Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ХОР

Древнее царство.

Культ Хора, живым воплощением которого считался с незапамятных времен правитель Египта, появился в Куше еще в эпоху Древнего царства. В Бухене, где впоследствии был сооружен храм в честь локальной формы Хора, была обнаружена надпись:

"возлюбленный Хором, владыкой города, великим богом, который восседает на небе (и) Обеих землях" (267, с. 59-60).

Согласно Х.Смиту, надпись на основании палеографических особенностей может быть датирована эпохой не ранее V династии (267, с. 60). Как справедливо отмечает X.Смит, здесь должно было быть имя фараона, так как в архаический период и в эпоху Древнего царства только фараон мог быть "возлюбленный Хором". Вместе с тем нигде нет следов картуша или сереха. Группу знаков, расположенных рядом, X.Смит предлагает рассматривать как wbj "чистый"; следовательно, если в надписи не назван фараон, она может относиться к месту, где она высечена, а значит, общий ее смысл: "(Это место), которое чисто и любимо Хором" и т.д. То есть в этом случае мы имеем дело с посвятительным текстом, следовательно, надпись вблизи Бухена была составлена в честь основания города (267, с. 60). Такая интерпретация надписи позволяет предположить, что создание локальной формы Хора Бухена, который в Среднем и Новом царстве широко почитался здесь и в других храмах Куша, было связано с идеей основания египетского поселения в этом районе и соответственно началом колонизации Северной Нубии. Если наша интерпретация верна, возможно, подобным образом можно объяснить образование и широчайшее распространение локальных форм Хора, "владык" крупных административных районов Куша именно в период египетского господства.

Среднее царство и второй переходный период.

От времени Сенусерта I имеется бесспорное свидетельство почитания Хора Бухена. На одной из стел, найденной в Бухене, Сенусерт I назван "возлюбленный Хором Бухена" (266, с. 52, № 1893/175). Как отмечает X. Смит, на стеле имеется самое раннее по времени изображение Хора Бухена (266, с. 62). Как известно, в Бухене была найдена стела 18-го года правления Сенусерта I, повествующая о его победоносном походе в Куш (37, с. 31-33, t. 29; 266, с. 40). Вполне вероятно, что в результате успешной войны Сенусерт I способствовал возвышению храма в Бухене и поддержанию там локального культа Хора.

Временем XII династии датируется стела из Бухена, хранящаяся в Британском Музее. Текст надписи составлен начальником флота Неферу, сыном Меререт. В нем упомянуты Сенусерт I, Хор, владыка Бухена, и Хор, "владыка чужеземных стран" (129, t. IV, № 139). Трудно с уверенностью сказать, был ли этот текст составлен после смерти Сенусерта I, или при его жизни, так как ни один из эпитетов не является бесспорным указанием на умершего. Аналогичная по композиции стела была найдена также в Бухене и составлена Дедусобеком. В ней названы Собек Шумену, Хор, владыка Бухена, и Хор, "владыка чужеземных стран" (296, с. 61, № 11778) (Проблема датировки этих стел остается спорной. Согласно X. Смиту, стела из Хартума датируется временем правления XIII династии (266, с. 48), Ж. Веркуттер с колебаниями предлагает дату между временем правления XII и XIII династий (296, с. 68-69). Поражает удивительное сходство в построении надписей этих стел. Ж. Веркуттер отметил, что они, вероятно, относятся к одному времени (296, с. 62).). Тот же Дедусобек является составителем текста надписи другой стелы из Бухена, где имеется инвокация htp di nsw Осирису и Хору Бухена (296, с. 63, № 372а). С другой стороны, от времени второго переходного периода в Бухене сохранилась стела Яхуосера с инвокацией htp di nsw, обращенной к Осирису Абидоса и Хору, "владыке чужеземной страны" (239, с. 51, fig. 1; 266, с. 41, Хартум, [№] 18). Возникает вопрос: какова взаимосвязь между этими ипостасями Хора? Как полагает T.Сёве-Сёдерберг, это различные боги (239, с. 52). Действительно, надписи на стелах из Британского и Хартумского музеев убедительно об этом свидетельствуют. Представляется также, что появление Хора Бухена наряду с Хором, "владыкой чужеземных стран", отражало процесс образования специфических локальных ипостасей египетских богов в Куше, так как ипостась Хора, "владыки чужеземных стран", не была связана именно с Кушем, а возникла в результате военной экспансии фараонов за пределы Египта вообще.

От времени второго переходного периода в Бухене сохранились многочисленные инвокации Хору Бухена (266, с. 7, 20, № 1708 /К-10-47, с. 46, № 370; с. 371, № Е 10984) (точная дата надписи № 1708/К-10-47 неясна). Из них большой интерес представляет собой стела Сепедхера, где содержится инвокация типа htp di nsw к различным богам, в том числе и к Хору, владыке Бухена, с целью обеспечить благополучие "начальника крепости (tsw) Бухена Сепедхера, повторяющего жизнь. Говорит он: "Я был бравым начальником крепости Бухена и никогда ни один начальник крепости не делал того, что сделал я. Я построил храм Хора, владыки Бухена, для услады правителя Куша" " (2б6, с. 55, № Е 10984; 239, с. 55, fig. 2). Сёве-Сёдерберг справедливо подчеркивает, что речь идет о местном правителе Куша, а надпись в целом свидетельствует о том, что Бухен принадлежал к царству владык Куша (239, с. 56-57), а не к египетским владениям. Тот факт, что начальник храма Бухена по поручению правителя Куша воздвиг (а точнее восстановил) храм Хора Бухена, свидетельствует о том, что к этому времени культ Хора Бухена прочно укоренился в Куше.

Новое царство.

В эпоху Нового царства в Куше получили широкое распространение культ Хора в египетских и местных ипостасях. На статуе Тури, царского сына Куша при Яхмосе, найденной в Керме, содержится инвокация Хору Бухена (121, с. 211, fig. 2, с. 214).

С другой стороны, на одной из статуй, принадлежащей первым царским сыновьям Куша, упоминаются различные египетские ипостаси Хора - "Хор Горизонта", "Хор-дитя" и "Хор htjw" (120, с. 47, № 888, прим. Н).

Храмы Тутмоса III.

Огромное количество надписей с инвокациями Хору Бухена сохранилось от времени Тутмоса III в самом Бухене и других поселениях Куша. Бухен был крупнейшим религиозным центром в эпоху Нового царства, и в особенности он процветал во времена Хатшепсут, Тутмоса II и Тутмоса III.

Бухен.

Надписи храма Бухена времени Хатшепсут и Тутмоса II и Тутмоса III свидетельствуют о том, что здесь поклонялись Хору Бухена как главному божеству храма, а культ его строился по египетскому образцу. Так, в одной из них говорится: "(при) совершении подношений, всякий, кто войдет в храм Хора, владыки Бухена, пусть будет чист, делает она (Хатшепсут) для него (это), чтобы она жила, подобно Ра" (43, т. 2, с. 10, t. 12) (см. также (43, т. 1, с. 23) ). Цель различных видов подношений, совершаемых Хору, - получение жизни (43, т. 2, с. 19, t. 23, с. 31, t. 35, с. 34, t. 37). Надписи вестибюля храма свидетельствуют о том, что Хатшепсут была основательницей храма или какой-то его части: "[Маакара], дочь Ра, Хатшепсут... [сделала она в качестве памятника для ее отца Хора, владыки Бухена, делая для него храм (или часть его)] из прекрасного белого камня Та-Сети, сделала она(это) для него, чтобы она могла жить [вечно]" (43, т. 2, с. 41, t. 42) (Аналогичная надпись, но составленная от имени Тутмоса III, имеется в южном храме (43, т. 1, с. 20).).

Отдельные посвятительные надписи в честь Хора Бухена от имени Хатшепсут (само ее имя изглажено и заменено на имена Тутмоса II и Тутмоса III) упоминают наряду с этим богом и некоторых богинь, каждая из которых, таким образом, выступает как его супруга. Это - Микет, владычица Пер-ну (43, т. 2, с. 50-51, t. 47), Сатис, владычица Южной Элефантины (43, т. 2, с. 53, t. 47-2), Исида, мать бога (43, т. 2, с 74, t. 63). Тутмос III в одном случае назван "возлюбленным Хором владыкой Бухена, и Исидой, матерью бога" (43, т. 2, с. 52), в другом - "Хором, владыкой Бухена, и Анукис, владычицей Южной Элефантины" (43, т. 2, с. 55, t. 47-5). Особенностью культа Хора в Куше было сопоставление его с Сатис и Анукис как владычицами Южной Элефантины (о значении термина см. в разделе о Сатис) и богиней Микет (Поскольку Хор Бухена сопоставлялся с разными богинями, невозможно восстановить поврежденную надпись на западной стене южной комнаты южного храма Бухена, где сохранились слова: "[...] возлюбленный [Хором, находящимся в] Бухене навечно"; "возлюбленный [... владычицей] Южной Элефантины навечно" (43, т. 2, с. 78, t. 66). Последний титул имели в Бухене богини Сатис, Анукис и Нейт (43, т. 2, с. 78, прим. 1, с. 74, прим. 3, t. 63).).

На рельефе северной комнаты южного храма Бухена виден царь, исполняющий перед Хором Бухена ритуал ws sj "посыпание песка", который известен в Египте как культовое действо ежедневного храмового ритуала, а в более позднее время как церемония, связанная с основанием храма. Как отмечает Р.Каминос, в Бухене этот ритуал связан как раз с сооружением храма (43, т. 2, с. 62-63, t. 52-53). В надписи сказано: "[Посыпание] песка для Хора, владыки Бухена, чтобы он (царь) был тем, кто живет вечно" (43, т. 2, с. 63, t. 52).

Изображения во внутреннем святилище представляют собой ритуальные сцены очищения как части ежедневного храмового ритуала, а именно очищение статуи бога с помощью одной или нескольких пилюль соды. В сопровождающей надписи сказано: "[...?] пилюлю [соды] следует положить в рот и на плечи и обойти вокруг нее (статуи) четыре раза. (Следует четыре раза произнести слова): "дважды очищенный - это Хор" " (43, т. 2, с. 84-85, t. 74). Другой способ очищения представлен в следующем предписании: " Холодную воду и ладан следует взять в рот и на плечи, обойдя вокруг нее (статуи) четыре раза (следует четыре раза произнести слова): "дважды очищенный - это Хор" " (43, т. 2, с. 86-87, t. 75). Совершая этот ежедневный туалет бога, царь произносил формулу htp di nsw, запечатленную здесь же, на рельефе, перед Хором Бухена (43, т. 2, с. 83, t. 76).

Представляет интерес сцена с изображением царя перед богом. В соответствующей надписи сказано:

"В святилище делает он (это), чтобы была дана жизнь навечно, подобно Ра" (43, т. 2, с. 97, t. 80).

