Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Предки - стражи общественного порядка

В начале нашего века информаторы-зулусы сказали одному английскому этнологу, что самое ценное их достояние это - умершие предки. Так был изложен основополагающий принцип большинства африканских обществ.

Авторитет умерших предков, возведенных в ранг полубогов, оказывает на живущих в настоящее время потомков такое объединяющее влияние, что оно содействует созданию необходимого для них органического единства.

В обществах, создавших государственность, предки королевского рода считаются подлинными вождями, их воля имеет в общественных делах решающее значение. Они следят за исполнением законов обычного права, соблюдением обрядов и запретов, а в случае необходимости наказывают виновных: навлекают болезни на домочадцев и скот, задерживают дожди, насылают засуху и - что самое плохое - делают женщин бесплодными. Поэтому, чтобы смягчить их гнев и заручиться помощью, члены данного рода приносят им жертвы искупительного, просительного или благодарственного характера.

Живых и мертвых соединяют непрерывные связи. Их олицетворяют главы больших семей, которых рассматривают как лиц, наиболее приближенных к потусторонним силам. Дагомейцы, нигерийцы, конголезцы, родезийцы, жители Руанды и других стран в знак уважения при встрече со стариком преклоняют колени. Тура, живущие в горах Ман (Берег Слоновой Кости), создали для своих предков настоящий, хорошо организованный культ со жречеством. И если возраст бесспорно влияет на общественное положение и достоинство человека во всех традиционных обществах Тропической Африки, то у тура этот принцип приводит к подлинному почитанию стариков.

Сугубо схематически можно установить четыре "возрастных класса", играющих особую роль в жизни общества.

На первой ступени находится комплекс утробный плод - грудной ребенок - дитя. Дети всегда являются объектом особых забот отцов и матерей и играют роль цементирующего материала в семейных отношениях.

Затем идет юношество - надежда на будущее. Известно, что в традиционных обществах с этой группой связан очень важный и сложный цикл обрядов посвящений.

Взрослое население - воплощение физического и морального расцвета человека. Оно обеспечивает бесперебойное функционирование всей политической структуры и одновременно биологическое продолжение группы.

Старики же соответствуют, так сказать, стадии сверхзрелости и составляют нечто среднее между понятиями человеческого и божественного. Они обречены на скорую смерть, поэтому являются промежуточным звеном и, естественно, посредниками между живущими и исчезнувшими поколениями. Этим определяется их исключительное значение для данной группы, существование которой, согласно непреложной истине о "вечном возвращении", как известно, зависит от энергии, контролируемой умершими предками. А они бывают раздражительны, требовательны, иногда просто в плохом настроении, и тогда происходят демографические спады.

Общественное внимание, которым пользуются старики, принимает временами размеры настоящего культа, но его нельзя, конечно, сравнить с почтением, оказываемым какому-либо божеству или персонажу, играющему видную роль в литургии. В то же время отношение к старикам не надо рассматривать как просто уважение, потому что над сыновними чувствами обычно довлеют безотчетный страх и боязнь тайн священного, тем более что особое положение занимают далеко не все старики. Число привилегированных старцев - их называют моа или мекпа - очень ограниченно и, как правило, соответствует числу семейных групп. Другими словами, каждый род (тура его называют сийа) имеет только одного моа и считает его своим представителем при умерших предках.

Таких стариков на местных наречиях именуют по-разному. Хотя эти термины - синонимы, они выражают все же некоторые иерархические нюансы. Так, тура употребляют практически равным образом следующие слова: моа, что значит просто старик, мекпа - большой, уважаемый человек и гбенелеме - обитатель священного дома, называемого гбене.

