седока понимает Чибар.
Путь в тот край калмыцкий далек,
Ветер пылью степи облек,
Хаким-бек отважен и строг, -
Горе - не поспеть ему в срок!
Понукая криком "чув-ха!"
Хлещет он коня промеж ног, -
Ускоряет бег скакунок,
Сокращая дали дорог,
Встретится хребет - вперелет,
Встретится овраг - вперепрыг,
Встретится арык - вперебег.
Держит путь свой так Хаким-бек,
Думая: "В чужой стороне
Родичей бы место найти,
Нашу бы невесту найти!.. "
Путь ночной опасен в горах, -
Есть провалы в горных тропах,
Есть на них навалы камней.
Месяц глянет - станет видней,
Канет в тучи - камня темней,
Но тулпар - тулпаров умней,
Но батыр - батыров сильней.
У него отвага в очах,
У него ружье на плечах!
Страхи от себя отстраня,
Ночь не отличая от дня,
День и ночь он гонит коня.
Скорбь свою сердечную прочь
Отогнать Хакиму невмочь:
Выручит ли дядину дочь?..
Ясные глаза исслезя,
Помощи у неба прося,
Скачет Хаким-бек день и ночь,
Недругам далеким грозя.
Дня ему просрочить нельзя!
Конь его чубарый под ним,
Скачет по дорогам степным,
По тропинкам горным, крутым,
Жжет разлуки боль седока.
Где же та страна калмыка?
Конь его, вздувая бока,
Сокращая дали, бежит...
Сколько перевалено гор, -
Вновь степной раскинут простор!
Неоглядной ширью степной
Бьются думы жаркой волной,
На все стороны мечется взор, -
Нет пути конца до сих пор!
Разум тем, что видел, смущен.
Скачет Алпамыш, возбужден,
Сам с собой в пути говорит,
Словно как в бреду говорит:
"В ту страну приду, - говорит, -
Милую найду, - говорит, -
Я ль не отведу, - говорит, -
От нее беду? - говорит. -
Был бы только путь завершен,
Я на ней женюсь, - говорит, -
С ней в Конграт вернусь! - говорит. -
Доблесть я свою, - говорит, -
Докажу в бою, - говорит, -
И в родном краю, - говорит, -
Сам я буду шах!" - говорит.
Вот что он в мечтах говорит!..
Если битвы дни предстоят,
Отгулы в ущельях гремят.
Раны копьевые болят.
Скачет Хаким-бек - и вдали,
Словно бы по краю земли,
Всадников он видит в пыли.
Солнце встало над головой.
Кто же тот народ верховой?
Он коня камчой обхлестал,
Он его, браня, понукал, -
Байчибар летел - не скакал,
Ширь степную пересекал,
Конных тех людей настигал.
Так четыре ночи и дня,
Наземь не слезая с коня,
Скачет Алпамыш им вдогон.
Под конец четвертого дня -
Видишь ты, какой удалец! -
Он людей настиг наконец!

Всадники, которых Алпамыш догнал, оказались десятью гонцами Барчин. Сошли они с коней - поклонились Алпамышу, так сказав:

"Мы свой долг честно выполнили, - нас уважать следует".

Сказал им Алпамыш:

"Теперь можете не торопиться - поезжайте потихоньку, - я сам поспешу, - один поеду".

Остались гонцы позади. Алпамыш далеко вперед уехал, подумал: "Надо где-нибудь ночлег найти". Доехав до старого мазара, Алпамыш дал отдых коню и сам вскоре заснул.

Спит Алпамыш - Барчин свою во сне видит. Держит она в руке чашу с вином, одна пить не желает - предлагает Алпамышу, говоря: "Берите, берите!"

"Веселей, алияр, алияр!
Посмелей, алияр, алияр!
Ах, скорей, алияр, алияр!
Чашу я полным налила, -
На весу она тяжела.
Ах, моя рука затекла!
Жду я, нетерпеньем горя.
Чаши от меня не беря,
На меня с укором смотря,
Что же медлит хан мой, тюря?
Веселей, алияр, алияр!..

Станом я гибка, как лоза,
Алая на мне кармаза,
У меня в серьгах - бирюза,
В сердце - жаркой страсти гроза.
Ваши так прекрасны глаза, -
Я от них ума лишена.
Выпить эту чашу вина
Долго ли просить я должна?
Мало ли я с вами нежна?
Девушек услав, я одна.
Посмелей, алияр, алияр!..

Налила полным я полно,
Чашу поднесла вам давно, -
Может расплескаться вино.
Выпить вы должны все равно!
Веселей, алияр, алияр!..

Далеко не стойте, Хаким!
Ближе быть приятней двоим.
Если оба верность храним,
Что же мы друг друга томим!
Если так судила судьба,
Властвуйте, - я ваша раба!
Ах, скорей, алияр, алияр!..