Р.Каминос отмечает, что точную параллель контексту найти не удается,тем не менее сходные мотивы обнаруживаются в надписях храма Птаха в Абидосе времени Сети I, следовательно, можно предположить, что здесь представлен один из начальных эпизодов ежедневного храмового ритуала, а именно вхождение во внутреннюю часть святилища с целью открыть двери алтаря и начать действо, связанное с туалетом бога (43, т. 2, с. 97). В строках, расположенных позади изображения царя в этой сцене, о царе говорится: "[(находящийся во главе) всех живущих], поднявшийся на троне Хора, подобно Ра, навечно" (43, т. 2, с. 97). Следовательно, цель культового действа в данном случае - благословение правящего царя. В целом, как показывают рассмотренные сцены, ритуал Хора Бухена соответствовал ритуалам служения египетским богам.

Интересно изображение, где в одном случае Хор имеет эпитет, характерный для Хора Иераконполя, "владыка Верхнего Египта". В надписи говорится: "[Представление] подношений богу для Хора, владыки Верхнего Египта" (43, т. 2, с. 67). Вместе с тем на подставке барки начертано имя Тутмоса, названного "возлюбленным Хором Бухена". Как отмечает Каминос, из общего контекста надписи ясно, что подношения делаются Хору Бухена (43, т. 2, с. 65). Следовательно, этот бог дополнительно назван египетским эпитетом. Хор Иераконполя встречается и в других памятниках из Северной Нубии времени Нового царства (53, fig. 39, 71, с. 638). То, что в Данном случае его эпитеты отнесены к Хору Бухена, позволяет предположить, что среди египетского населения Бухена значительную часть составляли выходцы из Иераконполя.

Надписи времени Тутмоса III в ряде случаев идентичны тем, которые сохранились от времени его предшественника, он назван "возлюбленным Хором владыкой Бухена" (43, т. 1, с. 53-54, t. 31, с. 60-62, t. 72, 73, 74, с. 77, t. 89, с. 79, t. 93), которому он воздвиг храм (4З, т. 1, с. 20) и культ которого он поддерживал. Кроме надписи, повествующей о сооружении храма, которая означает, что Тутмос III просто приписал себе то, что было сделано до него, имеется надпись, где говорится о строительстве особого помещения: "[Хор], победный бык, поднявшийся в Фивах, царь Верхнего и Нижнего Египта Менхеперра [сделал он] памятник для своего отца Хора, владыки Бухена, сооружая для него помещение для праздества (wsht hbjt), где должны совершать празднества обе земли в красоте (своей); делает он (это), чтобы была дана жизнь навечно" (43, т. 1, с. 65, t. 79). Как полагает Р.Каминос, wsht hbjt был именно тем двором, где была найдена эта надпись (43, т. 1, с. 66). Кроме того, как повествует другая надпись, Тутмосом III был сооружен "роскошный колонный зал из нового камня" (43, т. 1, с. 79). Супругами Хора Бухена в надписях Тутмоса III выступают Сатис (43, т. 1, с. 54, 61) и Анукис (43, т. 1, с. 80, t. 97).

В большой надписи Тутмоса III, сохранившейся в этом храме, Хор Бухена прославляется как главный бог-покровитель фараона:

"(1) Тутмос ... (3)... возлюбленный Хором, владыкой Бухена. Он (т.е. бог) соединился со своей эннеадой для того, чтобы создать его из их тел. Он завещал (4) ему наследство в чреве, потому что он (бог) знал, что он (фараон) примет совет от его имени. Он (бог) установил его короны, царя Верхнего и Нижнего Египта на троне Хора среди живущих, чтобы он (фараон) мог поместить (5) страх перед ним и ужас перед ним среди людей и земель Фенху. Я царь, которого он породил, любимый сын, которого он создал (6) для себя, чтобы я построил его дом и соорудил памятники ему, подобно тому как повелел он, чтобы я владел обоими берегами. (Я) сын, который заботится о благополучии своего отца и проявляет заботу о том, от которого он произошел, (7) который увековечивает имена, приносит подношения, увековечивает имя каждого бога и дает каждому богу новое рождение из-за них. Он получил во владение (8) эту землю до юга ее, Кебех-Сет под надзором его, запечатал он ее до севера, до Кебех-Хор. Все это (9) освещается луной и тем, что обнимают Геб и Нут, обнял он их своими руками. (10) И его величество стоял на рогах земли, чтобы повергнуть кочевников Азии (и сказал): "Я победный бык, поднявшийся в Фивах, сын Атума, любимый Монтом, (11); тот, который сражается сам среди армии на виду Обеих земель. Это не ложь. Я вышел из дома моего отца, царя богов Амона, который предопределил мне победу" " (43, т. 1, с. 49, t. 61-62).

В надписи явно нашла отражение концепция теогамии, или божественного рождения Тутмоса III, но в данном случае преломленная в местном варианте - рождение от Хора Бухена, локальной ипостаси Хора в Куше, Основной мотив надписи - освящение азиатских походов Тутмоса III, о благополучии которых он также просит Хора Бухена. Упоминание Кебех-Сет и Кебех-Хор (Wb. V, 29,8) как местностей, олицетворявших юг и север Египта или обитаемого мира, (43, т. 1, с. 51) (там же указана соответствующая литература), свидетельствует о том, что и в целом "мировые" претензии Тутмоса III выступали под эгидой локальной ипостаси Хора Куша.

Ряд надписей сохранилось в Бухене от царского сына Куша при Тутмосе III - Нехи. Они однотипны, сопровождают изображение коленопреклонённого Нехи в позе адорации и содержат обращение к Хору, владыке Бухена (43, т. 1, с. 23, 76, t. 88, 92).

Группа надписей (время Тутмоса III ) с упоминанием четырех жрецов, поклоняющихся Хору Бухена, построены по типу htp di nsw. Один из них позади царя - начальник жрецов. Тот жрец, что перед Хором Бухена, имеет титул "первый жрец Хора, владыки Бухена", далее изображен жрец Исиды и еще один жрец (4З, т. 1, с. 70, t. 82-2). Титул "жрец Исиды" в данном случае не означал специфической принадлежности служителя культа к определенному божеству, так как, судя по изображению, этот человек служил Хору Бухена.

Каср-Ибрим.

При Тутмосе III существовал еще целый ряд религиозных центров, где поклонялись различным местным ипостасям Хора, которые впоследствии распространились в других храмах Северной Нубии. Одним из таких центров был Каср-Ибрим, в древности входивший в обширную область Миам. Здесь от времени совместного правления Тутмоса III и Хатшепсут сохранился алтарь, где изображен "Хор, владыка Миама" и "Сатис, владычица Элефантины" (44, с. 50). Есть надписи, где Тутмос назван "возлюбленным Хором Миама" и "возлюбленным Сатис, владычицей Та-Сети" (44, с. 35, 42, 56) либо просто "возлюбленным Хора Миама" (44, с. 42). Сохранились также изображения различных местных ипостасей Хора: "Хор, владыка Миама, великий бог, господин неба", "Хор, господин Бухена, великий бог, господин Верхнего Египта", "Хор, господин Баки (Кубана)" (44, с. 38). Из этой надписи можно сделать вывод, что культ Хора Бухена, получил в это время распространение и в других местах, за пределами своего локального святилища. То же можно сказать и о Хоре Кубана, о культе которого можно судить в основном по текстам надписей различных храмов Северной Нубии. Но культ Хора Миама был известен лишь в той административной области, где находился центр культа этого бога.

Важный религиозный центр находился при Тутмосе III на о-ве Саи. Надпись времени Нехи, царского сына Куша при Тутмосе III, сообщает о том, что на о-ве Саи был построен храм, посвященный Амону, и что в 25-й год правления Тутмоса III был восстановлен другой храм, из камня, (290, с. 74-75). Возможно, восстановленный храм был посвящен "Хору Быку, владыке Та-Сети, находящемуся в Фивах", который упоминается здесь многократно при Аменхотепе II (290, с. 78-80). При Тутмосе III он почитался в Эллесиа (5З. fig. 36).

В одной из надписей, обнаруженных Веркуттером на о-ве Саи, упомянуты "царские подношения Хору Быку, владыке Та-Сети, находящемуся в Фивах, и Рененут" (288, с. 11, t. 2), что позволяет предположить, что супругой Хора о-ва Саи была богиня Рененут. Здесь же были найдены различные предметы, содержащие картуш Тутмоса III, поэтому возможно, что процитированная надпись относится ко времени его правления. Трудно понять построение фразы. Словосочетание "Хор Бык владыка Та-Сети" указывал на локальную его ипостась в Куше. Но выражение "находящийся в Фивах" отсылает к египетскому прообразу. Судя по ареалу распространения, это была локальная ипостась, связанная с храмом о-ва Саи. Следовательно, возможно, в создании этого образа Хора проявился своеобразный кушитско-египетский синкретизм, отразившийся в построении эпитета.

Хору во всех перечисленных его ипостасях поклонялись в храме-гроте Тутмоса III в Эллесиа. Сугубо местной ипостаси Хора здесь не было, но по тем ипостасям этого бога, которые упомянуты, можно судить о характере развития культа этого бога в Куше времени правления Тутмоса III и в главных религиозных центрах, которые там сформировались. Тутмос III представлен делающим подношения Хору Миама и Хору Баки (61, с. 9, t. X). Хор Бухена изображен протягивающим знаки жизни и скипетры "уаc" к носу фараона (61, t. XXI, XXIII, XXV, XXVII, с. 17, t. XXXIII). Тутмос III показан в одной из поз адорации (руки опущены вниз) перед "Хором Быком, владыкой Та-Сети, находящимся в Фивах" и назван "возлюбленным этим богом (61, с. 18, t. XXXII). Установить характер иерархии богов по этим данным невозможно. Но, судя по публикации рельефов храма, сделанной С.Курто, преобладающая роль отводилась здесь Хору Миама, видимо, потому, что Эллесиа расположена неподалеку от Ибрима - центра формирования локальной ипостаси Хора Миама.

В посвятительной стеле храма Тутмос III изображен с правой стороны перед Сатис, слева - перед Хором Миама (53, fig. 26) (см. также (53, fig. 37, 38) ). Следовательно, Сатис можно считать супругой Хора Миама (В этом же храме, а также в других храмах Куша, Сатис - также и супруга Амона, значит, соединение Сатис с ведущими египетскими богами, принимавшими в Куше локальные формы, было специфической особенностью.). В одной из сцен изображен Тутмос III, подносящий дары Хору, владыке Бухена, и Хатхор, владычице Ибшек (53, fig. 38). В самом Бухене, как мы видели, Хор сопоставлялся с локальными формами египетских богинь, что свидетельствует о местной специфике его образа.

Дакка.

