Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

28. Как на Онеата появились москиты

( № 28. [36], 70-80-е годы XIX в, о-в Онеата, с англ.

Записано Л. Файсоном со слов Туи Онеата, верховного вождя о-ва Онеата. Ряд слов явно зафиксирован в диалектном произношении, ср. кекева. Ва-куликули в № 27 и кеокео, Фа-куликули здесь.)

В старые времена на Онеата не было москитов. Счастливые то были времена. Ибо тогда и мы сами не страдали от их укусов, и наши женщины были счастливы: им не приходилось, как нынче, отбивать луб (1 Имеется в виду луб дерева Broussonetia Раpyrifera, из которого делают тапу, и кора гибискуса, из которой плетут циновки.), чтобы делать шторы (2 Шторы, закрывающие стенные проемы, представляют собой плотные, тесного плетения циновки. В дневное время их держат поднятыми, а на ночь опускают.). Более того, тогда у нас были кеокео, замечательные кеокео (3 См. примеч. 1 к № 27.). Их было столько, что весь берег был усеян ими. Отцы наши ели их каждый день и были сыты. А теперь можно обшарить весь остров, но не найти ни одной.

А произошло все зло из-за глупости духа Фа-куликули, что был в старые времена духом острова Онеата и жил среди покорных ему людей как вождь.

Он был великий домосед. Да в те дни и странствий-то не было, ведь не было лодок. Но когда Великий Змей навлек потоп на явусу мата-и-сау (4 В фольклоре о-воп Лау мата-и-сау-явуса вождей-правителей, что согласуется с ее названием ("порождающая сау").), за то что они убили Ту-ру-кава, его голубку (5 См. № 2, 3.), тогда кое-кому из мата-и-сау удалось доплыть до острова Камбара.

Двенадцать их было, уплывших на Камбара; все они привязались к большому дереву, и оно-то и вынесло их по воде. Десять выжило, двоих сгубили в море акулы. И вот эти люди высадились на Камбара и стали просить вождей пощадить их, и вожди оставили их у себя плотниками. Так появились у нас, на наветренных островах, лодки.

А в то время жителей Камбара очень кусали москиты. Ни днем ни ночью не было от них покоя. И стук раздавался без конца в каждом доме - это женщины отбивали луб, чтобы потом сделать из него шторы. И руки у них болели и ныли от работы. И у них не было кеокео, замечательных раковин. А теперь, в Вуа-нгава, у внутреннего озера, водится множество кеокео, потому что нет москитов, что тревожили бы их сон. А все пошло благодаря мудрости их духа Ту-вара, что жил на Камбара и правил тамошними жителями.

Ту-вара был мудрым и хитрым. И велика была его радость, когда корабелы прибились к его земле и рассказали ему, какие замечательные лодки они умеют делать - такие, что в них люди переплывают моря и никакая буря им не страшна. В его сердце вошла большая радость: он понял, какая польза будет ему от плаваний; к тому же он знал, что в краю его полно леса. И он сразу отправил тех десятерых работать и дал им пищу, и дома, и жен, чтобы они не горевали о потерянном, о своем прекрасном пределе, который поглотили волны, и о своем исчезнувшем навсегда поселке.

Эти люди осели на Камбара, обзавелись женами, а потом и детьми и работали каждый день: строили двойные лодки для Ту-вара.

Более двух лет строили они эти лодки. Тогда на Фиджи не было ни ножей, ни резаков, ни тесел, ни буравов, ни пил. Тяжкой была работа, ведь у них не было ничего, кроме острых камней. Бревна они обугливали огнем с той стороны, где надо было тесать, снимали обугленное дерево каменным топором, снова обжигали. И чтобы получилась всего одна доска, надо было делать так по многу раз.

А когда хотели просверлить какое-нибудь отверстие, брали острую раковину и тлеющую головешку (6 Головешкой подпаливали дерево, а затем, когда доска или брусок становились в нужном месте тоньше, острием раковины проделывали отверстие.).

Но вот наконец первая лодка была слажена и поставлена у берега. Велико было веселье на Камбара, и богатый пир был устроен для мастеров. Но Ту-вара все не мог дождаться, когда же он выплывет в море, и все торопил и торопил их с работой.