Как правило, в деревнях тура каждый квартал соответствует поселению одного рода - сийа - и в нормальных условиях имеет гбене - дом, где живет, моа этого рода. Гбене легко узнать по изгороди, сложенной из камней и драцены, на языке тура именуемой дан. Собрание почитаемых стариков составляет мощный коллектив, возглавляемый наиболее "сильным" старцем, хранителем ритуальных реликвий. Эти функции передаются по наследству. Моа сам выбирает ученика и готовит его себе на смену. Обычно выбор падает на наиболее способного из его сыновей, достигшего определенного возраста. В глазах тура поколения моа предстают как однородная цепь, в которой все предшественники ныне живущего почтенного старца образуют крепко связанные между собой звенья, другими словами, единое целое. Поэтому во время ритуальных церемоний мекпа выступает не от своего собственного имени, а всегда от имени всех своих предшественников, причем самых близких он называет по имени, а более далеких вспоминает вкупе. Практически старец, совершающий жертвоприношения, делает подношение всем умершим старикам своей семейной группы, но обращается сначала к своему непосредственному предшественнику (с ним он находится в постоянном мистическом общении) и просит передать его молитву всем остальным старикам, в том числе тем, имен которых он уже не знает, так как перечень их уходит в глубь веков.

Некоторым наблюдателям довелось слышать об очень важном явлении, связанном с гбенелеме, но они по знают, что это значит на самом деле. Поэтому стоит сказать об этом несколько слов. Речь идет о гекполо - тайном объекте высокой сакральности, вместилище сверхъестественной силы старика хранителя тайн, живущего в настоящее время, которого называют гекполоме. Такое почетное звание, как и все прочие, передается по наследству вместе с гекполо - реликвией, представляющей собой большой пакет чар, увеличивающийся со смертью каждого моа данной семейной группы.

Дело происходит следующим образом. Когда какой-нибудь гекполоме умирает, то весть о его смерти держат в тайне до торжественной интронизации его наследника. Пока же в деревне объявляют, что "старик болен", что "он сломал себе ногу" или что "он предпринял большое путешествие" (последнее бывает не часто). Смерть почитаемого старца ни в коем случае не должна прерывать - официально ее ведь не признали - нормальной жизни общества и даже соблюдения ритуальных церемоний. Единственное исключение из правила (кстати, это случается не так редко, как может казаться) происходит тогда, когда моа, перед тем как испустить последний вздох, признал, что занимался колдовством. В таких случаях он умирает в собственных экскрементах, от отвратительной болезни: у него при жизни гниет тело, размягчаются кости и вздувается живот.

Что касается содержимого гекполо, то в нем конденсируются, так сказать, сверхъестественные качества всех предшествующих старцев (конечно, кроме тех, кто был признан колдуном). Символически - это наиболее представительные части тела, обработанные соответствующим образом, чтобы не подвергаться разложению или гниению. Можно легко вообразить, какие размеры принимает этот пакет, если в нем по меньшей мере представлены десять человек.

Спустя несколько часов после кончины старика в покойницкой хижине тайно собираются все моа, мекпа и главы культа Зоми данного селения, а также и некоторые другие старики преклонного возраста. Принимаются самые тщательные меры, чтобы не беспокоить собравшихся и не допустить вторжения какого-либо непосвященного человека. Особенно нежелательным является присутствие женщины, за исключением жены умершего, которую отождествляют с посвященным мужчиной. Тогда по ритуалу, смысл которого нам непонятен, преемник умершего отрезает с трупа часть его половых органов, разрезает на куски левую руку, рассекает нижнюю губу и вырезает с середины лба кусок кожи. Все это он коптит на огне, зажженном внутри гбене. Потом все эти части в отдельности кладут в мешочки разной величины, сшитые из местной грубой ткани. Их вкладывают один в другой, и вместе они составляют компактный пакет.

Посвященный человек понимает символическое значение каждого из этих отдельных элементов, в сумме своей представляющих личность покойника в целом. Часть мужского члена содержит творческую, производительную силу и - в широком плане- энергию всей семейной группы. Левая рука, которой очищаются после испражнений, всегда считается грязной, т. е. нечистой с ритуальной точки зрения. Поэтому она относится к области "злой магии", напоминая о чем-то оккультном, непонятном и опасном. Нижняя губа, по мнению мудрецов тура, имеет большое значение, потому что по ней изо рта жреца исходят заклинательные слова. Ну а кусочек кожи со лба символизирует, понятно, сумму всех мистических познаний умершего.