Различные местные ипостаси Хора упоминаются на блоках, сохранившихся в храме Дакки от времени Тутмоса III, где он назван "возлюбленным Хором, владыкой Баки (Кубана)" и "Хором, могущественным Быком, владыкой Та-Сети" (234, с. 69, блоки 10, 13). Последний эпитет Хора отражает вариант его ипостаси на о-ве Саи, но может и обозначать воплощение образа фараона как властелина Та-Сети и потому можно говорить о еще одной самостоятельной ипостаси Хора в Куше. Упомянут также Хор Бехдетский (234, с. 71), почитание которого в Куше было вполне оправданно, так как, согласно мифу о нем, этот бог сражался с врагами Ра на юге. Упомянуты также египетские ипостаси Хора: "Хор великого дома" [предположительно Гелиополя] и "Хор Горизонта" (234, с. 71, блоки 29, 53). Среди почитаемых здесь богов наиболее часто встречается Хор Кубана (234, с. 70, блок 14, с. 77, блок 34, с. 79, блок 37, с. 81, блок 50). По замечанию Г.Редера, этот бог так многократно изображен в этом храме, что, его можно считать господином храма (234, с. 89). О том, что Хор Кубана был главным божеством храма, свидетельствует, на наш взгляд, сцена, где он представлен коронующим коленопреклоненного Тутмоса III (234, с. 71, блок 34). От сопровождающей надписи сохранились слова: "[Слова, сказанные] Хором, господином Кубана: "[О мой сын, Тут]мос[nfr] hpr, устанавливаю я для тебя [корону на твою голову]" ". Другая надпись, где говорится о сооружении памятника, сильно повреждена. На одной стороне сохранилось имя Хора Кубана. Учитывая высказанные соображения о том, что Хор Кубана считался главным божеством храма, следует согласиться с деконструкцией этой надписи Г.Редером: "[Тутмос II соорудил] памятник свой для [своего] отца [Хора Кубана]" (234, с. 79, блок 37). Следовательно, храм в Дакке был посвящен локальной ипостаси Хора Кубана. В храме странным образом отсутствует Хор Бухена. Отсутствует он и в Амаде, вместе с тем в Фарасе довольно много фрагментов с упоминанием Тутмоса II и Тутмоса III, "возлюбленного Хором Бухена" (98, с. 374, 375). Вместе с тем в Амада, где почитались Хор Ибрима и Кубана, Хор Бухена также отсутствует. Если все это не случайные явления, то для данного времени можно отметить наличие своеобразного религиозного сепаратизма - восприятие локальных ипостасей за пределами культового центра лишь в определенных храмах. Конкретные причины этого остаются неясными.

В храме Амада времени Тутмоса III в отличие от остальных его построек в Куше отмечается преобладание чисто египетских форм Хора, и в частности Pa-Хора Горизонта. Надписи фасада гласят о том, что Тутмос III "построил памятник свой Pa-Хору Горизонта, великому богу, владыке неба. Сделал для него храм из прочного камня, сделал он (это), чтобы была дана (ему) жизнь навечно" (93, с. 8). На одной из колонн храма есть надпись, в которой сказано, что Тутмос III "построил памятник свой отцу Ра-Хору Горизонта, сделал он ему роскошные колонны" (93, с. 148). Здесь же имеются картуши Тутмоса III, который назван "возлюбленным этим богом" (93, с.6-7) (см. также (93, с. 84, 189) ).

Другие изображения и надписи выдержаны целиком в египетском стиле (93, с. 18, t. VI В) (см. также (93, с. 182, 183, 33, 35, 56, 74) ). В одной из этих сцен Pa-Хор Горизонта назван "великим богом, находящимся в храме" (93, с. 89). Предлог hrj-ib подчеркивает иноземное происхождение бога, под храмом имеется в виду Амада, следовательно, Pa-Хор Горизонта - "чужеземец" в Амаде.

Кроме этого египетского бога, которому был посвящен храм, в Амаде почитался Хор Бехдетский (93, с. 33, 75, 102-103, 104). Уже при предварительном знакомстве с рельефами храма Амады видна преобладающая роль египетских форм Хора. Вместе с тем на южной стене храма Тутмос III изображен между Хором Миама и Pa-Хором Горизонта (93, с. 125). Судя по надписям, эти ипостаси имеют равное положение в храме:

"Слова, сказанные Хором, владыкой Миама: "О любимый сын Менхепперра, как прекрасен памятник твой вечности. Сделал ты (его) для отца твоего Ра, даст он тебе жизнь, прочность, могущество, радость сердца всякую, исходящую от него, жизнь, подобно Ра".

Позади Pa-Хора Горизонта слова:

"О любимый сын Менхепперра, дана для тебя жизнь, могущество всякое к твоему носу взамен памятника твоего, который ты сделал, чтобы (была дана) жизнь, подобно Ра" .

Судя по заглавию другой сцены, Тутмос III совершает подношение Ра-Хору Горизонта, который назван "владыка неба[...] Миам" (93, с. 77). Очевидно на месте лакуны стояли слова "Хор, владыка". Вероятно, Тутмос III пытался соединить в одном храме культы исконно египетских и принявших локальные формы божеств, что отражало определенную политическую направленность - стремление насадить культы египетских богов, объявляя этих богов в то же время местными.

Время Аменхотепа II.

При Аменхотепе II - преемнике Тутмоса III в Амаде поддерживался культ Хора Горизонта. Характер поклонения ему свидетельствует о том, что это был чисто египетский бог (93, с. 10, 24, 48, 67, 79, 95, 96, 97, 120, 125, 185). В одной из надписей после имени Хора Горизонта следует название одного из созвездий декан (Wb. III, 138, 14), что, очевидно, было воспринято из Египта.

При Аменхотепе II в Амаде процветал также культ Хора Бехдетского, который назван здесь владыкой храма и дает фараону многие годы царствования (93, с. 40). Остальные надписи, относящиеся к нему, - типично египетские (93, с. 104, 115, 117, t. XXV).

В храме Бухена Аменхотеп II поддерживал культ местной ипостаси Хора Бухена. Он назван "возлюбленным" Хором Бухена и Сатис (43, т. 2, с. 108, t. 86, fig. 1-3), которая и при его предшественниках была одной из супруг Хора Бухена.

Хор, владыка Бухена, упоминается в ряде недатированных фрагментов из Фараса (98, с. 378-379), среди них имеются надписи Аменхотепа II, которые, вероятно, следует читать "[возлюбленный] Хором [владыкой Бухена]" (98, с. 375). Много севернее Фараса, в Ибриме, Хор Бухена изображен вместе с Аменхотепом и (44, с. 64), но любопытно, что здесь от времени Аменхотепа II сохранилось свидетельство почитания Хора Бухена и нет следов локальной ипостаси Хора Миама.

На о-ве Саи в это время поддерживался локальный культ Хора Быка, властелина Та-Сети. Об этом свидетельствует фрагментарная надпись Усерсатета на его коленопреклоненной статуе: "[...] Хор Бык, владыка Та-Сети, для алтаря[...] перед владыкой Обеих земель, когда был [он] на земле [...] царь Верхнего и Нижнего Египта в течение каждого дня для ка царского сына Усерсатета" (290, с. 71). "Хор Бык, властелин Та-Сети" (288, с. 21, t. VII) упоминается на одном из фрагментов надписи того же времени. Интересно, что в этих надписях отсутствует эпитет "находящийся в Фивах" , который присутствует в надписях Тутмоса III в Саи (см. с. 71), что вероятно, не случайно и отражает какие-то изменения развития культа Хора, почитавшегося в Саи. Но конкретно выявить характер этой эволюции пока невозможно.

Надписи Тутмоса IV.

Свидетельства почитания Хора при Тутмосе IV сохранились в Амаде, где упоминается египетский Хор Горизонта (93, с. 152, 156, 158, 169), однако он изображен вместе с Сатис (93, с. 156). Почитались и местные ипостаси - "Хор, властелин Миама" (93, с. 169), "Хор, властелин Баки" (9З, с. 144).

Надписи Аменхотепa III.

От времени Аменхотепа III на о-ве Саи найдено несколько надписей. Надписи сохранились плохо, но анализ их дает основания полагать, что при нем почитался Хор Бык Та-Сети (288, с. 24).

Надписи времени Тутанхамона.

В надписи Хеви, царского сына Куша при Тутанхамоне, вместе с Амоном-Pa и Тотом упоминаются "Хоры, находящиеся во главе Уауат" (122, с. 219, fig. 5). Л.Хабаши со ссылкой на Сёве-Сёдерберга считает упоминающихся здесь Хоров, "находящихся во главе Уауат", - известными нам по другим надписям Хором Баки, Миама и Бухена (121, с. 221). Три раза повторенный знак Хора свидетельствует о том, что здесь подразумеваются, по всей видимости, различные локальные ипостаси Хора, либо "боги Уауат", хотя в подобных словосочетаниях в данную эпоху часто использовались знаки ntr.

На стеле Панахта из Кавы (время Тутанхамона) вместе с Амоном-Ра изображен сокологоловый Хор Горизонта. Во фрагментарно сохранившейся надписи упомянут "Дом Хора Горизонта" (172, т. 1, с. 2, стк. 9). Возможно, в Каве существовало в то время специальное святилище, посвященное Хору Горизонта.

Спеос Хоремхеба.

Четыре локальные ипостаси Хора изображены вместе в одной сцене из Спеоса Хоремхеба в Абу-Ода. Это - "Хор, владыка Миама, владыка Та-Сети", "Хор, владыка Бухена", "Хор, владыка Баки", "Хор, владыка Мех" (54, t. 3В 3). Назначение сцены, судя по всему, - получение фараоном благословения от всех локальных форм Хора Куша. Хор Мех встречается здесь впервые и лишь один раз, он изображен вместе с Хором в других ипостасях, и следовательно не он - владыка храма. Скорее всего его культ появился ранее и при том же фараоне, но сложился в другом храме, владыкой которого этот бог являлся. Оттуда культ его проник в Абу Ода. В этом же Спеосе упоминается "Хор, прекрасный [...] и "Хор Бехдетский" (54, t. 10, Е2).

Другие надписи XVIII династии.

Кроме названных надписей фараонов и царских сыновей Куша от этой эпохи сохранился еще ряд текстов с упоминанием Хора, которые невозможно датировать более точно, чем, скажем, XVIII или XVIII-XIX династиями. Это, например, надпись Джутхотепа, владыки Серры, найденная в Восточной Дибериа. В ней упоминаются подношения htp di nsw Амону и Хору, властелину Бухена (205, с. 41, fig. 1).

К первой половине XVIII династии В.К.Симпсон относит стелу начальника чужеземной страны по имени Се, найденную в Арминне. На ней изображен Хор Миама, сидящий на троне. В тексте сказано:

"Для ка Хора, владыки Миама, великого бога, владыки неба, пусть даст он хвалы, любовь и мудрость в месте (каждом) для начальника чужеземной страны Се. Привет тебе, восходящий как золото Хор, владыка Миама, царь богов, Бык эннеады. Привет тебе, о славный Сопду-Ра Хор Горизонта, когда ты поднимаешься в горизонте неба, восхваляют боги твою красоту. Целую я землю перед тобой, воздаю я тебе хвалы, чтобы слышал ты посланников, когда говорит слуга своему господину, а жрец храму" (265, с. 33, fig. 26).