Наконец, когда все было готово - мачта, парус, канаты, черпаки, весла,- словом все, что должно быть в лодке,- он взошел на борт, взяв своих десятерых мастеров и еще много своих людей, и отплыл с хорошим ветром.

А все, кто был на борту, запели радостную песню. Те же, кто остался, бежали вдоль берега и кричали им вслед.

Но когда лодка вышла в открытое море, начала трястись и качаться на волнах, веселая песня быстро сменилась стонами. И все, кто пел, растянулись на палубе: никому не удавалось даже поднять голову.

- Как ужасно,- стонал Ту-вара,- что это, что это, мастера?! Откуда эта ужасная напасть? Где мой дух? Мне страшно! Вы негодяи!

Но корабелы только рассмеялись в ответ.

- Не бойся, вождь,- сказали они.- Подожди немного, и вся эта напасть пройдет. Так всегда бывает, когда выходишь в море.

И Ту-вара успокоился, а лодка быстро неслась вперед, и вот уже показался Онеата.

Тогда седобородый Малани, старший из мастеров, сказал:

- Впереди земля. Хочешь ли ты направиться туда или ты хочешь плыть дальше?

- Туда, только туда,- простонал Ту-вара,- мне бы только скорее добраться до берега.

И вот они поплыли на Онеата, а там все испугались и спрятались в лесу: жители Онеата впервые увидели лодку и приняли ее за огромное морское чудовище, приплывшее, чтобы съесть их. Когда чужестранцы высадились на берег, все было пусто. И Ту-вара растянулся на циновках в доме вождя и сказал:

- Теперь я знаю, что жив.

Когда же жители Онеата выглянули из своих укрытий и увидели, что приплыли обычные люди, такие же, как они сами, и что от них не будет вреда, тогда ушел от них страх. А услышав рассказ чужестранцев, они осмелились спуститься к лодке.

Много дней провел Ту-вара на Онеата, в мире и дружбе с духом того острова. Камбаранцам же не хотелось уплывать из столь чудесного края, где ночью не пили их кровь москиты и где каждый день они могли досыта есть кеокео. А когда все же настало им время плыть в обратный путь, они взяли с собой духа с острова Онеата, чтобы он увидел их край и чтобы они могли отблагодарить его за доброту, с которой встречали их на Онеата.

И вот два духа отплыли в одной лодке, и обоим пришлось мучиться в открытом море, хотя ветерок был совсем слабый, такой, что солнце опускалось в воду, а они уже достигли Камбара. Вышли они на берег и пошли в дом вождя, а их уже ждало пиршество: люди издалека заметили их, приготовились к встрече.

Когда же они насытились и опорожнили чаши с ка- вой, дух с Онеата начал зевать: ему очень хотелось спать.

- Идем,- сказал Ту-вара и повел его за плетеные шторы.

- Что это?! - воскликнул гость, увидев большие и красивые шторы.-Что за прекрасная материя! У нас такой нет! Но скажи, зачем вы подвешиваете ее под потолком дома? К чему она, Ту-вара?

- К чему,- повторил тот,- к чему? Это очень нужная вещь. Она... она скрывает меня от чужих глаз, когда я сплю. Вот зачем я укрепил ее здесь, посередине дома. Она хороша и тогда, когда дует сильный и холодный ветер. Но идем же спать, а утром я покажу тебе наше селение.

Так сказал Ту-вара, потому что стыдился москитов. Он же знал, что их нет на Онеата, и он хотел скрыть позор своей земли. Вот он и солгал.

Как только стемнело, дом наполнился москитами, и дух с Онеата сразу услышал их жужжание за шторой.

- Что это? - вскричал он.- Что за сладостный звук? "Что сказать ему?" - думал в замешательстве Ту-вара. Ничего не удалось ему придумать, поэтому он притворился, что спит.

- Эй, Ту-вара! - закричал дух с Онеата, толкая его.- Проснись и скажи мне, что это за прекрасные звуки!

- Что? Что? Что случилось? - спросил Ту-вара, зевая.

- Что это за нежные звуки? Я слышу что-то сладостное и успокаивающее!

- Нежные звуки? А, да, жужжание! Но это всего лишь москиты.

- А что это за москиты?

- Маленькие букашки, что летают ночью и жужжат. Я держу их, чтобы они усыпляли меня,- сказал хитрый Ту-вара.

