Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мифы о конце героического века

Проклятия, наложенные богами на отдельных героев и их потомков

ПРОКЛЯТИЯ, НАЛОЖЕННЫЕ БОГАМИ НА ОТДЕЛЬНЫХ ГЕРОЕВ И ИХ ПОТОМКОВ. Боги, создавая героев в течение многих поколений, не только даровали им доблести и славу, не только испытывали их в подвигах и трудах, но и зорко следили за тем, чтобы присущая им сила была обращена на благо.

Однако герои, ощутив свои почти безграничные возможности, возгордились и стали злоупотреблять доверием богов.

Причин для гордости было много.

Внучка Зевса Ниоба, дочь Тантала, гордилась числом своих сыновей и дочерей (то ли двенадцатью, то ли четырнадцатью) и на этом основании сочла себя выше самой богини Лето, матери только двоих детей, но зато каких - Аполлона и Артемиды. Ниоба забыла о том, что эти двое - боги, а ее многочисленные дети - смертные. По воле разгневанной богини Аполлон истребил своими стрелами сыновей Ниобы, Артемида же - дочерей. Несчастная мать от горя и ужаса окаменела. Но, как рассказывают мифы, это боги, сжалившись, превратили ее в скалу. А Ниоба, даже став камнем, все продолжала плакать, источая капля за каплей влагу.

Внук Аполлона, Фамирид, сын царя Филаммона, гордился своим музыкальным даром. Он вызвал на состязание самих Муз и похвалялся перед ними, но был ими наказан за дерзость, побежден, лишен зрения и дара песен.

Сизиф, потомок Прометея и сын царя Эола, гордился хитростью ума и всезнанием. Подсмотрев похищение Зевсом нимфы Эгины, он не преминул сообщить об этом ее отцу, богу реки Асопу, в обмен на дарование источников воды его родному городу Коринфу. Зевс низринул Сизифа в Аид, где тот вечно занят бесплодным и тяжким трудом, вкатывая на гору громадный камень, неизменно скатывающийся вниз. Это ему мы обязаны выражением "сизифов труд".

По другой версии мифа, Зевс послал к Сизифу Смерть, которую этот герой обманул, заковав в цепи, и люди перестали умирать, нарушив привычный порядок вещей. Освободив Смерть по воле Зевса, Сизиф вынужден был все-таки умереть, но из Аида он снова вернулся на землю, якобы для того, чтобы наказать жену, которая не приносила жертв подземным богам. Таким образом, Сизиф прожил еще долгие годы.

Царь из племени лапифов, Пирифой, пытался похитить богиню Персефону, за что оказался навеки прикованным к скале в пределах царства мертвых.

Герой Диомед, сын этолийского царя Тидея, одного из Семерых вождей, шедших на Фивы, настолько был горд своей силой, что в битве под Троей, подстрекаемый покровительствующей ему Афиной, ранил Ареса и Афродиту, но Аполлона устрашился.

Сын царя Флегия из племени лапифов, Иксион (по другой версии его отец - бог Арес), осмелился влюбиться в богиню Геру, но обнимал вместо нее только призрак, сотканный из облака. По воле Зевса этот гордец, сравнявший себя с богами, терпит вечные муки, распростертый на вращающемся огненном колесе то ли в небесных просторах, то ли в Аиде.

248. Панцирь воина (анфас). Местонахождение не установлено. Предположительно - Неаполь или Рим
248. Панцирь воина (анфас). Местонахождение не установлено. Предположительно - Неаполь или Рим

Салмоней, сын царя Эола и брат Сизифа, довел свою гордость до предела, объявив себя ничуть не хуже Зевса. Он разъезжал по стране на колеснице с жалким подобием громов и молний - зажженными факелами, грохочущими щитами и железными цепями на колесах. Зевс испепелил этого безумца.

Однако гордость и дерзость героев возрастали, и проступки уже накапливались в разных поколениях, а благодетельная сила, полученная ими от божественных предков, умалялась и угасала.