Из текста этого восхваления ясно, что Хору Миама поклонялись как солнечному богу, члену эннеады, который был объявлен властелином Миама. Отождествление его с Сопдом и Pa-Хором Горизонта усиливало его египетские черты.

Имя Хора Миама читается также на сохранившемся фрагменте стелы, найденной в Гебел Агг (265, с. 41, fig. 34) (Новое царство). Здесь Хор Миама изображен вместе с Сенусертом III и Решепом (265, fig. 32).

На фрагменте песчаниковой стелы из Бухена сохранились строки: "Восхваление Хору, владыке Бухена, по возвращении из битвы [...]" (570, с. 105, № 893/Кg-24), которые датируются временем правления XVIII-XIX династий, и формула "подношения, которые делает царь Хору, владыке Бухена" (266, с. 137, № 1714/К 10-39), относящаяся, возможно, ко времени XVIII династии.

В Вади-Аллаки сохранились также надписи, где упоминается Хор, властелин страны Баки (16, № 13, 29, 30), относящиеся к Новому царству. Надписи сопровождаются изображениями Хора, властелина Баки. Б.Б.Пиотровский отмечает, что "некоторые изображения были, безусловно, изготовлены до помещенного рядом с ним текста, на что указывает разница в выполнении рисунка и беглой иератической надписи" (16, с. 241). Следовательно, можно предположить, что культ Хора, властелина страны Баки, через которую шел путь на золотые рудники, сложился ранее, чем он был письменно зафиксирован в надписях Нового царства.

В целом, подводя итог становлению культов локальных форм Хора при XVIII династии, следует отметить пять известных типов, центры почитания которых находились в Кубане, Ибриме, Абу-Ода. Их основные культовые центры совпадали с административными. Вместе с тем почитание локальных форм Хора не ограничивалось пределами одного административного района. Так, например, в Амаде поклонялись и Хору Кубана и Хору Ибрима. Далеко вышел за свои пределы культ Хора Бухена. Этот бог упоминается в Ибриме, Абу-Ода, Эллесиа. Проследить условия их проникновения и причины невозможно, однако сам факт их распространения за пределами своего округа свидетельствует о том, что контакты между различными областями Куша были достаточно тесными, а "перемещение" локальных культов свидетельствует о наличии определенной степени духовной общности.

Другой отличительной особенностью культа Хора в Куше при XVIII династии было соединение египетских и местных его форм. В этом плане рассмотренные храмы дают неравномерную картину. Если в целом в это время в Куше преобладают именно локальные формы Хора, то на этом фоне резко бросается в глаза храм Амада, где ведущая роль принадлежит египетскому Хору, а локальные ипостаси только лишь вскользь упомянуты.

XIX династия.

Эпоха XIX династии дает уже многочисленные примеры широкого распространения в храмах Куша локальных форм Хора, далеко вышедших за пределы своего культового центра. Так, в Акше были обнаружены картуши Сети I с эпитетом "возлюбленный Хором, владыкой Бухена", а надписи на косяках двери свидетельствуют о том, что помещения храма были посвящены различным богам, в том числе и Хору Бухена (236, с. 96-97). В Амаде, как и в предшествующее время, при Сети I почитался Ра-Хор Горизонта с его египетскими эпитетами (93, с. 112).

Бейт-эль-Вали.

Локальные формы Хора представлены в скальном храме Рамсеса II в Бейт-эль-Вали. Рамсес II назван здесь "возлюбленным Хором властелином Баки" (231, с. 25, 29, t. 31 А, 35). Он совершает подношения этому богу, взамен чего Хор, владыка Баки, одаряет его силой и жизнью (231, с. 26, t. 32). Надпись гласит: "Слова, сказанные Хором, владыкой Баки, находящимся в Та-Сети: "Я даю тебе всю силу и всю победу.

Я даю тебе годы мира"; "Я даю тебе все земли и чужеземную страну, поверженную под твои сандалии" " (231, с. 32, t. 44).

Почитались также Хор, властелин Миама (231, с. 24, t. 25), и Хор Бухена (231, с. 24, t. 29).

"Дорога Хора".

Временем Рамсеса II датируется надпись, высеченная неподалеку от храма Дендур, где говорится: "Писец божественных подношений всем богам, Мерипет, сын начальника зернохранилища Памерху, сына Тутмоса, на дороге Хора владыки Миама" (319, с. 188-189, надпись 194). Эта надпись является самой северной из восьми надписей этого типа, найденных в Нижней Нубии. В одной из таких надписей, из района Абу-Ода, упоминается "дорога Хора, владыки Бухена" (298, с. 139; 313, с. 189). Само по себе выражение "дорога Хора" известно по египетским памятникам (313, с. 191), в Куше встречается только в указанных надписях и, по всей вероятности, оно египетского происхождения, но, очевидно, имеет конкретное содержание. З.Жаба выдвигает различные предположения по этому поводу (313, с. 191-192), среди них, на наш взгляд, наибольшего внимания заслуживает предположение о том, что здесь подразумевается территория между Анибой и Бехеном, двумя важнейшими административными центрами Северной Нубии. Представляется в связи с этим, что выражение "дорога Хора" указывает на связь между центрами почитания Хора Северной Нубии, которые совпадали с центрами управления подвластной египтянам территории.

Герф-Хуссейн.

В скальном храме Рамсеса II в Герф-Хуссейне локальные ипостаси Хора Северной Нубии представлены в триадах статуй, размещенных в нишах; на южной стене Хор Миама и Хор Бухена - с Рамсесом II, а на северной Рамсес II - с Хором Баки и Хнумом (71, с. 683). Другая композиция представляет триаду: Хор Баки, обожествленный Рамсес II и Хор, владыка Бухена (71, с. 635). Данные изображения еще раз подтверждают значение этих ипостасей Хора в храмах и святилищах Северной Нубии.

Вад-эс-Себуа.

В Вади-эс-Себуа, построенном во времена Рамсеса II, почитались все известные при XVIII династии локальные формы Хора, а также египетские его ипостаси - Хор Горизонта и Хор Эдфу.

Сам Рамсес II показан в различных позах с Хором, владыкой Баки (95, с. 8, t. II, с. 128, 126, t. LVIII, с. 328, t. LXIII, с. 233, 188). В надписи на южной стене имена Рамсеса сопровождаются в одном случае эпитетом "возлюбленный Хором, владыкой Бак", в другом - эпитетом "возлюбленный Хором, владыкой Миама" (95, с. 88, t. XXXI, с. 26, t. X). На другом изображении этой же стены представлены фараон и Хор Миама (95, с. 93). С этим же богом Рамсес II изображен и на других рельефах (95, с. 183, 225). В сцене на третьем пилоне Рамсес II изображен подносящим ладан Хору Миама (95, с. 159). В сопровождающем тексте наблюдается необычное для большинства надписей сочетание имени бога и названия местности: поcле обозначения Хора стоит предлог n, затем название Миама. Аналогичным образом представлен Хор Бухена (95, с. 184, 224, 227; 25, с. 82, № VIII).

В нескольких сценах храма изображены вместе различные локальные формы Хора Куша. Так, например, коленопреклоненный в позе адорации Сетау возносит молитву Амону-Pa, Хору Горизонта, Хору, владыке Баки, Хору, владыке Миама, Хору, владыке Бухена (95, с. 37). В другом случае после картушей с именами Рамсеса II помещены эпитеты "возлюбленный Хором, владыкой Баки"; "возлюбленный Хором, владыкой Миама"; "возлюбленный Хором, владыкой Бухена" (95, с. 201). В одном из помещений храма есть несколько идентичных по построению надписей, где упоминается Рамсес II и три формы Хора - Баки, Миама и Бухена (95, с. 220). Интересно, что стандартная египетская фраза, относящаяся к богам, дающим царю "радость сердца, здоровье, жизнь и могущество", распределена здесь между тремя упомянутыми формами Хора. Так, Хор Баки дает Рамсесу II радость сердца, Хор Миама - здоровье, Хор Бухена - жизнь, прочность и могущество. Эта сцена доказывает функциональную идентичность локальных форм Хора, которые, судя по всему, олицетворяли представление о Хоре вообще как о боге творце. Поскольку каждый из них был властелином области и одноименного с ней поселения, между ними, очевидно, не сложилось иерархии и все они почитались наравне. Об этом же свидетельствуют, на наш взгляд, фигуры сокологоловых сфинксов, расположенных во втором внешнем дворе храма, олицетворяющие четыре ипостаси Хора, почитаемые в Вади-эс-Себуа: Хор Мех, Хор Миама, Хор Баки и Хор Эдфу (95, с. 30-34, t. IV В). В надписях на основаниях этих сфинксов содержится титулатура Рамсеса II и слова "возлюбленный Хором (Мех, Баки, Миама, Эдфу)".

Кроме этих локальных ипостасей Хора Куша в Вади-эс-Себуа почитались египетские формы Хора. Это прежде всего Хор Горизонта, которому, как свидетельствует надпись, посвящен храм. Легенды и эпитеты, сопровождающие изображение Хора Горизонта, типично египетские (95, с. 50, 129, 235). Такого же характера надпись на пьедестале коленопреклоненной статуи Сетау (95, с. 123).

Хор Горизонта был близок Ра, что отразилось в соответствующем синкретическом образе. Поэтому, очевидно, не случайно, в одной из сцен храма, где Рамсес II изображен в обществе различных богов, передающих ему "многочисленные годы в качестве царя" Хор Горизонта дает ему "время жизни Ра" (95, с. 218).

Если сопоставление Хора с Ра было традиционным и широко распространенным явлением в египетской религии, то совсем иначе выглядит соединение Хора с Амоном. Так, в надписях на пятом пилоне храма в одном случае назван "Хор Горизонта Амон Хефау", в другом - "Хор Горизонта Амон, находящийся в [...]" (95, с. 168). Эти строки весьма необычны в сравнении со всем тем, что известно о Хоре Горизонта в Куше, поэтому на них следует остановиться подробно. Дважды повторенное сочетание Hr htj imn не оставляет сомнения в создании синкретического образа. Наличие детерминативов бога (ntr) и знака бога-человека после имен Хора Горизонта и Амона Хефау, а затем иероглифа "великий" и детерминатива абстрактности свидетельствует о том, что все эти понятия объединены в один образ. В одной из этих надписей после них стоит предлог hrj-ib. a сохранившиеся далее знаки свидетельствуют о том, что здесь стояло название храма. По всей видимости, это локальная ипостась Амона hfw (досл. "(город) змеи", - расположен между Гермонтом и Эсной) (143, с. 482), слившаяся в Вади-эс-Себуа с Хором Горизонта, хотя и не исключено, что на своей родине этот бог почитался в данном синкретическом образе. Принести его могли только египтяне, попавшие в Куш из Хефау. Следовательно, этот образ - еще один пример проникновения в Куш египетских локальных культов вместе с переселенцами.

