Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

95. [Сражение между Сиетура и Нуку-зере-вука]

(№ 95. [71], 1935-1936 гг., о-в Вануа-леву, с англ,

В этом рассказе, как и во многих других, записанных Б. Квейном, появляются различные атрибуты современной, европеизированной жизни (бумага, письмо, ружье и др.).)

Жил в Сиетура вождь. Звали его Мба-ни-сину. Однажды вспомнилось ему былое, нечто, случившееся очень давно, еще когда он был молодым. И он стал беспокоен, не мог ни минуты усидеть в своем доме, то выбегал из него, то вбегал в него снова, то опять выбегал и вбегал, носился туда-сюда. Увидев все это, его сын протрубил сигнал, и тут же там собрались все люди Сиетура. И сын вождя стал просить, чтобы кто-нибудь узнал у Мба-ни-сину, что случилось. Вусо-ни-лаве подступился к нему, и Мба-ни-сину сказал:

- Я вдруг вспомнил одну старую историю, вспомнил, что случилось с нами, когда мы были в Нуку-зере-вука. Мы отправились туда исполнить меке, а они не приготовили нам ничего. И тогда На-улу-матуа привел сто их женщин к нашим лодкам, и мы легли спать с этими женщинами. А люди из Нуку-зере-вука исполнились гнева, бросились на наши лодки, оторвали ноги нашим гребцам, изорвали наши паруса. Беспомощные, остались мы лежать в лодках, и лишь у немногих хватило сил доплыть до Сиетура. Не знаю, хватит ли вам, нынешним, храбрости потягаться силой с людьми из Нуку-зере-вука.

Тут Вусо-ни-лаве вскричал:

- Довольно! Люди Сиетура могут расходиться!

И они вернулись в свой поселок; Вусо-ни-лаве спросил:

- Кто не побоится отправиться к Вороворо-друа и Мусу-на-нгила-друа, не побоится сказать им, что послезавтра я приплыву в их край требовать ответа за то, как они поступили с нашими отцами?

Никто не вышел, никто не ответил на слова Вусо-ни-лаве.

Наконец заговорил Тази-ни-лау:

- Я, я не побоюсь сделать это. Все другие думают о своих детях, женах, о своих старших. У меня же нет ни отца, ни матери.

На этом они расстались; Тази-ни-лау пошел к себе, опоясался крашеной тапой, надел плетеный пояс, надел на руки воинские украшения, взял топорик, копье и поспешил на берег. Лодка его называлась Зинги-ни-вула. Он спустил ее на воду и сказал про себя, обращаясь к великому Ингоинго-а-вануа: "Помоги мне, о Ингоинго, пошли мне сильный ветер, чтобы еще до наступления ночи я смог пристать к берегу Нуку-зере-вука".

И великий Ингоинго-а-вануа дал ему хороший ветер - еще до темноты Тази-ни-лау пристал к берегу Нуку-зере-вука. Но ведь ему, здоровому и крепкому мужчине, ни за что не удалось бы войти в поселок целым и невредимым. И он сказал: "Помоги мне, великий господин Ингоинго-а-вануа, измени мой облик, чтобы я мог выйти на берег".

И он изменился, превратился в женщину; теперь ему легко было выйти на берег.

Он вышел на берег и поспешил в поселок. Вороворо-друа заметил, что кто-то идет: "Откуда эта женщина, что идет к нам?"

Он позвал ее:

- Иди в дом.

И женщина вошла в его дом; они стали беседовать, долго говорили, а потом Вороворо-друа сказал:

- Побудь здесь, а я пока выйду.

Он вышел, а женщина нашла у него коробочку, открыла ее, увидела там перо и клочок бумаги. Она тотчас написала: "Через две ночи здесь будет Вусо-ни-лаве. Он придет и потребует ответа за то зло, что причинили здесь его предкам". Она написала и сложила листок. Потом приготовили кушанье, и женщины Нуку-зере-вука принесли его гостье; когда поели, все женщины ушли. Остались только две знатные госпожи, сестры вождей Вороворо-друа и Му-су-на-нгила-друа. Гостья сказала им:

- Позвольте мне, благородные госпожи, пройтись по Нуку-зере-вука, осмотреть поселок.