Так, к концу II тясячелетия до н. э. появились мифы о героях, чей род проклят богами за страшные преступления. Подобные мифы были созданы не случайно. Героический век вместе с микенской Грецией уходил в прошлое, но какие силы разрушали этот некогда устойчивый мир, никто не знал и объяснить не мог. Мы-то знаем, что уходила в прошлое родовая община и рвались те кровнородственные отношения, что крепко держали весь коллектив родичей, связуя в единое целое предков и потомков. Здесь были свои социально-экономические причины, исподволь расшатывающие прежнюю надежную основу патриархальной общины, когда ради захвата власти, земли, богатства, золота велись разорительные войны в соседних пределах и в заморских владениях и когда шло интенсивное имущественное расслоение спаянного в прошлом коллектива и выделение сословной верхушки. А власть басилевсов-"царей" сосредотачивалась в одних руках не только на войне, но и в мирной жизни, приобретая наследственный характер. На смену прежнему благочестию выдвигались совсем иные ценности, несравнимые с суровыми доблестями расцвета героического века.

249. Панцирь воина (профиль)
249. Панцирь воина (профиль)

Властители Микен, Аргоса или Фив, мыслившие себя потомками богов, истребляли друг друга, питая честолюбивые замыслы и не щадя ближайших сородичей. Лишь проклятием, наложенным богами на дерзко возгордившихся героев, могли объяснить современники, доверяя мифологическому сознанию, такой упадок нравов и такую неразборчивость в средствах.

Известны мрачные истории царственных домов Атридов, потомков Тантала (Микены), Кадмидов и Лабдакидов (Фивы), Алкмеонидов (Аргос).

Еще Тантал, сын Зевса, пировал с небожителями за одним столом, но, как говорили, похитил там пищу богов - нектар и амбросию. Он же пригласил богов в свою очередь к себе на пир и угостил их блюдом, приготовленным из тела зарезанного им сына Пелопса. Однако разгневанные боги не прикоснулись (кроме Деметры, расстроенной пропажей дочери) к этой трапезе и приказали Гермесу возродить Пелопса к жизни (часть лопатки, отведанной Деметрой, была заменена слоновой костью), а самого Тантала, разгласившего к тому же тайну, доверенную ему Зевсом, предали мукам в Аиде, где он испытывает вечный голод и неутолимую жажду (Од. XI 582-592).

В дальнейшем Пелопс тоже совершил злодеяние. Он убил, не желая делиться богатством, своего возничего Миртила, с помощью которого одержал победу в беге колесниц и добыл себе жену Гипподамию. Миртил, умирая, проклял род Пелопса, и вся последующая его история полна кровавых преступлений.

Сыновья Пелопса, Атрей и Фиест, сначала убили своего сводного брата Хрисиппа, а затем стали питать уже обоюдную ненависть.

Фиест соблазнил жену Атрея Аэропу. С ее помощью он похитил златорунного барашка, обладание которым было залогом царской власти. Атрей изгнал Фиеста из города, а жену приказал бросить в море. Тогда Фиест подослал к брату убийцу - его собственного сына Плисфена, которого воспитал как своего. Однако Плисфен был схвачен и умерщвлен Атреем. Затаив злобу, этот последний внешне мирится с Фиестом и приглашает его на дружеский пир. Там он угощает брата блюдом, приготовленным из умерщвленных им маленьких сыновей Фиеста (см. трагедию Сенеки "Фиест"). Фиест, узнавший за пиршественным столом об этом злодеянии, проклинает брата и по совету оракула, вступив в брак со своей дочерью, становится отцом Эгисфа. Вот этот Эгисф и оказывается в конце концов мстителем за отца.

250. Избиение Ниобид. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр
250. Избиение Ниобид. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр

Мифы повествуют о том, как дочь Фиеста Пелопия впоследствии вступила в брак с овдовевшим Атреем, как она еще до этого подбросила рожденного ею Эгисфа к пастухам, воспитавшим его, как мальчик понравился Атрею, был взят в дом, усыновлен, а затем послан убить Фиеста. Однако Фиест узнает сына по родовому мечу, и тот, исполняя волю отца, наконец убивает Атрея (Аполлод. Эпит. II 14).