В качестве духовного патриарха моа выполняет много самых разнообразных дел. Часто он выступает как жрец Зоми, хотя статут последнего и отличается от других. Данное обстоятельство подчеркивает, между прочим, наличие общей тенденции к объединению священнослужительских функций.

И наконец, старейшина тура - живой предок, потомок мифического Зо Айа, играет еще совместно с другими патриархами рода очень важную роль в системе инициации, называемой гбон, организуемой в масштабе всей этнической группы и имеющей свой собственный таинственный язык.

Над старшим в семье возвышается религиозный глава группы. Наиболее яркий пример тому огон, жрец предка-основателя догонов. Он уже полубог и, следовательно, неприкасаем, живет отдельно от всех и руководит своими подданными из уединенной обители. В других цивилизациях сверхъестественными полномочиями наделен царь-жрец. В силу этого он несет личную ответственность за нормальную смену времен года, за дожди, плодородие полей, а также за плодовитость женщин. Жизнь группы и его личная жизнь находятся в непреложной причинной зависимости, одна воздействует на другую.

Среди многих других приведем пример обожествленного основателя царского рода у нилотских шиллуков, зовут его Ньиканг. По всей вероятности, его прообразом была какая-то историческая личность XVII или начала XVIII в.

Выбор главы культа всегда является очень тонким и тщательно подготовляемым делом, а церемония интронизации проводится при соблюдении сложнейших формальных правил, так как глава культа имеет исключительное значение для группы. Для того чтобы души его предшественников вошли в него, народы акан сажают своих новоявленных царей-жрецов на священные сиденья первых правителей (символически, на самом деле они их не касаются). Царь в качестве представителя предков носит иногда два имени, одно из которых имеет устрашающий смысл и при его жизни скрывается от широкой публики. Раньше некоторых африканских вождей душили или заставляли кончать самоубийством, когда физические силы их покидали, потому что считается, что сила вождя гарантирует силу его народа. Есть места, где вождя настолько обожествляют, что в отношении его принимаются очень строгие меры предосторожности: он живет всегда в уединении, потребляет только определенные продукты питания (человека, который увидит его во время еды, приговаривают к смертной казни), его ноги не должны касаться земли, он не должен выходить ночью и т. д.

Омбала - царь живущих в Анголе овимбунду и ханья - не передает власти по наследству: его выбирают среди наиболее именитых людей страны. Прожив годы славы в условиях строгих ритуальных ограничений, он должен умереть, как только наступает период старческого бессилия: его удушают.

Смерть царя - это страшное бедствие, ее скрывают сколько можно. Для объяснения отсутствия монарха употребляют обычные иносказательные выражения: "день погас", "царь сломал ногу", "отец отправился путешествовать", "дом разбился" и т. п. У фон, хауса, абронгов, ашанти, бауле и у многих других тело умершего особо уважаемого царя или вождя сохранялось при помощи бальзамирования в течение нескольких недель или даже месяцев в его покойницкой хижине, где при нем находились его старые жены, и только потом закапывалось в могилу. Обычно кончина великого вождя-жреца служила поводом для человеческих жертвоприношений. В недавней истории государств фон, бини, йоруба и бакуба отмечены случаи массовых убийств, когда во время одной такой церемонии приносили сотни жертв.

Есть, кроме того, и такие предки, основатели династий, которые в мифах выступают в роли могучих демиургов или культурных героев, способных если но совершить, то по крайней мере завершить процесс созидания и таким образом даже свести на нет значение главного божества. Это, в частности, удалось первому предку зулусов. Мукулехе (Северный Камерун) считают, что все они чудодейственным путем порождены первым мукулехе - своего рода суперменом; чтобы совершить такой гигантский подвиг, он был наделен половым органом длиною в несколько метров, который он при передвижении три раза обвязывал вокруг талии. Этот предок - не только выдающийся производитель, но и создатель проса.

Ходио Ниепапло - страшный герой кру, живущих на побережье, походил на гигантского примата с большим волосяным покровом. Очень злой, он обладал баснословной силой. Этот мифический тиран проводил крупные общественные работы, к которым привлекал запуганное население. Так, например, тепо были вынуждены в течение долгих и тяжких лет носить воду из моря, чтобы наполнять реки и озера, которыми пользовался людоед-фантазер. Погиб он в результате предательства своей жены: только она знала уязвимое место героя, а именно - большой палец на левой ноге, где была сосредоточена вся его сила...