За меня вдали огорчась,
С матерью, с отцом разлучась,
Из краев Конгратских примчась,
Ты меня нашел в добрый час, -
Милый мой батыр-пахлаван!
По тебе тоскуя, скорбя,
Преданностью сердце крепя,
Задыхаясь, ждала я тебя,
Пей скорей, алияр, алияр!..

Дни весны веселой пришли -
Розы в цветнике расцвели,
Песни соловьи завели.
Слову моему ты внемли,
Из Байсун-Конгратской земли
Прилетевший сокол, мой хан,
Мне судьбою суженный в дар:
Если я, твоя Барчин-джан,
Вся в цвету девических чар,
Чашу поднесла, - то пойми:
Долго так не мучь, не томи, -
Быть мы перестали детьми,
Детскую ты робость сломи,
То, чего так жаждешь, возьми...
Встретились мы наедине,
Место безопасно вполне,
Подойди поближе ко мне,
Руку протяни - обними...
Ах, скорей, алияр, алияр!.. "

Выслушав слова Ай-Барчин, так ответил ей Алпамыш:

"Если бы не верность твоя,
Из Конграта в эти края
Неужель помчался бы я?
Нет, клянусь, алияр, алияр!..
Чаши, подносимой тобой,
Не коснусь, алияр, алияр!

Я из-за тебя захирел,
На огне разлуки сгорел,
Здесь я на тебя посмотрел -
Будто бы впервые узрел,
Но не выпью вина твоего!..
Хоть и поднесла ты сама,
Хоть меня и сводит с ума
Глаз твоих волшебная тьма, -
Пить вино, что тобой налито,
Я боюсь, алияр, алияр!
Стана твоего ни за что
Не коснусь, алияр, алияр!..

И когда, прославясь в бою,
Я врагов и друзей удивлю
И вернусь, алияр, алияр, -
Жажду я свою утолю,
Чашу сладкую выпью твою, -
Опьянюсь, алияр, алияр!..

А до той счастливой поры
Я не стану, дочь Байсары,
Счастье, мне сужденное, красть,
Тайно утолять свою страсть.
Ты меня, моя Барчин-ай,
Не склоняй к тому, не соблазняй, -
Я не соблазнюсь, алияр,
В том клянусь, алияр, алияр!.."

Настало утро, и Алпамыш снова скачет к заветной цели. В пути он встретил одного из калмыцких богатырей по имени Караджан, который остановил Алпамыша со следующими словами:

"Под тобой на сто ладов играет конь.
Грозно-величав, ты для врагов - огонь.
Добрый путь! Куда ты едешь, байбача?
Птицей, прилетевшей из далеких стран,
Конь твой запыхался, грозный пахлаван!
Гнев твой леденит, как северный буран.
Сам орлом могучим прилетел сюда
Из какого ты орлиного гнезда?
Путь, батыр, откуда держишь и куда?
Видно, ты тоской-печалью обуян.
Думаю - в хурджуне у тебя Коран.
Ты откуда сам, красавец пахлаван?
Любит смелый кобчик сесть на косогор.
Ростом ты - Рустам, и если вступишь в спор,
Силачам любым ты дашь в бою отпор.
Шаху пред тобой быть пешим - не позор,
Путь куда, скажи, ты держишь, бекбача?
Ясной красотой подобен ты луне,
Две твоих брови - два лука на войне.
Соколиная твоя видна мне стать.
То, что ты богат и знатен, видно мне
По тому, как важно едешь на коне.
Из каких ты мест, красавец байбача?
Из какого ты алмаза сотворен?
Неужели был ты женщиной рожден?
Ныне ты в гнездо какое устремлен?
Если ты рожден был от людей земных,
То желаний нет несбыточных для них.
За какую святость ты им богом дан?
Ястребинопалый, из каких ты стран?
Храбреца такого вижу в первый раз.
Ты скажи мне, где родился, где возрос?
Сам же я - калмык, мне имя - Караджан.
Вижу, как чиста печаль твоя, тоска,
Цель твоя - мечта, я вижу, высока.
Ты скажи, куда ты едешь, байбача?"

Алпамыш: обратясь к Караджану, так ему ответил:

"Знай, я был главой народу своему,
Золотой джигой я украшал чалму.
Летом скот водил на берегах Аму.
Знай: тюря Конграта говорит с тобой!
С коккамышских вод я как-то упустил
Утицу одну - и крепко загрустил.
Сокол я, что ищет утицу свою...
Изумрудами оправлен мой кушак,
Кованый булат - могучий мой кулак,
Пестунец Конграта, я батыр-смельчак.
Те, к кому стремят меня мои крыла, -
Знай, что их коням нет счета и числа.
Знай: на Алатаге некогда была
Скакунами их покрыта вся яйла.
Та юрта, что сорок тысяч стад пасла,
Самой неимущей в их краю слыла.
С теми же стадами вдаль давно ушла
Та верблюдица, что страсть мою зажгла.
Нар-самец, ищу верблюдицу свою...
Я, по ней скорбя, тоскою захлебнусь.
Полугодовым путем за ней стремлюсь.
Раньше, чем весна пришла, уже ярюсь,
О луку седла я головою бьюсь.
Разъярен желаньем, грозно я реву,
Пыткой страсти сердце на куски я рву...
Осень наступила - сад веселый пуст, -
Сядет и ворона на розовый куст!
Смерть придет - игру затеет с кошкой мышь,
Но костей мышиных скоро слышен хруст.
Хоть змея лукава, хоть она скользка, -
И змею ужалит смертная тоска.
Знай: страна Конграт есть родина моя!
При рожденье назван был Хакимом я,
Прозвище дано мне позже - Алпамыш.
Имя ты свое назвал мне: Караджан.
Что же ты еще стоишь, как истукан?"