Цепь преступлений в доме Атридов продолжалась. Врагами стали двоюродные братья Агамемнон, сын Атрея, и Эгисф, сын Фиеста. Пока Агамемнон находился в походе под Троей с войсками, Эгисф соблазнил его жену Клитемнестру. У нее же были свои причины ненавидеть мужа. Во-первых, Агамемнон насильственно взял в жены Клитемнестру, убив ее мужа (брата Эгисфа) и сына от первого брака. Во-вторых, Агамемнон принес в жертву по требованию Артемиды перед троянским походом дочь Ифигению, горячо любимую им самим и матерью. Вернувшийся из похода в родной дом Агамемнон убит то ли одним Эгисфом, то ли обоими любовниками, а заодно убивают и его пленницу, прорицательницу Кассандру, дочь троянского царя Приама.

251. Раненая Ниобида. V в. до н. э. Копенгаген
251. Раненая Ниобида. V в. до н. э. Копенгаген

Но сын Агамемнона, Орест, убивает и Эгисфа, и свою мать, мстя за отца. В знак справедливой мести за попранную власть мужа и героя Орест очищен от скверны богом Аполлоном и прощен судом людей и богов в Афинском ареопаге (см. трилогию Эсхила "Орестея").

По воле Аполлона он в дальнейшем привозит статую Артемиды из Тавриды, где чуть было не погиб от руки собственной сестры Ифигении, считавшейся погибшей, но спасенной богиней и ставшей жрицей Артемиды. Орест возвращается в Микены, убивает сына Эгисфа, вступает в брак с Гермионой, дочерью своего дяди Менелая, и наконец овладевает Аргосом и Спартой. В дальнейшем сын Геракла Гилл вытеснит его из родных владений в Пелопоннесе, и Орест погибнет в Аркадии от укуса змеи.

252. Раненая Ниобида. Около 430 г. до н. э. Рим. Национальный музей (музей Терм)
252. Раненая Ниобида. Около 430 г. до н. э. Рим. Национальный музей (музей Терм)

Не менее драматична судьба Кадмидов и Лабдакидов в Фивах, потомков Зевса и Ио через Агенора, кровными узами связанных также и с Посейдоном, и с Аресом, и с Афродитой.

Кадм, сын финикийского царя Агенора, правнука Зевса, в поисках своей сестры Европы, похищенной Зевсом, приходит в самое сердце Греции, в Беотию, где и основывает город Фивы. Там Кадм убил рожденного Аресом дракона, стерегущего источник воды. По совету Афины Кадм посеял в землю зубы дракона, из которых появились вооруженные люди, так называемые Спарты - "посеянные". В борьбе друг с другом они почти все погибли, но пятеро оставшихся детей Земли - Хтоний, Удей, Пелор, Гиперион, Эхион - положили начало знатным фиванским родам. Сам же Кадм после искупительной службы Аресу вступил в брак с прекрасной Гармонией, дочерью Ареса и Афродиты. В браке с Гармонией Кадм имел несколько детей, на которых и пало проклятие богов, и, скорее всего, именно Ареса. Ведь Кадм умертвил его дракона, и если следовать мифологической логике, то герой поднял руку даже на самого бога войны, так как змей, стерегущий источник, был или ипостасью Ареса, или его сыном. Подобную дерзость можно искупить лишь страданиями Кадма и его потомков.

253. Скорбящая Ниоба. Фрагмент росписи амфоры. Около 340 г. до н. э. Таранто. Национальный музей
253. Скорбящая Ниоба. Фрагмент росписи амфоры. Около 340 г. до н. э. Таранто. Национальный музей

Внук Кадма Актеон, сын его дочери Автонои, гибнет, растерзанный своими же собаками (то ли он увидел купающуюся Артемиду, то ли сватался к Семеле, любимой Зевсом). Дочь Кадма Ино, обезумев (по воле Геры, когда Зевс отдал младенца Диониса на воспитание Ино), бросается со своим сыном Меликертом в море. Третья дочь, Агава, охваченная вакхическим буйством, растерзывает не признавшего божественную власть Диониса своего сына Пенфея (в дальнейшем погибнут и потомки Пенфея, сыновья Креонта Менекей и Гемон, покончив самоубийством). Четвертая дочь, Семела, возлюбленная Зевса, гибнет от ревности Геры, но зато становится матерью Диониса, претерпевшего много страданий.