И они пошли гулять по поселку. Ходили, ходили, и вот та женщина говорит:

- У меня есть одно письмо - я нашла его на берегу. На нем написаны имена Вороворо-друа и Мусу-на-нгила-друа.

Благородные дамы воскликнули:

- О! Это ведь их поселок! А мы - их сестры.

- Что ж, тогда отдайте им это письмо.

Одна из тех женщин схватила письмо и отнесла его Мусу-на-нгила-друа. Он прочел его и вскричал:

- Кто такой Вусо-ни-лаве, что он не знает о непобедимости Нуку-зере-вука? Нет такой земли, перед жителями которой мы склонили бы голову!

А знатная госпожа вернулась к тем двоим, и гостья спросила:

- Что это за письмо? Узнала ли ты, о чем оно?

Знатная госпожа ответила:

- Через два дня сюда прибудет Вусо-ни-лаве требовать ответа за то, что мы сделали с его предками.

Гостья сказала:

- Я боюсь, боюсь, меня могут убить.

Но те две госпожи отвечали:

- Не бойся, ведь ты же в Нуку-зере-вука.

Они пошли на берег. Благородные хозяйки сказали гостье:

- Видишь вон тот мыс? Там живет дух нашего предка. Его зовут Велу-тамата. Стоит ему плюнуть, как появляется тьма людей.

Они пошли по берегу и увидели на воде лодку. Те две госпожи сказали:

- Это лодка нашего предка.

И они не знали, что это Зинги-ни-вула, лодка Тази-ни-лау.

Гостья стала просить их:

- Пожалуйста, отведите меня к тому месту, где живет ваш предок.

И они сели в ту лодку. Тут гостья сказала:

- Я сама управлюсь с парусом, сама поведу лодку. А вы сидите, отдыхайте.

Так они отплыли. Та женщина из Сиетура сказала:

- Помоги мне, благородный Ингоинго-а-вануа, дай мне хорошего ветра, чтобы достичь На-мбоу-валу до захода солнца.

А две благородные и знатные женщины уснули и не знали, куда плывут, не знали, что направляются в На- мбоу-валу. Проснувшись же, они сказали:

- Мы сбились с пути, уплыли далеко от дома. Это уже не Нуку-зере-вука! Мы приплыли к каким-то чужим берегам!

И они тотчас пристали к берегу - это было в местности Ндама. А та женщина из Сиетура, сойдя на берег, преобразилась, приняла облик мужчины - это был Тази- ни-лау. И он сказал тем двум женщинам, сидевшим в лодке:

- Выходите, пойдем в поселок.

Они вышли на берег, и все трое поспешили в Сиетура.

А с того дня как Тази-ни-лау отплыл, Вусо-ни-лаве не заходил в свой дом, все сидел на святилище. Так он сидел, пока не дождался возвращения Тази-ни-лау с теми двумя женщинами.

Подошли они, и Вусо-ни-лаве сказал:

- Идите в дом.

Они вошли, а Тази-ни-лау тут же выскочил из дома и тех двух знатных женщин закрыл, запер. Сам же он пошел к Вусо-ни-лаве. И Вусо-ни-лаве спросил:

- Ну что же, достиг ли ты Нуку-зере-вука?

И Тази-ни-лау отвечал:

- Да, достиг; эти знатные женщины - сестры Воро-воро-друа и Мусу-на-нгила-друа.

Тотчас же протрубили сигнал. Собрались все люди Сиетура, и Вусо-ни-лаве сказал:

- Сегодня надлежит приготовить все, что положено: провизию, дрова, питьевую воду и все воинское снаряжение - копья, палицы, топоры, ружья. Завтра мы отплываем в Нуку-зере-вука.