Во всех районах Африки распространена легенда о предке-охотнике, основателе первой деревни. Хотя он стал главой клана, культа его не существует. Однако Фабори у лунди и леле в районе Йенде Милиму, расположенном между городами Кисидугу и Гекеду, в Верхней Гвинее, имеет иногда свои алтари, сделанные из веток кустарника. Подобное же положение существует в коллективах охотников бобо, груси, буссанго, бирифор и лоби на территории Верхней Вольты.

В отличие от других народов бассейна Конго байомбе уделяют мало внимания культу своих предков, потому что считают, исходя из опыта периода колониализма, что они не приносят большой пользы. В то же время, когда начали развертываться пророческие движения - самым крупным из них был кимбангизм, - на первом плане вновь появились нкулу - бессмертные сущности умерших вождей, покоящихся в своих подземных бидила. Кроме того, исцелители-экзорцисты мбонго всегда обращались за помощью к предкам в своей борьбе против, колдунов, самыми страшными среди которых были ндоки и манкунду. Магическим средством при этом служила горстка земли, взятая с могилы какого-нибудь предка и смешанная с волосами и кусочками ногтей клиента.

Благодаря обширной литературе, существующей по этому вопросу, мы особенно хорошо осведомлены о культе предков у догонов. Иерархический порядок среди предков устанавливается по хронологическому принципу. Главного предка - змея Сиги - представляет большая маска, сменяемая в торжественной обстановке каждые 60 лет; затем идут бину, в настоящее время воплощенные в кучках священных камушков, и, наконец, предок Лебэ, связанный с энергией земли, порождающей просо, основной продукт питания всех суданских народов.

В целом трудно определить, что представляют собою африканские предки, так как их черты не носят стабильного характера. Они находятся в сфере, колеблющейся между сверхчеловеческим и божественным, и водораздел между этими началами нельзя установить точно.

Неясными остаются еще несколько моментов. Прежде всего, каким образом умерший человек приобретает статут предка?

Обычно это происходит в результате завершения процесса освящения, продолжительность которого меняется в зависимости от обстоятельств. Умерший ценен тем, что он освобождает свою жизненную энергию и передает ее своей семье или своей семейной группе. Предком его начинают считать только после тщательно проведенной целой серии обрядов отделения от мира живых. Кульминационным пунктом этих обрядов являются похороны, они могут растянуться на несколько лет. Даже после всех церемоний такой предок (если только он не пользуется особым общественным статутом) считается новичком среди своих старших сородичей.

Конечно, при соблюдении ритуалов почитания предков африканцам не чужды сыновние чувства, но главное, по их мнению, заключается в том, что таким путем они приводят в действие силы, необходимые для их существования. В центре литургических обрядов находится понятие жизненной энергии. Ее обозначают несколькими терминами: "душа", "жизненный флюид", "двойник", "тень", все это - произвольный перевод местных выражений, передающих тонкие нюансы и характеризующих различные аспекты. Этнологи, находящиеся под влиянием древнеегипетской схемы, старались пересчитать, сколько "душ" имеют некоторые народы Африканского континента. Но для нас в данном конкретном случае не имеет большого значения, что бамбара имеют две, йоруба - три и фон - четыре "души". Для понимания интересующей нас проблемы в ее философской сущности надо рассматривать человека в двух состояниях: одно будет представлено поддающейся разрушению плотью, а другое - бессмертной психической субстанцией. Все остальные явления, связанные со сновидениями или посмертным существованием, выходят, строго говоря, за пределы эсхатологии и должны рассматриваться просто как свойства - иногда патологические - той же бессмертной субстанции.