254. Колесование Иксиона. Роспись кампанской амфоры. Около 330 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи
254. Колесование Иксиона. Роспись кампанской амфоры. Около 330 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи

Таким образом, внуки Кадма все во власти страшных стихийных сил, то ли божественных, то ли природных, сначала разрушающих сознание человека, а затем приводящих к гибели. Вспомним, что ведь и Кадм убил змея, хтоническое существо, так что вполне закономерна здесь наступательная, тоже стихийная, мощь земли, мстящая потомкам убийцы. Да и сам Кадм и Гармония, чтобы искупить проклятие богов (Гигин 6), покинут родные места, примут облик двух страшных драконов, разрушат во главе чужеземных войск свою собственную страну и по воле Зевса найдут успокоение в Елисейских полях (Аполлод. III 5,4).

Однако проклятие богов будет преследовать род Кадма и Гармонии и дальше, но уже по линии их сына Полидора и всего мужского потомства этого последнего.

255. Сизиф, Иксион и Тантал в подземном царстве. Фрагмент рельефа римского саркофага. Около 170 г. н. э. Рим. Музеи Ватикана
255. Сизиф, Иксион и Тантал в подземном царстве. Фрагмент рельефа римского саркофага. Около 170 г. н. э. Рим. Музеи Ватикана

Полидор в браке с Никтеидой, дочерью спарта Хтония ("Земляного"), породил Лабдака, чей сын Лай благодаря своему нечестию приумножит новым проклятием старое, родовое. К тому же женой Лая станет Иокаста, правнучка Пенфея, сына Кадма, вступившая в брак с родичем.

Далее преступления этой ветви Кадмова рода еще более разрастутся, особенно когда сын Лая Эдип убьет своего отца и женится на своей матери, даже и не ведая о содеянном зле. Изгнанный из Фив после раскрытия преступления, Эдип ослепляет себя, Иокаста кончает жизнь самоубийством, сыновья их, Этеокл и Полиник, убивают друг друга, борясь за обладание властью, причем Полиник участвует в походе Семерых вождей на Фивы. Гибнет и дочь Эдипа Антигона. Борьбу продолжают Лаодамант, сын Этеокла, и Ферсандр, сын Полиника. Ферсандр также идет на родной город в числе других Семерых вождей, так называемых эпигонов, то есть потомков участников первого похода.

256. Иксион. Фрагмент росписи канфара Мастера Амфитриты. Около 455 г. до н. э. Лондон. Британский музей
256. Иксион. Фрагмент росписи канфара Мастера Амфитриты. Около 455 г. до н. э. Лондон. Британский музей

В битве под Фивами от руки Алкмеона гибнет Лаодамант, защитник города. Сын Полиника, Ферсандр, ставший правителем Фив, будет убит мизийским царем Телефом во время первого неудачного похода ахейцев против Трои.

Так борьба за власть над Фивами приводит к гибели не только прямых потомков Кадма, основавшего город, но и многих великих героев, соблазненных богатствами семивратных Фив.

257. Сизиф. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания
257. Сизиф. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания

И здесь с проклятым домом Кадма переплетается судьба аргосских царей. Губительную роль и в первом и во втором походе играет Эрифила, падкая на богатые дары. Она сестра аргосского царя Адраста и жена его родича, царя-прорицателя Амфиарая. Оба они боролись за власть в Аргосе, причем Амфиарай убил отца Адраста. Враги внешне примирились. Адраст, став в Аргосе царем, выдал свою сестру Эрифилу за Амфиарая, но затаил на него злобу. Поэтому, когда Полиник собирал вождей на Фивы, Эрифила сыграла в судьбе мужа зловещую роль.

Она была подкуплена даром Полиника - ожерельем Гармонии. Оно вместе с пеплосом Гармонии тоже несло на себе часть общего проклятия Кадмова рода. Это был к тому же свадебный подарок Гармонии, преподнесенный Афиной и Гефестом, пропитавшими свой дар ядом из ненависти к Афродите, матери невесты. Эрифила уговорила мужа идти в поход, хотя тот, как прорицатель, знал о гибельном исходе похода и взял клятву у своего сына, чтобы он отомстил за него матери.

258. Тантал. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания
258. Тантал. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания

Под стенами Фив погибли все вожди, кроме Адраста, а сам Амфиарай вместе с колесницей по воле Зевса был заживо поглощен разверстой землей (там, где в последующее время был оракул Амфиарая).