- Это просто сокровище! - закричал второй дух.- Горе мне, у меня нет их на Онеата! Отдай мне их, Ту- вара.

- Отдать тебе москитов! Я не могу. Меня не простят мои люди. Они возненавидят меня. Ужасна будет наша жизнь, если на Камбара не станет москитов.

- Ну, дай мне хоть немного,- умолял его дух.- Дай немного, а часть оставь себе, и у обоих у нас они будут.

- Это невозможно,- отвечал хитрец.- Они обожают друг друга. Если я отошлю часть, остальные тоже покинут меня. Мне горько отказывать тебе, Фа-куликули, но делать нечего. А теперь давай спать, я все сказал.

- Нет, нет,- закричал глупец, чуть не плача,- не отказывай мне, умоляю тебя! Отдай мне москитов, я возьму их с собой. И, услышав ночью их песню, мы будем думать о тебе и говорить своим детям: "Велик и добр Ту-вара".

- Это в самом деле было бы прекрасно,- сказал дух Камбара.- Я буду совершенно счастлив, если ты сможешь вспоминать меня с любовью. Но что скажу я своим? Как смирю их гнев, когда они набросятся на меня со словами: "Наш дух взял и отдал ни за что наших любимых москитов?"

"Ни за что" он сказал, понизив голос.

- Как ни за что?! - вскричал второй дух.- Нет, нет, не так: все, что у меня есть,- твое. Назови все что угодно из того, что ты видел на моей земле, и оно - твое. Только пусть станут моими эти букашки, что так сладко поют.

- Ну хорошо. Но я не для себя прошу. Я бы с радостью отдал тебе все свое. Но мои люди! Ты знаешь этих смертных, этих людей, знаешь, до чего они жадны. Но что же на твоей земле могло бы понравиться им? По правде, я не знаю ничего такого. Ах, да. У нас же есть кеокео. Это подойдет. Это то, что им нужно. Им бы только наполнить желудок, и делай с ними что хочешь. Отдай мне кеокео, и москиты твои!

- Охотно, охотно! Решено, Ту-вара. А теперь подними штору, чтобы я мог их увидеть.

- Что ты! - вскричал Ту-вара в великом испуге. Ведь если бы москиты влетели и укусили духа, он бы тут же отказался их взять.- Что ты! Не подымай, ни за что не подымай шторы! Эти букашки скромны и робки. Они не выносят, чтобы на них смотрели. Потому они и прячутся днем, а ночью поют свою песню.

- О, о! - воскликнул глупец.- Удивительные вещи я слышу. Пусть штора остается опущенной.

- А теперь давай спать,- сказал Ту-вара,- уже поздно. А завтра утром мы отплывем вместе с москитами.

И они смолкли, но оба не спали. Тот, что с Онеата, всю ночь слушал песню москитов, а Ту-вара радовался про себя, как он хитро поступил. И все же он боялся, что глупый дух поймет все прежде, чем отдаст ему кеокео. "Надо помешать ему рано встать,- думал Ту-вара,- а не то он увидит, как они летают в доме".

А Фа-куликули, едва забрезжил рассвет, начал беспокоиться:

- Вставай, Ту-вара, вставай,-настаивал он,-давай мне москитов и поплывем!

- Тише, тише,- отвечал Ту-вара, позевывая.- Что ты за непоседа! Ты не дал мне спать ночью, теперь хочешь поднять меня до рассвета. Лежи спокойно, Фа-куликули. Подожди еще немного. Сейчас как раз время, когда москиты собираются все вместе, чтобы лететь в пещеру, где они снят до наступления ночи. А если ты сейчас выйдешь, ты обеспокоишь их и они будут летать тут и там и мы не сможем их поймать.

- Да, это будет плохо,- сказал тот, что с Онеата.- Будем лежать тихо и ждать, пока они не уснут.

Но успокоиться он не мог никак. Он совершенно измучил Ту-вара, потому что все время ворочался и спрашивал: "Они уже уснули, а, Ту-вара?" или: "Они уже точно все в пещере?" И такими глупыми словами он без конца тревожил духа, властвовавшего над Камбара. Тот был уже в страшном гневе и наверняка ударил бы Фа-куликули палицей, если бы не надежда на кеокео. И потому он сдерживал себя и успокаивал глупца до наступления дня.