Тяжело принял Караджан слова Алпамыша, и, решив испытать прибывшего, так он сказал:

"Утица, тобой упущенная, есть:
На Ай-Коле ей пришлось, бедняжке, сесть -
Девяносто коршунов над ней кружат,
День и ночь ее, бедняжку, сторожат,
Зря сюда спешил ты, сокол, прилететь:
Коршунов таких как можешь одолеть?
Без толку спешил, - придется пожалеть.
В коршуньих когтях не сладко умереть!
Положения ты не разведал здесь,
Вздорную завел со мной беседу здесь, -
Гибель ждет тебя, а не победа здесь!..
По верблюдице твоя тоска-печаль, -
Есть верблюдица, - твоя ли, не твоя ль? -
Полуторатысячную надевает шаль,
Стойбище ее найдешь в степи Чилбир.
Если знаю что - поведать мне не жаль.
Видел я: жива верблюдица твоя,
Только знай, - мечта не сбудется твоя:
Ровно без десятка сто богатырей
Угрожают здесь верблюдице твоей.
Слух по всей степи уже пошел о ней.
Очень ты, узбек, удачлив, погляжу!
Тех богатырей увидев пред собой,
Должен будешь ты вступить в неравный бой:
Над тобою верх из них возьмет любой.
Силачей таких сразишь ли похвальбой?
Правду говорю, с тобою говоря:
Страстью по своей верблюдице горя,
Даром ты приехал, - изведешься зря!"

Услыхав эти слова от Караджана, очень опечалился Алпамыш, про себя подумав: "Он перевалил через девяносто гор, сталкивался с батырами калмыцкими, со многими несчастьями, наверно, он встречался. Правильно говорит: чем ехать туда, себя на позор обрекая, не лучше ли мне сразу обратно коня направить?"

Но Караджан затем успокоил и подбодрил Алпамыша, предложив свою дружбу, повел его к себе в гости.

Сидит Алпамыш в гостях у Караджана, а мать Караджана, Сурхаиль-ведьма, сыну своему говорит:

"Как ты, Караджан мой, опрометчив был!
Очень глупо ты, сынок мой, поступил.
Силача-узбека где ты подцепил?
В дружбу со своим врагом зачем вступил?
Что же он, узбек, твой разум усыпил?
Лучше бы дорогу к дому ты забыл!
Э, Караджан-бек, сыночек, ты сглупил!
Как же ты приводишь людоеда в дом?
Будешь, Караджан мой, каяться потом.
Как такое дело делать непутем?
Сам ты пропадешь, и все мы пропадем!
Мягкосерд и полон бредней ты, глупец!
Меж глупцов теперь первый ты глупец!
Сердце от узбека ты подальше спрячь,
В проявленье дружбы с ним не будь горяч.
Думаешь - с добром пришел такой силач?
Гость такой, скажи, к чему тебе, сынок?
Стать своим рабом заставит он тебя!
Гневом распалясь, раздавит он тебя!
Сурхаиль тебе родная мать, - не враг,
Даром говорить она не стала б так,
Э, Караджан-бек, ты все-таки дурак!.. "

Услыхав слова матери своей, Караджан так ей ответил:

"Этой дружбе, мать, до смерти верен я,
Чести долг нарушить не намерен я.
Нравом, как лоза-трава, стал смирен я.
Гостя в дом привел я, дорогая мать, -
Гостя ты должна, как сына, принимать.
Мне твои слова в обиду могут стать.
В друге дружбы жар не буду охлаждать, -
Я ему, как брату, должен угождать".

Остался Алпамыш гостем у Караджана, хорошо угощал его Караджан, много почестей оказывал ему. День к полдню уж приближался, - Алпамыш сказал: "Как же узнает о нас Байсары, раз мы здесь находимся? Поехал бы ты, Караджан, к дяде моему, разузнал бы обо всем, и если он не передумал отдать нам свою дочь, то окажи нам дружескую честь - будь сватом от нас. Как бы то ни было, дай ему знать о прибытии нашем". - "На каком же мне коне поехать?" - спросил Караджан. - "На каком хочешь, на том и езжай", - ответил Алпамыш. "Твой конь притомился, - говорит Караджан, - поеду-ка я на своем". - "Если на своем поедешь - не поверят тебе. Поезжай лучше на моем Байчибаре".

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com