А в Нуку-зере-вука вожди собрались на совет. И Му- су-на-нгила-друа сказал:

- Я выйду в море и буду там поджидать людей из Сиетура. Я думаю, они будут плыть сюда двенадцать месяцев. А когда пройдет двенадцать месяцев, они будут здесь, в Нуку-зере-вука (1 Подразумевается, что Мусу-на-нгила-друа уже замыслил заколдовать лодки и двенадцать месяцев их ожидания в море - его собственный произвол.).

И принесли корзину с палицами вождя.

Люди Сиетура приготовили к отплытию свои лодки, их было двенадцать. И они поплыли к берегам Нуку-зере-вука. Но когда они подплыли совсем близко к Мусу-на-нги- ла-друа, лодки их вдруг встали - так, словно их неподвижно укрепили на якорях. Все двенадцать лодок стояли без движения. Прошла неделя, а лодки стоят! Месяц прошел, за ним - второй, третий, шесть месяцев простояли они неподвижно, восемь, десять, двенадцать!

И вот Вусо-ни-лаве сказал:

- Пусть с каждой лодки дадут мне по зубу кашалота. Всего должно быть двенадцать зубов.

И ему принесли двенадцать тамбуа. Он взял их и бросил в воду. Тут же в Сиетура открылись двери того дома, где сидели взаперти две знатные госпожи из Нуку-зере-вука, и тут же лодки сдвинулись с места и поплыли вперед к Нуку-зере-вука.

А Мусу-на-нгила-друа вернулся к себе и сказал Воро-воро-друа:

- Пора спускаться на берег: люди из Сиетура вот-вот пристанут здесь!

И Вороворо-друа поспешил на берег дожидаться людей из Сиетура. Вот уже подплыла и пристала к берегу лодка А-кело-ни-тамбуа. Протянул Вороворо-друа руку, схватил эту двойную лодку, всю ее изломал! Гребцы уплыли прочь, а Вороворо-друа съел их лодку.

Затем подплыла лодка благородного Лива-ни-вула, пристала к берегу, и Вороворо ее тоже схватил, сломал и съел. Гребцы же уплыли прочь и так спаслись. Следом подплыла лодка Тази-ни-лау. Вороворо-друа крикнул:

- Приветствую тебя, На-улу-матуа!

Тази-ни-лау отвечал:

- Ты не за того меня принял. Я только что был здесь у вас. И не пытайся поступить со мной так, как ты поступил с А-кело-ни-тамбуа и с Лива-ни-вула!

Вороворо протянул руку, чтобы схватить эту лодку, а Тази-ни-лау схватил его за руку и оттолкнул лодку от того места. И они стали бороться, сначала один в лодке, второй на берегу, потом оба оказались на берегу. Целую рощу кокосовых пальм вырвали они из земли! Снова вернулись к воде, боролись, боролись, пока не упали с рифа в волны.

А в это время остальные лодки пристали к берегу. И Кали-ни-вутунава вскричал:

- Вусо-ни-лаве, сегодня Тази-ни-лау будет убит!

Тогда Вусо-ни-лаве стал к борту своей лодки и рукой принялся шарить под водой, ища Тази-ни-лау и Вороворо-друа. Искал, искал и наконец нашел, схватил за руки и втащил к себе в лодку. Тази-ни-лау он спрятал за спиной, а Вороворо-друа схватил за ноги и подбросил высоко в небо. Затем сказал:

- Высокородный Ингоинго-а-вануа, пусть погибнет Нуку-зере-вука, пусть ничего не останется здесь, кроме голой земли.

И тут люди Сиетура бросились на берег.

А Мусу-на-нгила-друа не знал, что Вороворо-друа погиб. Две недели минуло, и вот он решил: "Пойду на помощь Вороворо-друа".

Он взял свое копье - называлось его копье А-мото-ни- мба-на-мбула - и поспешил туда, где шло сражение между людьми Нуку-зере-вука и Сиетура. Разом метнул он свое копье в людей Сиетура. Пронзил им сразу двести человек. Он поднял их на этом копье, а потом стряхнул с него, как мусор. Все двести человек полегли перед ним на земле.