Наконец он сказал:

- Теперь они все уснули. Вставай, мой друг, идем.

Как он сумел собрать москитов - неизвестно. Наши отцы говорили, что он собрал их в большую корзину, выложенную изнутри материей и закрытую такими циновками, сквозь плетение которых ни один москит не смог бы пробраться. И когда эта корзина была доставлена в лодку, они подняли парус, поплыли, прошли пролив, вышли в открытое море и отправились к Онеата.

Очень скверно было им обоим в море. Но в этот раз обоим не было до этого дела: тот, что с Онеата, думал о сладкоголосых певцах, а Ту-вара - о том, как ловко избавился от них, и еще больше о кеокео. Оттого оба были готовы страдать в море.

Солнце было еще высоко в небе, когда они спустили парус на Онеата. Дух - хозяин Онеата выпрыгнул из лодки на берег, крича:

- Сюда, люди, сюда, все сюда, посмотрите, что я привез. Дай мне корзину, Ту-вара, чтобы я мог обрадовать своих людей.

- Нет же,- ответил коварный Ту-вара.- Москиты очень преданные существа, я же тебе говорил. Если ты выпустишь их, пока я здесь, они не оставят лодку. Ведь они любят, любят меня! Дай же мне кеокео, друг мой, и я уплыву, а корзину оставлю тебе. И если ты действительно мудр, то не будешь открывать корзину, пока я не выйду в открытое море, иначе москиты полетят за мной и покинут тебя.

- Верно,- согласился глупец.- Верно ты говоришь, Ту-вара. Ты очень мудр, и ты предусматриваешь все. Эй, кеокео, что в море, что на берегу, что на камнях! Эй, ко мне, ваш хозяин зовет вас!

И вот с камней, из вод океана, с берега приползло по песку великое множество кеокео. И мастера-корабелы побросали их в лодку, а наши отцы им помогали, и вот уже лодка вся заполнилась, и кеокео грудой лежали на палубе. Ни одной раковины не осталось на песке.

- Прощай же, Ту-вара,- сказал Фа-куликули.- Давай мне корзину и плыви. Теперь уже все мои кеокео у тебя.

И Ту-вара отдал корзину, а корабелы подняли свой большой парус, и вот уже лодка быстро вошла в пролив. А жители Онеата столпились около корзины и наперебой расспрашивали своего духа, что же в ней.

- Должно быть, это что-то удивительное, иначе бы наш господин ни за что бы не расстался с кеокео,- говорили они.

- Ждите,- отвечал он, самодовольно улыбаясь.

И как только лодка вышла за риф, он развязал корзину и поднял циновку, которой она была закрыта.

- Вот наше сокровище! - закричал глупый дух.

И тут поднялся рой, целая туча москитов, злых и свирепых. А Ту-вара слышал крики и вопли наших отцов, когда ужасные букашки налетели на них.

- Это запели свою сладостную песнь маленькие певцы Фа-куликули,- сказал он, когда его перестал душить смех.- Много глупцов встречал я среди обычных смертных людей, но не знаю ни одного, кто был бы глупее духа с Онеата.

А несчастный дух чего только не делал, чтобы избавиться от напасти, за которую так дорого заплатил. Но все было напрасно, москиты же расплодились невероятно. Их ночная песня, такая приятная для него тогда, в первый раз, на Камбара, теперь казалась ему хуже клича врага в бою.

И чего он только не придумывал, чтобы вернуть кеокео. Но мог ли он тягаться с Ту-вара! Однажды, спустя годы, когда у него уже была своя лодка, он приплыл ночью на Камбара, чтобы забрать кеокео. Встав на берегу, он громко позвал:

- Эй, кеокео, что в море, что на берегу, что на камнях! Эй, ко мне, ваш хозяин зовет вас!

Но никто не появился. Кеокео словно бы и не слышали его. Услышал же его - Ту-вара: он еще издалека заметил его приближение и спрятался, поджидая духа. Тихонько подкрался он сзади и ударил его по голове палицей с криком:

- Ах ты, злонамеренный дух! Хочешь украсть моих кеокео?

И тот с воплями вернулся к своей лодке.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2016
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com