В Вади-эс-Себуа почитался также Хор Эдфу с его характерными эпитетами (93, с. 57, 101, 206, 202). В одном случае в Вади-эс-Себуа на пилоне храма сохранились слова "Хор, прекрасный, спаситель отца" (95, с. 161), т.е. в Куш проник культ Хора в ипостаси, которая была связана с легендой о борьбе Хора и Сета.

Дерр.

Аналогичная картина, а именно сочетание египетских и местных форм Хора, наблюдается в храме Дерр. Рамсес II изображен здесь вместе с "Хором, властелином Баки", "Хором владыкой Бухена" (34, с. 25) (см. также (34, с. 76, 83, 38) ). Функции Хора - утверждение живущего фараона, как воплощения Хора, - выполняют его локальные ипостаси - Хор Баки и Хор Бухена.

Кроме того, в храме почитался Хор Миама. Он назван "сыном Исиды, великим богом" (34, с. 61) и таким образом приравнен к египетской ипостаси "Хора, сына Исиды", которая также почиталась в храме Дерр. Этот "Хор, сын Исиды" представлен как член известной египетской триады (34, с. 87), "Хор, сын Исиды" вместе с Тотом совершает возлияние над Рамсесом, последний ритуал сопровождается традиционной египетской фразой, повторенной четыре раза: "Дважды чистый Хор, сын Исиды" (34, с. 56, t. 43). В одной из надписей говорится о передаче "Хором, сыном Исиды, iwt (34, с. 58, t. XXIX, ХХХ). Смысл надписи раскрывается в сцене коронации Рамсеса II Амоном-Pa в сопровождении Мут:

"Слова, сказанные Хором сыном Исиды: "Получил ты царство, о сын, возлюбленный Хором, чтобы взойти на трон и время (жизни) Ра, когда был он на земле, навечно. Ты коронован как царь, навечно. Царство [принадлежит тебе...], о владыка Обеих земель Рамсес, которому дана жизнь" (34, с. 52).

Следовательно, в ритуале коронации - важная роль отводится именно этой ипостаси Хора.

Но главная фигура храма Дерр, которому он, собственно, и был посвящен, - это Pa-Хор Горизонта. Об этом в надписи говорится:

"сделал он памятник для отца Pa-Хора Горизонта, делая для него дом Мериамона Рамсеса в Доме Ра" (34, с. 73).

Характер построения надписей указывает на почитание египетского Хора на территории Куша в специально сооруженном для этого храме; буквальный смысл их: "Pa-Хор Горизонта, находящийся в храме Дерр". Стиль изображения и эпитеты Хора - египетского происхождения (34, с. 6, 65, 70, 85, 87, 39, 92, 95).

Как главное солнечное божество храма, Pa-Хор Горизонта дает Рамcecу "вечность в празднествах" (34, с. 58). Поскольку Pa-Хор Горизонта был объявлен властелином храма Дерр, он считался покровителем военных успехов Рамсеса в Нубии и ему посвящались захваченные в бою пленники. Это запечатлено в сценах храма и сопровождается соответствующими надписями: "Передача пленников, которых привел его величество, после своей победы"; "привожу я тебе пленников, [захваченных] моей сильной рукою"; "многочисленные [пленные] для того, чтобы наполнить сокровищницу его отца Pa-Хора Горизонта" [34, с.7-8, t. VI).

Другая сцена изображает Рамсеса II повергающим врагов в присутствии Pa-Хора Горизонта. Около божества надписи:

"Повержение одним ударом, подавление девяти луков"; "слова, сказанные Pa-Хором Горизонта, находящимся в храме Рамсеса в Доме Ра. Ты мой любимый сын, который выступил как предводитель. Отражаю я ради тебя повстанцев" (34, с. 10, t. VI-VII, fig. 4).

Взамен совершенных ради него деяний Pa-Хор Горизонта одаряет царя вечностью (34, с. 48, t. XXXVI). Таким образом, Pa-Хор Горизонта, как и другие верховные божества храмов, был многофункционален. Оценивая же в целом характер культа Хора в Дерре, следует отметить смешение египетских и местных мотивов в каждой конкретной ипостаси, что проявилось в сопоставлении Хора Миама с Хором, сыном Исиды, объявлении Ра-Хора Горизонта владыкой храма Дерр.

Абу-Симбел.

Культ локальных ипостасей Хора в Куше нашел широкое отражение в храмах Абу-Симбела, сооруженных Рамсесом II. Среди них важнейшее место отводилось Хору Мех, местному божеству области, в которую входил Абу-Симбел. Функции его не отличались от функций других локальных форм Хора в Куше. Как и в большинстве подобных надписей Рамсес II назван "возлюбленный Хором владыкой Мех" (62, с. 28) (Знак nb расположен после топонима, что является скорее всего опиской, так как больше подобных случаев не зафиксировано.). На рельефах Рамсес II изображен подносящим богу вино, за что получает от него "жизнь, могущество всякое, здоровье всякое, радость сердца всякую" (62, с. 28). В одной из надписей Хор, господин Мех дарует Рамсесу победу над Севером, в то время как Амон-Ра - победу над Югом. В другой надписи Хор Мех говорит уже о южных границах: "Слова, сказанные Хором, владыкой Мех: "Я даю тебе всю силу и доблесть, с помощью которых ты сотворишь свою южную границу согласно [твоему] желанию" "; "Я даю тебе силы против юга и победу на севере, чтобы расширил ты границы Египта до неба по всем направлениям" (62, с. 54). Интересна сцена, где Хор, владыка Мех, изображен вместе с Сетом Омбоса; оба они утверждают Рамсеса на царство. Хору Мех принадлежат слова: "Я даю тебе продолжительность жизни Ра и многочисленные годы Атума" (62, с. 59, t. XII, XLII). Отсюда следует, что Хор, владыка Мех, по своим функциям равнозначен своему египетскому сородичу.

Кроме Хора, владыки Мех, в Малом храме Абу-Симбела почитались также другие формы Хора Куша: это Хор, владыка Бухена, Хор, владыка Миама (62, с. 74), Хор, владыка Баки (62, с. 76). Все эти боги изображены вместе (62, с. 90), входящими в святилище как бы для того, чтобы воздать почести царю. Последнее являлось, как неоднократно отмечают издатели надписей храма, особенностью построения рельефов Малого храма Абу-Симбела.

Так же как и в других храмах Куша, в Малом храме Абу-Симбела почитался Pa-Хор Горизонта, но в отличие от храмов Дерр и Вади-эс-Себуа он назван здесь "Pa-Хор Горизонта, великий бог, владыка Та-Сети" (62, с. 207, прим. 1). Речь его типична для египетских богов (62, с. 62). Наличие эпитета "Та-Сети" в двух случаях изображения божества в Малом храме Абу-Симбела еще один пример попытки придания исконно египетской ипостаси функций бога владыке Куша, что прослеживается и в надписях Большого храма.

Большой храм Абу-Симбела был посвящен Хору Горизонта, о чем свидетельствуют надписи: "Построил он (Рамсес II) памятник Хору Горизонта из белого камня"; "построил он памятник отцу своему Хору Горизонта, великому богу, владыке Та-Сети" (182, т. 3, t. 187a, 187b). Последняя надпись свидетельствует о том, что египетский Хор Горизонта почитался в Абу-Симбеле как "владыка Та-Сети" и в таком виде. Тот же эпитет имеет Хор Горизонта на рельефе, где фараон совершает перед ним ритуальный бег (182, т. 3, t. 185c).

Огромная фигура Хора Горизонта с ножом изображена на рельефе, где запечатлена сцена повержения врагов Рамсеса II (182, т. 3, 186). Сцена, вероятно, символизирует в том числе и власть Рамсеса II над Кушем (Позднее в изображении на стеле Сети II, найденной в районе Абу-Симбела, ритуальное действо "повержение врагов" совершается в присутствии Амона-Ра, но сам Сети II назван "возлюбленным Хора Миама" (182, т. 3, t. 204 е).). Сходное изображение, но только уже перед Хором Бухена (182, т. 3, t. 195b), свидетельствует о том, что локальные ипостаси Хора в Куше функционально были сходны с его египетским прообразом. То же можно сказать и об эпитете "владыка Та-Сети", которым в равной мере наделялись и египетские и локальные ипостаси Хора. Так, "Хор, владыка Мех" (изображен вместе с "Хором Горизонта, владыкой неба, царем богов") назван "владыка Та-Сети" (182, т. 3, t. 195а).

Любопытна одна из надписей стеллы храма, где Хор Горизонта имеет эпитет "находящийся в Пер-Рамсесе Падеми" (182, т. 3, t. 190с). Судя по названию, скорее всего речь идет о каком-то храме Рамсеса II в Куше, может быть так назывался один из храмов Абу-Симбела.

Бухен.

От времени Рамсеса II сохранились надписи из Бухена, свидетельствующие о культе Хора Бухена. Это инвокации "воздаяния" хвалы Хору, владыке Бухена, от Сетау" (266, с. 123, № 1585; 43, т. 1, с. 63) и "подношения, которые делает царь Хору, владыке Бухена, великому богу" (266, с. 144, № 1733, t. XXXVII-2) (рядом со второй инвокацией картуши Рамсеса II), а также надпись "подношения, которые делает царь, Хору, владыке Баки, великому богу", датируемая временем Рамсеса II (266, с. 94, t. XI-1).

От времени Меренптаха I сохранилась инвокация "воздаяние хвалы Хору, владыке Бухена, и целование земли перед прекрасным богом, царским сыном Куша, Хаемчитри" (43, т. 1, с. 25, t. 28).

Преемственность в поддержании в Бухене культа локальной ипостаси Хора прослеживается при Сети II, который назван здесь "возлюбленным Хором владыкой Бухена" (266, с. 155, № 5) (Возможно, правда, что эта надпись принадлежит Сети I (266, с. 155).).

От времени правления Меренптаха II сохранилась надпись: "Восхваление твоего ка, о Хор, владыка Бухена. Пусть будет дана жизнь, благополучие, мудрость, которые восхваляемы и любимы, для благополучия... Неферхора, тогда как он пришел с дарами для вождей и сопровождал царского сына Куша Сети в его первом путешествии" (43, т. 1, с. 26, t. 30). Надпись повествует о том, как вновь назначенный царский сын Куша нанес свой первый официальный визит в Куш, и это его путешествие было совершено с благословения Хора Бухена. Надпись чиновника по имени Айпи (время Меренптаха II), посвященная Хору, владыке Бухена (43, т. 1, с. 75, t. 87), как полагает Р.Каминос, была, возможно, оставлена человеком, посланным в Куш с тем, чтобы утвердить в должности тех чиновников, которые были подчинены царскому сыну Куша, или официально ввести их в должность (43, т. 1, с. 75). Это, судя по инвокации, также должно было происходить под покровительством Хора Бухена.