Снова бросился он в гущу сражения, еще двести человек из Сиетура пронзил своим копьем. Он поднял их на этом копье и стряхнул с него, как мусор. И все двести человек полегли перед ним на земле. Снова бросился он вперед с копьем, еще двести человек пронзил им! На этот раз ему удалось ранить Кали-ни-вутунава в ногу; с плачем поспешил тот к своей лодке и сказал:

- Вусо-ни-лаве, довольно тебе пить янгону! Посмотри, сколько времени прошло, уже год гибнут люди Сиетура!

На это Вусо-ни-лаве сказал:

- Хорошо, идем! Мы идем сражаться, чтобы помочь нашим людям из Сиетура.

Но он даже на ногах стоять не мог, столько уже выпил. Еще год прошел, и тогда только он сказал своим:

- Развяжите трос, что держит у берега нашу лодку, и я смогу им обвязаться, а тогда пойду на помощь людям Сиетура!

И они обвязали этим тросом его запястья и лодыжки; он сказал:

- Вложите мне в руки топор.- И еще сказал:

- Бросьте меня в воду.

Только оказался он в воде - и вот уже у берега. Но еще до того как появилась над водой его голова, он выломал кусок дна в лагуне и швырнул его в глубь острова. А там снесло все кокосовые пальмы. И еще в Нуку-зере- вука попадали все дома.

Люди в поселке решили:

- Наверное, надвигается ураган!

Они же не знали, что на них идет Вусо-ни-лаве, самый сильный из людей Сиетура. А это Вуса-ни-лаве спешил на Нуку-зере-вука. Там он сразу же встретился с Мусу- на-нгила-друа, самым сильным в Нуку-зере-вука. Мусу-на- нгила-друа сказал:

- В этого человека полетит мое копье!

Так он сказал, но Вусо-ни-лаве даже не взглянул на него: глаза его были устремлены на второе небо. И вот Му- су-на-нгила-друа метнул копье; оно полетело в Вусо-ни-лаве, попало ему в лоб, но тут же отскочило: ему не пробить было этого силача. Тогда Мусу-на-нгила-друа побежал к себе, вынес из дома две корзины кашалотовых зубов, склонился перед Вусо-ни-лаве и сказал:

- Вот мои подношения, пощади только меня и всех людей из Нуку-зере-вука. Нет нужды нам бороться, ведь сестры наши - в Сиетура.

И Вусо-ни-лаве сказал:

- Расходитесь, люди Сиетура. Нора садиться в лодки, поплывем обратно.

А Мусу-на-нгила-друа пошел с ними. Они тотчас же погрузились и поплыли к Сиетура. И вот уже они на берегу Сиетура. Вусо-ни-лаве и люди Сиетура и с ними Мусу-на-нгила-друа. Вусо-ни-лаве и Мусу-на-нгила-друа отправились к благородному и великому Ингоинго-а-вануа. Вусо-ни-лаве прокричал:

- Я принес пищу в знак своего счастливого возвращения: я ходил войной на Нуку-зере-вука!

А Ингоинго-а-вануа ответил:

- Я не могу есть этого человека, мясо его отравлено. Уходи, Вусо-ни-лаве, возвращайся в поселок.

Они пустились в обратный путь, но тут Ингоинго крикнул им вслед:

- Мусу-на-нгила-друа! Вернись, выпей то, что осталось от снадобья Вусо-ни-лаве.

Мусу-на-нгила-друа подхватил сосуд со снадобьем и все выпил. Тут Ингоинго-а-вануа сказал:

- Теперь иди сюда. Подними правую руку и ударь по длинной стене моего дома.

И вот уже эта стена полетела в волны. А Ингоинго-а- вануа сказал:

- Хорошо. Теперь иди к Вусо-ни-лаве. Иди и оставайся жить в его поселке (2 Ингоинго-а-вануа дает Мусу-на-нгила-друа сверхъестественную силу, но только с тем, чтобы тот остался в Сиетура, т. е. дух делает его "своим".).

Так они стали жить вместе. Мусу-на-нгила-друа так и не вернулся к себе в Нуку-зере-вука. Он навсегда остался в Сиетура.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2016
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com