Так, каждый индивид обладает частицей общей жизненной силы. Эта индивидуальная жизненная сила, наследуемая от отца и составляющая неотъемлемую часть имени, может быть сосредоточена в одном органе человеческого тела и более слабо распространена по всему организму. Мегбе у пигмеев, обитающих на берегах Итури, келе у лоби, мезру у данов, зузу у гере, огувон у бете, ваве у бауле, нери у сенуфо, ни, диа, ниама у бамбара, бозо, коно и догонов циркулируют в крови или живут в дыхании. Население Гвинейского залива считает, что жизненная сила обосновалась в печени, в сердце и в голове, а северные конголезцы помещают свою элиму в селезенку и желчный пузырь; бывает, что жизненная сила обитает в ухе или глазу.

Центральные банту считают, что человеческая личность мунту тоже не может существовать без постоянного снабжения энергией.

Когда в деревне умирает человек, то при последнем вздохе от его телесной оболочки отделяется бессмертная частица; после того как тело закапывают в землю, она продолжает жить в покойницкой хижине до полного окончания всех похоронных церемоний. За это время такая "душа", если только что-нибудь ее рассердит, может скучать всем живущим на белом свете и появляться перед ними в страшном виде. Банда, кру, бете, гере, даны видят свои привидения белыми или прозрачными; у герзе они похожи на какие-то нитевидные существа; у манджа они лишены одной ноги или даже головы, а если голова и существует, то она не больше страусиного яйца. Кроме того, эти привидения совершенно беззубые, тело у них покрыто белой шерстью, груди у них женские и служат им вместо глаз.

Разгул фантазии в данном случае большой роли не играет, так как призраки этой категории относятся к своего рода патологическим явлениям и вообще их деятельность строго ограничена во времени, а именно сроком, прошедшим со дня смерти до последнего тура похорон. Как раз в этот критический период, перед тем, как покинуть свою деревню и уйти в подземное царство, умершие в результате какого-нибудь преступления или отравления (действительного или мнимого) требуют от оставшихся в живых, чтобы они выявили виновника их смерти во время обряда гадания, носящего название "допрос трупа", и если нужно, то наказали бы его. Известно, что эта процедура, которая начинается обычно с испытания-ордалии, кончается чаще всего очистительной исповедью, а затем и прощением.

Вдоль всего побережья Гвинейского залива во время подобных "юридических расследований" чаще всего дают пить опасный для жизни отвар из "красного дерева" (erythrophlaeum) или вводят в глаз ядовитый сок молочая. В некоторых районах близ устья Кавалли, например, такие приемы, приводящие к смертельным исходам, вызывали раньше значительное сокращение численности населения, что нашло свое отражение в старых административных архивах.

Ордалии совершались довольно часто и носили самый разнообразный характер. Так, у ханья (Ангола) человека, обвиняемого в колдовстве, вели в пещеру, где подвергали пыткам, чтобы выяснить степень его виновности. Сначала его обмазывали соком, который сильно жжет кожу, а потом усаживали возле огня на горячем камне. За признанием следовал приговор, приводимый в исполнение немедленно. Колдунов чаще всего продавали в рабство, сбрасывали в пропасть или бросали в огонь. В менее серьезных случаях царский палач отрубал преступнику голову, потом его тело разрубали на части и клали на перекрестках дорог, на съедение гиенам. Теперь времена изменились, и колдунов у ханья выкупают за быков: сколько именно быков надо дать, определяет прорицатель.

Заканчивая главу, мы должны сделать одно замечание: мстительные души никоим образом нельзя смешивать с другими зловредными силами, тоже человеческого происхождения, прежде всего с заклинателями, отравителями и другими преступными элементами, имеющими отношение к колдовству, т. е. к тому, что принято называть черной магией.

Обычный обожествленный предок старается скорее приносить пользу своим потомкам, чем терроризировать их. Конечно, когда он сочтет нужным, то может причинять и неприятности. Наказания, которые он в таких случаях посылает, могут быть очень тяжелыми и касаться отдельных людей или целых коллективов.

Изучая социальные функции предков, нельзя отождествлять их со сводом постановлений обычного права или считать, что они его персонифицируют, как это иногда утверждают. Предков можно считать хранителями традиций и исполнителями санкций, причем сферой их деятельности является, как правило, семья, а не семейная группа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com