Сам Меренптах II изображен получающим знак жизни от Хора Бухена. Сопровождающая сцену надпись гласит: "К твоему носу, о благой бог, владыка Обеих земель, с помощью этого я даю тебе всю силу и победу" (43, т. 1, с. 41, t. 52). Меренптах II также назван "возлюбленным Хором, владыкой Бухена" (3, т. 1, с. 72, t. 84-85).

Другие надписи времени XVIII, XIX и XX династий.

Позднее следы культа Хора отмечены в Бухене при Рамсесе III (266, с. 155, № 6). В южном храме Рамсес III представлен подносящим этому богу символ "маат" со словами: "Хвала тебе, о Хор, владыка Бухена" (43, т. 1, с. 40, t. 47). Сохранилась также надпись от времени Рамсеса IV: "Хвала твоему ка, о победоносный царь, целование земли перед Хором, владыкой Бухена, пусть дадут они долгую жизнь на службе их для ка царского сына Куша Хора" (43, т. 1, с. 24, t. 23).

Целый ряд памятников Бухена, датировка которых, к сожалению, не точна (предположительно время правления XVIII, XIX или XX династии), также подтверждают существование в течение всей этой эпохи локальных форм Хора Бухена. Это надписи: "вознесение молитвы Хору, владыке Бухена" (конец XVIII-XIX династия) (266, с. 105, № 893, Kg 24), "подношения, которые делает царь Pa-Хору Горизонта" (эпоха Рамессидов) (266, с. 513, t. XIII-6), "подношения, которые делает царь Хору, владыке Бухена" (эпоха Рамессидов) (266, t. XVIII-l, № 914), надпись с упоминанием "владычицы дома, певицы Хора, владыки Бухена" (предположительно время Рамессидов) (266, с. 116, [№] 1465-Н-9-88).

Культ Хора Бухена обслуживался, очевидно, четырьмя жрецами hm ntr, что следует из их имен и титулов. Согласно Р.Каминосу, изображение этих жрецов перед Хором Бухена могло быть сделано при XX династии, но возможна и более поздняя дата (43, т. 1, с. 67-68, t. 80-2).

Наибольший интерес представляет собой надпись, сохранившаяся на одном из косяков двери храма, где говорится: "[подношения, которые делает царь То]ту, прекрасному товарищу p hms nfr посланнику(?) в праздник глаза Хора, владыки Бухена, чтобы повелел он, чтобы были сильными части тела[... для ка X]" (266, с. 101, t. XV-1). X.Смит отмечает, что это самое раннее текстуальное свидетельство легенды о глазе Хора, и предлагает дату не позднее конца правления XX династии (266, с. 101). Действительно, в надписи, как представляется, речь идет о глазе Хора, собранном в единое целое богом Тотом. В интерпретации надписи X.Смитом остается неясным, почему автор предлагает переводить словосочетание irt n Hr дательным падежом (266, с. 102); "в празднике для (?) Хора, владыки Бухена", хотя сам же приводит мнение С.Сонерона, указывавшего на существование такого сочетания в Саисе, тождественного irt Hr (глаз Хора). На наш взгляд, наибольший интерес эта надпись представляет не с точки зрения легенды о глазе Хора вообще, а в том плане, что здесь упоминается праздник глаза именно Хора, владыки Бухена. Это означает, что в эпоху XX династии легенда о глазе Хора нашла свое отражение в Куше в применении к локальной ипостаси Хора, что подтверждает высказывавшееся выше предположение о функциональной идентичности египетских и местных форм Хора.

Следы культа Хора Бухена имеются и за пределами его культового центра. Так, в надписи из Доргинарти упоминается местный чиновник и его жена "певица Хора, владыки Бухена" (1бб, t. XXIIIa, XXIIIb) (косяки дверей, где помещены эти надписи, датируются временем XIX-XX династий). Южнее Абу-Симбела найдена надпись, где упомянут "начальник сокровищницы и амбаров(?) Хора, владыки Бухена" (298, с. 139).

Но не только Хор Бухена, но и другие локальные ипостаси Хора в Северной Нубии вышли за пределы своего культового центра. Доказательством этому служат изображения Хоров на трех стелах Рамессидов из Амары, где представлены "Хор, владыка Миама", "Хор, владыка Бухена" (64, с. 88, Khartoum Mus. 3061, Brooklyn Mus. 3942), изображение на третьей стеле повреждено, но аналогичное построение позволяет предположить, что здесь также представлен Хор (64, с. 88, прим. 3 Brit. Mus. 1784). возможно, Хор, владыка Баки, как одна из трех важнейших ипостасей Хора (Кроме того, от времени Нового царства в Ум Ашире сохранился ряд надписей с посвящением Хору Баки или просто упоминанием "Хора, властелина Баки" (16, с. 255).).

Особенности культа Хора эпохи фараонов.

Культ Хора, проникший в Северную Нубию вместе с фараонами-завоевателями, был воспринят местным населением, как и культ Амона-Pa, в "чистом виде" и приобрел локальные формы, среди которых выделялись основные ипостаси: Хор Бухена, Хор Миама, Хор Баки, Хор Мех и Хор Бык Та-Сети. Все они связаны с основными центрами административной власти египтян. Ведущая роль, судя по частоте и ареалу распространения, отводилась Хору Бухена, что объяснилось скорее всего экономическим и стратегическим значением Бухена в системе управления Северной Нубией.

Трудно согласиться с Дерош-Ноблькур и Кюнц в том, что введение локальных ипостасей Хора в Куше преследовало ту же цель, что и введение ипостаси Хора, "владыки чужеземных стран", отвечая политике египтизации районов между 1-м и 2-м порогами (62, с. 363). Безусловно, между ними есть общее, но вместе с тем ипостась Хора, "владыки чужеземных стран", появилась в результате экспансии Египта вообще и освящала политику фараонов-завоевателей, в то время как образование локальных ипостасей Хора, властелина различных административных районов Куша, соответствовало традиционному ходу развития религиозных верований в Куше, когда бог вначале провозглашался владыкой храма, который был ему посвящен, а затем почитался и за пределами своего района.

Следует также подчеркнуть, что наряду с почитанием в определенном районе в первую очередь именно данной ипостаси Хора, этому богу поклонялись и в других его ипостасях, связанных с прочими районами Куша. В этом смысле любопытно упоминание Хоров, властелинов Та-Сети, в Кубанской стеле Рамсеса и (243, с. 32, стк. 24), что подразумевало всех локальных Хоров, соединенных вместе, как владык Та-Сети. Дробление на отдельные ипостаси, связанные с определенными поселениями, было обусловлено местной традицией.

Особенно показателен другой отрывок из Кубанской стелы Рамсеса II, где говорится о попытке Рамсеса II снабдить водой пустынную дорогу от Кубана до золотоносного района Вади-Аллаки. Главная роль отведена здесь "Хору, властелину Баки", о чем свидетельствует его изображение на рельефе, где он получает ладан от Рамсеса II, но в основном тексте стелы упоминаются и другие ипостаси Хора:

"Приходит золото с горы при имени его, царя Верхнего и Нижнего Египта, Рамсеса, как [при имени] отца [его] Хора, владыки Баки, сладостного любовью в чужеземных странах Юга, подобно [имени] Хора Миама и [Xора], владыки Бухена" (243, с. 30, стк. 6).

Мероитская эпоха.

Кушитские ипостаси Хора, сложившиеся при египетских фараонах, были специфическими божествами областей Северной Нубии. Основанием для такого предположения служит тот факт, что в памятниках царей XXV династии и последующих мероитских царей эти формы Хора не нашли отражения. В надписях Пианхи из Гебел-Баркала упомянут "Хор, спаситель отца своего" (66, t. В 502), т.е. типично египетская ипостась этого бога. От времени Тахарки сохранились, правда, надписи в храме Бухена, где он назван "возлюбленным Хором владыкой Бухена" (43, т. 1, t. 103, фрагм. 58). Очевидно, сходная надпись была начертана на другом найденном здесь обломке (43, т. 1, t. 103, фрагм. 59) (Надпись в южном храме, где сохранились лишь слова "возлюбленный Хором, владыкой Бухена", как отмечает Р. Каминос, точно датировать невозможно, но по стилю надпись относится ко времени эфиопской династий, предположительно к Тахарке (4З, т. 1, с. 58).). Вероятнее всего, они были оставлены в храме Бухена во время его поездки в Египет. Вместе с тем эта надпись позволяет предполагать, что в самой Северной Нубии культы локальных ипостасей Хора поддерживались.

В памятниках Гебел-Баркала культ Хора отражен в надписях стелы Халиута, где восхваляются Хор Горизонта и Pa-Хор Горизонта. Хотя Халиут назван сыном Пианхи, большая часть стелы относится к Аспелте, который отстраивал гробницу Халиута. Сам Халиут изображен в верхней части стелы перед Хором Горизонта. Надписи, относящиеся к Хору, отражают египетские представления о нем: "О Хор Горизонта, прекрасный бог, правитель эннеады, вечно живущее ба, тот, который, пересекает небо (11) каждый день и проходит в потустороннем мире среди праведников каждую ночь" (229, с. 43). В отрывке, прославляющем Аспелту, сказано, что он царит на троне Геба вместе с матерью царя Нансалсой, "живущей, как (не напечатано)да со своим сыном Хором, (14) в Верхнем и Нижнем Египте" (229, с, 43). Стела Халиута дает яркий пример восприятия в Куше основных моментов египетского учения о Хоре как о сыне Исиды и защитнике своего отца Осириса.

Хор почитался в храмах Амона в Нага и в Мероэ, где найдены изображения этого бога (264, с. 167), а также табличка с надписью и изображением

Хора на крокодилах. В руках у него скорпион, заяц, лев и змея. Надпись представляет собой обращение к богу с просьбой защиты от змей для Несмина. Эту надпись А.Сейс относит к эпохе XXV-XXX династий (8б, с. 13, t. XI). Инвокация свидетельствует о проникновении в Мероэ представлений о Хоре как победителе над хищниками, отраженных в распространившихся в Египте со второй половины Нового царства легендах "Хор на крокодиле" (245, с. 60 и сл.; 160, с. 7 и сл). Как попал сюда этот сюжет, судить трудно.

"Несмотря на утрату после XXV династии власти над Египтом, в титулатуре всех мероитских царей, оставивших надписи на египетском языке, не прослеживается существенных изменений. "Имена Хора", в основе которых лежало представление о фараоне как о живом воплощении Хора, сохраняются следовательно, и культ Хора все время поддерживался. Этот вывод следует независимо от количества сохранившихся надписей, которые могли бы доподлинно об этом свидетельствовать.

Представление о царе Куша как о Хоре отразилось в надписях на стеле Аманнетеиерике из Кавы, где сказано:

"Амон - [его отец] и Мут - его мать. Исида - его мать и он - Хор правогласный (172, т. 1, с. 56, стк. 34), также во фразе "появление на троне Хора, подобного Ра, навечно" (172, т. 1, с. 65, стк. 105-106).

Бог Хор упоминается в стеле Хорсиотефа как член триады (Осирис, Исида, Хор) и самостоятельно. В обоих случаях называются локальные ипостаси Хора Куша - Хор Сехресат и Хор Корти (283, с. 136, стк. 152, 155), поселений, расположенных между Напатой и Мероэ.

Текст надписи на стеле Хорсиотефа свидетельствует о том, что при мероитских царях на юге возникают местные формы Хора. Однако надпись на северной стене храма Апедемака в Мусавварат-эс-Суфра, построенного Арнекамани, прославляет Хора как египетского бога - члена девятки, сына Осириса и Исиды: "Сказанные слова: "Сияет Хор в горизонте неба. Боги и богини радуются, когда видят его". Возносит хвалы девятка Хору правогласному, сыну Осириса, рожденному Исидой. Приветствует она (девятка) своего Хора, говорит она: "Добро пожаловать в мире" " (132, с. 40-42). Ф.Хинце отмечает сходство этих строк со строками гимна Хору в Филе и Эдфу (132, с. 40-42), обстоятельства и причины чего исследованы нами в статье (10).

Дакка.

При мероитском царе Аркамани, соорудившем в Дакке капеллу, почитались различные формы Хора, как местные, так и египетские. Имеется изображение, где Аркамани подносит пищу Хору Бухена и Хатхор Биге. Хору принадлежат слова: "Я даю тебе вещи, всякие, произрастающие (досл. "выходящие") на поле". Бог назван: "Хор Бухена, великий бог, находящийся во главе Та-Сети, владыка Филе" (234, с. 241, t. 94). Последующие слова переведены Г.Редером как "тот, который плывет (nbj ?)". Основания для этого не ясны, так как, согласно его публикации, следующие за названием Филе знаки читаются sm. Более оправданным представляется процитированный им здесь же перевод Г. Юнкера: "тот, который умерщвляет врага", однако предложенный далее Г.Юнкером перевод: "den Mund seines Vaters... macht" - не представляется правомерным. По нашему мнению, фраза может быть переведена как "тот, который умерщвляет многочисленных (bhl, вар. bhnr. Wb. 1. 469) врагов отца". В образе этого бога наблюдается уже такого рода синкретизм, когда кушитский Хор объявлен владыкой Филе. В основе этого явления лежали, по всей вероятности, политические события - усиление позиций мероитов в районе Филе (10). Это отразилось и в идеологической сфере, проявляясь в том, что трансформированный образ египетского бога в Куше вновь возвращался на свою родину и, сливаясь со своим прообразом, наделялся чертами Хора-мстителя - хорошо известной египетской ипостаси Хора. Последняя ипостась также почиталась в Дакке (234, с. 245, t. 98, с. 271, t. 109).

На другом изображении из храма представлен Хор Баки и Хатхор Филе, которым Аркамани подносит пищу. Сцена сопровождается надписью: "Слова, сказанные Хором Баки, я даю тебе южные чужеземные страны" (234, с. 252-253, t. 102).

Имеется также изображение Хора Горизонта, которому принадлежат слова: "Я даю тебе силу Верхнего Египта и мощь (?) Нижнего Египта, слова, сказанные Хором Горизонта, великим богом, владыкой неба, находящимся во главе богов" (234, с. 275, t. 110). Эта фраза, которая, судя по содержанию сцены, обращена к Аркамани, отражает его политическую программу - провозглашение его фараоном всего Египта, что и обещает ему египетский бог, названный здесь "находящимся во главе богов".

В храме изображен также Хор-дитя, один раз вместе с Исидой (234, с. 269, t. 108), другой раз вместе с Нехбет (234, с. 260, t. 104). В надписях, сопровождающих эти египетские ипостаси Хора, подчеркнута связь его с храмами о-ва Филе.

Кроме этих божеств, как и в большинстве храмов Куша, в Дакке почитался Хор Эдфу (234, с. 205, t. 81, с. 244, t. 98, с. 204, t. 80) с характерными для него эпитетами (234, с. 247, t. 96, с. 248, t. 97).

Дебод.

Надписи, относящиеся к "Хору-дитяте" и "Хору-мстителю за отца своего" в капелле Адикаламани в Дебоде, по своему содержанию свидетельствуют о том, что Адикаламани продолжал политику Аркамани и, так же как и он, претендовал на господство в Египте, используя как идеологическое оправдание поклонение египетским ипостасям Хора. На одной из сцен капеллы Дебода он представлен совершающим подношения "Хору-дитяте, владыке Абатона, тому, кто защитил своего отца, (совершив это) как свое доброе деяние, тот, который овладел короной, когда властвовал он, как Ра". Над его изображением слова: "Я даю тебе господство над народами Верхнего и Нижнего Египта, живущими на земле" (232, с. 59, t. 17). Цель подношений Хору-дитяте заключалась в получении из его рук власти над Египтом и входящими в его владения землями и народами.

Другое изображение Адикаламани, совершающего подношения Хору-дитяте и Нехбет, полностью идентично в сохранившихся частях сценам из Дакки (232, с. 77, t. 29). Так же как и в Дакке Хор-дитя изображен здесь вместе с Нехбет. Имеется также изображение Хора-мстителя за своего, отца, который назван "сыном Осириса, великим богом, владыкой Абатона на острове Филе, мстителем за своего отца, мужа его матери, дающим радость в месте (?) [...] (232, с. 84, t. 34). Обращаясь к Адикаламани, он говорит: "[Я даю] тебе мощь и [...] силу"; "Я даю тебе землю [...] с тем, что в ней" (232, с. 84, t. 34).

Птолемеевско-римские храмы Северной Нубии.

Религиозная политика Птолемеев, а впоследствии и римлян в этом районе в отношении культа Хора шла в русле традиций, сложившихся здесь еще в период господства фараонов. В надписи из Дакки Птолемея IV, современника Аркамани (Сооружение Птолемеем храма в Дакке имело место, по нашему мнению, ранее, чем в Дакке появился Аркамани (см. (10)). Здесь в изложении преднамеренно несколько нарушен хронологический принцип с тем, чтобы нагляднее показать в отдельности линию развития культов Хора при Птолемеях и мероитских царях.), прославляется Pa-Хор Горизонта, которому Птолемей подносит благовония, с тем чтобы бог одарил царя жизнью (234, с. 157-158, t. 62а). Имеется также изображение Хора, мстителя за своего отца, которому, как уже отмечалось в сценах капеллы Аркамани в Дакке и Адикаламани, в Дебоде приписываются одни и те же слова: "Я даю тебе вещи всякие, произрастающие на поле" (232, с. 161, t. 60b). Таким образом, можно предположить, что Именно эта ипостась Хора связывалась в эпоху правления этих царей с плодородием в отличие от других форм египетского Хора, освящающих власть и силу.

На одном из рельефов храма Исиды на о-ве Филе времени Птолемея VI имеется изображение, где четыре бога (ипостаси Хора) представлены вместе с Осирисом и Исидой. Все они изображены с головой сокола, но интересно, что форма шейного украшения у всех различна (157, с. 260-261, Abb. 151-152, Photo 250-251). Это единственное изобразительное свидетельство того, что, несмотря на общие черты, объединяющие все локальные ипостаси, каждой из них, возможно, были присущи отличительные особенности той области, владыками которой они были объявлены. Легенда, относящаяся к Хору Бухена, называет его "великий бог, который повергает врагов своего отца Осириса, властелина Биге, совершает разрушение во всех чужеземных странах, провинившихся перед Египтом. Я даю тебе жизнь и могущество всякое; исходящие от [меня], здоровье всякое". За ним располагается "Хор, владыка Gb", которого Г.Юнкер, читая топоним как Bk, считает Хором Кубана (157, с. 260). С одной стороны, учитывая изображение четырех ипостасей Хора, среди которых представлены Хор Бухена, Анибы и Мех, можно предположить, что второй по счету Хор в процессии и в самом деле Хор земли Баки. Но это предположение не выдерживает критики с точки зрения орфографии, которая ясно видна на фотографии и откуда не вытекает ни малейшей возможности чтения Bk. Здесь либо ошибка писца, либо, что более вероятно, речь идет о другой ипостаси Хора - ведь этот образ сопровождается эпитетами "великий бог, властелин Востока, тот, который повергает врагов, приходящих из (?) восточных стран, защитник своего отца" Эпитет "владыка восточной страны" вполне мог, бы относиться к Хору Кубана, но, с другой стороны, никогда ранее не отмечается. Учитывая все эти моменты, можно предположить, что здесь изображен не Хор Кубана, а Хор Gb, властелин восточных районов Северной Нубии, возможно прилегающих к Красноморскому побережью.

Позади этой ипостаси Хора располагается "Хор Миама, великий бог, владыка горных земель, который повергает врагов, приходящих к (?) его владениям, сын Осириса, владыки Абатона" (157, с. 261). За ним следует "[Хор земли М]ех, великий бог, господин Та-Сети [...] страх перед ним в сердцах чужеземных стран, тот, который печется о своем отце. Я даю тебе Та-Сети и дары ее всякие". Все эти формы Хора объединяет один эпитет - "защитник отца". Отличительные черты как и в более ранние периоды проявились в объявлении Хора богом определенного географического района. Если мысленно попытаться расположить территории, владыками которых считались Хоры, с севера на юг, то только у Хора земли Мех имеется эпитет "властелин Та-Сети". Отражает ли это политическую ситуацию, сложившуюся в этом районе после подавления волнений при Эпифане, утверждать трудно.

В сценах, относящихся ко времени Птолемея IX в Дакке, изображены исключительно египетские ипостаси Хора. Это "Хор-мститель за отца своего", которому делается подношение глаза wdt, "чтобы умиротворился глаз бога на своем месте". В ответ на это "Хор-мститель" говорит: "Даю я тебе все то, что видишь ты своими глазами, навечно. Я даю тебе великое время жизни среди живущих, подобное времени жизни Геба". В других строках, относящихся к нему, он назван "прекрасным наследником, который вышел из Атума" (234, с. 111-112, t. 48a). Здесь же находятся изображения Хора Бехдетского, с его специфическими эпитетами (234, с. 113, 114, t. 46b, с. 117, 131, t. 50). В одной из надписей храма, сопровождающей сцену поклонения Тоту Пнубса, образ Хора Вехдетского, великого бога, владыки msn.t слит с образом Тота Пнубса. И, возможно, именно в результате этого слияния Хор Бехдетский получает эпитет "находящийся во главе Та-Сети" (234, с. 116, t. 46).

Кроме этих форм Хора в Дакке при Птолемее IX один раз упомянут Ра-Хор Горизонта вместе с Хатхор (234, с. 121, t. 48с).

В одной из надписей храма Калабши времени царя Птолемея (По мнению А. Готье, Птолемей V. Согласно Г. Меленеру, рельеф датируется временем Птолемея IX (195, с. 102-105).) упоминается "Хор, владыка msn.t", который сопоставляется с "царем Нижнего Египта, сыном (?) богов" (94, с. 216, t. LXXVI А), что свидетельствует о важной роли, которая отводилась в Куше именно этой ипостаси египетского Хора. В храме Исиды о-ва Филе, в надписи Птолемея XIII, назван "Хор Бухена, великий бог, который уничтожает врагов своего отца" (157, с. 149, Abb. 87).

Другое изображение Хора Бухена и соответствующая надпись в этом же храме времени Птолемея XIII уникальны: царь с копьем в руке перед антропоморфным божеством и Нефтида. Перед антропоморфным богом слова: "Я даю тебе все чужеземные земли к твоим сандалиям и всех твоих врагов в качестве осужденных тобою". Над головой бога надпись: "Слова, сказанные властелином (wr) Бухена, (чей) храм в Миаме, а трон его в Баки, чье божественное изображение в Бигге, чья божественная супруга Сатис в Элефантине" (157, с. 192, Abb. 109). Содержание надписей не оставляет сомнения в том, что властелин Бухена wr n Bhn - это божество, сконцентрировавшее в себе черты всех локальных ипостасей Хора Куша, среди которых главным, как можно сделать вывод из этой надписи, был Хор Бухена. Одной из его супруг была Сатис еще в храмах эпохи Нового царства. Вероятнее всего, это именно о Хоре Бухена говорится в столь описательной форме, и впервые мы встречаем его в антропоморфном облике. Причины этого пока неясны.

Как и при Птолемее IX в Дакке, в храме о-ва Филе времени Птолемея XIII Хор Эдфу получает эпитет "находящийся во главе Та-Сети" (157, с. 203, Abb; 115). Таким образом, при последних Птолемеях не только поддерживался традиционный культ локальных ипостасей Хора, но и исконно египетские ипостаси этого бога объявлялись властелинами Куша. То же наблюдается и в одной из надписей, исследованной Г.Юнкером в цикле "Легенды об Оннурисе", где Pa-Хор Горизонта назван "владыкой Та-Сети". Упоминается также "Хор Миама, великий бог, находящийся во главе Та-Сети". "Хор Ме[х..] великий, находящи[йся] во главе Бугем" (158, с. 174, Photo 1575). Таким образом в Северной Нубии прослеживается смешение религиозных влияний, идущих с севера и с юга, - египетские формы богов объявлялись властелинами Куша, а локальные ипостаси египетских богов в Куше дополнительно назывались владыками Филе.

Эпоха римских императоров, сменивших династию Птолемеев в Египте, в отношении религиозной политики следовала сложившимся традициям.

В храме Калабша времени Августа сохранились многочисленные изображения и инвокации Хору. Почти все они представляют собой варианты египетских ипостасей Хора. Несколько раз упомянут Хор Эдфу (94, с. 6, 158, t. LIII В, с. 219, t. LXXVII, с. 181, t. LXV А). Изображение на восточной стене, судя по эпитетам "великий бог, владыка неба, пестрокрылый, поднимающийся в горизонте", относится к Хору Эдфу, хотя в издании надписей этого храма он почему-то назван "Хармахисом" (94, с. 152, t. L A). Часты изображения Хора-дитяти, названного сыном Исиды и Осириса, владык Абатона (94, с. 35, t. IX В, с. 44, t. XVI В, с. 211, t. LXXIV А, с. 220, t. LVXVII В, с. 129, t. XXXIX B) (надпись относится к римскому времени, так как картуш содержит знаки pr ). Ипостась Хора - мстителя за своего отца наиболее часто встречается в Калабше (94, с. 30, t. VIII А, с. 46, t. XI А, с. 52, t. XVII В, с. 67, t. XIX, с. 74, 93, t. XXIX, с. 35, t. XL и А, с. 141, t. XLV В, с. 151, t. ХLIХ В), его образ в одной из надписей слит с образом Хора Эдфу (94, с. 304, t. С В). В одной из сцен храма Калабша Хор, мститель за своего отца, изображен вместе с богиней Исидой. Они оба как бы совершают подношения Мандулису, владыке храма Калабша (94, с. 231). Сопровождающая изображение Хора-мстителя надпись не содержит особых эпитетов, которые отличались бы от других надписей, но расположение фигур на рельефе подчеркивает зависимое положение Хора по отношению к Властелину храма - Мандулису.

В одной из надписей Хор назван "сыном Исиды, властелином ddtwr (dtwr?)". Как отмечает А.Готье, это название Дендура, расположенного южнее Калабши. Там во времена правления Августа также был сооружен храм. Сходное с названием "Дендур" иероглифическое написание и факт строительства храма являлись бы основанием для такого предположения, но удивительно, что в самом храме Дендур, который хорошо сохранился до наших дней, ни разу не упоминается данная ипостась Хора. Это представляется серьезным аргументом в пользу необходимости пересмотра локализации А.Готье. Вероятнее всего, это название обозначает одно из поселений Северной Нубии, следы которого не дошли до нас. Указанная ипостась Хора встречается в храме Калабша еще один раз, но, очевидно, в более позднее время, так как царь, изображенный на этом рельефе, назван pr. B сопровождающей надписи сказано:

"Хор, сын Исиды, великий бог, владыка dtwr(?), получивший место солнца (в ?) горизонте на восточной стороне неба, разгоняющий тьму ночи, освещающий (...?) обоими глазами своими Обе земли целиком (94, с. 181, t. LXV А).

Может быть, эта ипостась Хора сложилась лишь в римское время, так как в более ранних текстах она не встречается.

В храме Дендур римского времени среди египетских ипостасей Хора появляется Хор, сын Исиды и Осириса (33, с. 5, 17, t. XXVII-2). Две надписи, сопровождающие его изображение, называют его владыкой Абатона (33, с. 35, 53, t. LV). Следовательно, здесь, как и в Калабше, почитался Хор из храмов Филе. Так же как и в храме Калабша, наибольшее распространение, судя по количеству изображений, получил Хор-мститель за своего отца (33, с. 10, t. XVII). Он назван "владыкой Абатона" (33, с. 14, 24, 28, 52, 59), "дающим царю обе земли в мире" (ЗЗ, с. 14). Этот бог почитался также в храме Аджуала (33, с. 61), расположенном против Дендура на другом берегу Нила. В Дендуре поклонялись также местным ипостасям Хора Северной Нубии - Хору Бухена, который "дает" царю чужеземную страну (33, с. 11), и Хору Миама, которому принадлежат слова: "Я даю тебе силу, как сын Исиды" (33, с. 18).

Изображения Хора встречаются также в части храма Дебода, сооруженной в римское время. Несколько раз упомянут Хор Эдфу с характерными для него эпитетами (232, с. 34-35, 38, t. 38b), а также "Хор-дитя, сын Исиды и Осириса, владыка Абатона" (232, с. 46, t. 44a).

Сравнение эпитетов и ипостасей Хора Северной Нубии в различных храмах этого района, сооруженных в римское время, показывает, что в это время, как и в эпоху владычества египетских фараонов, здесь поддерживался культ локальных ипостасей Хора наряду с его египетскими формами. Можно отметить также преобладающую роль религиозного учения, сложившегося на о-ве Филе.

Хор в Мероэ.

В храме львиного бога в Мероэ, построенном, вероятнее всего, во времена правления Натакамани и Аманитере (I в. н.э.), сохранилась стела, где среди прочих богов упоминается Хор-дитя (?) владыка Филе, Хор, властелин Тебауе (Абатона) и Хор Атийе (86, с. 67). Последнее слово Ф.Гриффис считает мероитским вариантом передачи названия Седеинга, где Аменхотеп III соорудил храм в честь своей жены (86, с. 66). Следовательно, Хор Атийе - это еще одна локальная ипостась Хора в Куше, неизвестная нам по дошедшим египетским источникам. Упоминания других ипостасей Хора, связанные с храмами о-ва Филе, - еще один факт глубокого проникновения идеологии, выработанной на о-ве Филе, в религию Куша.

Бронзовые статуэтки Хора-дитяти, сидящего на коленях у Исиды, были обнаружены в храме Исиды в Мероэ, который датируется приблизительно II в. н.э. (86, с. 17). Они свидетельствуют о распространении в Мероэ египетского мифа о Хоре, сыне Исиды.

Выводы.

Подводя итог развитию культа Хора в Куше, следует отметить, что этот бог был одним из немногих египетских богов, культ которого попал в Куш еще в эпоху Древнего царства и сразу принял локальную форму культа Хора Бухена. Образование этой, а также и других локальных ипостасей Хора в Куше было связано с возникновением административных центров управления во времена египетской колонизации. Развитие локальных ипостасей в последующие эпохи шло в соответствии со сложившейся здесь ранее религиозной ситуацией. Кроме этого в храмах Куша этот бог широко почитался в чисто египетских формах. В целом ритуал служения всем ипостасям Хора не отличался от египетского, воспринято было также египетское представление о фараоне как о живом воплощении Хора. Эти факторы были обусловлены исторически, ведь культ Хора попал в Куш в то время когда на эту страну распространилась власть египетского фараона, олицетворением которого он и являлся. Очевидно, в этом и заключается основная причина того, что культ локальных ипостасей Хора, сложившихся в Северной Нубии, не получил распространения в глубинных районах Куша в период независимости. Вместе с тем египетское религиозное учение о Хоре, воспринятое в Куше, приобретало местный колорит, что, в частности, проявлялось в легенде о рождении Тутмоса III от Хора Бухена, коронации его Хором Баки, упоминание о празднике глаза Хора Бухена в эпоху XX династии. Это соединение местных и египетских черт, степень которого изменялась в зависимости от политической обстановки, лежало в основе почитания Хора в Куше, что, впрочем, характерно и для других почитавшихся там египетских богов.

Культ Хора в южных районах Мероитского царства, насколько можно судить по стеле Хорсиотефа, развивался также по линии образования локальных ипостасей. Вместе с тем значительное количество памятников указывает на то, что культ Хора не претерпел существенных изменений по сравнению с его египетским образом. Возможно, причина тому лежит именно в теснейшей связи культа Хора с образом египетского фараона, но, с другой стороны, стремление к политическому господству, вызвавшему подражание фараонам, легло в основу прочного внедрения египетских аспектов культа Хора в сознание мероитов, что привело к сохранению и развитию его культа практически до конца существования Мероитского царства. Образование же наряду с этим локальных ипостасей позволяет говорить об общей тенденции в этом процессе, характерной для Куша в целом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com