259. Электра, Орест и Пилад у могилы Агамемнона. Фрагмент росписи луканского кратера. 350-340 гг. до н. э. Неаполь. Национальный музей
259. Электра, Орест и Пилад у могилы Агамемнона. Фрагмент росписи луканского кратера. 350-340 гг. до н. э. Неаполь. Национальный музей

Приблизительно через десять лет, когда возмужали дети вождей, осаждавших Фивы и нашедших там смерть, они собрались уже в новый поход. И снова Эрифила, теперь уже в качестве матери Алкмеона, была подкуплена Ферсандром, сыном Полиника. Она получила в дар великолепный пеплос все той же Гармонии, чье ожерелье ее некогда соблазнило. Эрифила уговорила Алкмеона возглавить поход эпигонов. После убийства Ааодаманта, Эдипова внука, защитника Фив, Алкмеон вернулся домой, но, помятуя о клятве, данной отцу, требовавшему отомстить коварной Эрифиле, он убивает свою мать.

260. Орест, убивающий Клитемнестру. Слева - Электра. Около 570 г. до н. э. Олимпия. Музей
260. Орест, убивающий Клитемнестру. Слева - Электра. Около 570 г. до н. э. Олимпия. Музей

Однако, преследуемый Эриниями, богинями мести, Алкмеон впал в безумие и после долгих странствий, попав к царю Фегею, был им очищен от скверны, получил в жены его дочь и принес ей в качестве свадебного дара ожерелье и пеплос Гармонии. Но проклятие богов продолжало действовать, и страну постиг голод. Тогда Алкмеон по решению Аполлона оставил семью, отправился к течению Ахелоя, был очищен этим последним от убийства и женился на его дочери Каллирое. Жена тотчас потребовала от него все тот же роковой дар - ожерелье и пеплос Гармонии. Вынужденный прибегнуть к обману, Алкмеон получил от Фегея эти драгоценности. Он обещал принести их в храм Аполлона, но преподнес новой жене.

261. Харон, тени Эгисфа и Клитемнестры. Фрагмент рельефа римского саркофага. 134 г. н. э. Рим. Латеранские музеи
261. Харон, тени Эгисфа и Клитемнестры. Фрагмент рельефа римского саркофага. 134 г. н. э. Рим. Латеранские музеи

Когда обман раскрылся, сыновья Фегея убили Алкмеона, что послужило в дальнейшем поводом для мести Каллирои за мужа. Теперь уже ее сыновья умертвили убийц Алкмеона, самого Фегея и его жену. Только после всех этих несчастий ожерелье и пеплос, обладавшие губительной силой проклятия, были наконец посвящены сыновьями Алкмеона Дельфийскому богу (там же III 7, 2-7).

262. Орест и Электра. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей
262. Орест и Электра. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей

Характерно, что здесь в канун заката героического века божественное проклятие материализуется в ожерелье и пеплосе, исполняющих функции архаических фетишей. Обладание таким фетишем делает человека сопричастным заложенной в нем губительной силе и целиком зависимым от нее. Нейтрализация фетиша возможна только в том случае, если он возвращен его первым обладателям, богам. Ожерелье и пеплос, попадая в храм Аполлона, бога, очищающего от проклятий и освобождающего от заклятий, теряют свою губительную силу и становятся предметом благочестивых поклонений. Героические же семьи, попавшие под проклятие богов, в течение долгих лет истребляют друг друга, утрачивая былую власть, силу и славу.

Проклятия, наложенные богами на отдельные народы. Троянская воина и гибель героев

ПРОКЛЯТИЯ, НАЛОЖЕННЫЕ БОГАМИ НА ОТДЕЛЬНЫЕ НАРОДЫ. ТРОЯНСКАЯ ВОИНА И ГИБЕЛЬ ГЕРОЕВ. Нечестием, судя по мифам, отличались не только отдельные царствующие династии, но даже целые народы.

263. 'Маска Агамемнона'. Золото. XV I в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей
263. 'Маска Агамемнона'. Золото. XV I в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей

Так, Платон пишет об Атлантиде, используя древние легенды, переданные египетскими жрецами Солону. В своих сочинениях "Тимей" и "Критий" он красочно разрабатывает подробности жизни этого удивительного острова и тем самым вступает на путь мифотворца, сохранив интересующую нас в данном случае древнюю идею - о народе, наказанном богами.

264. Орест и Пилад. I в. н. э. Рим. Латеранские музеи
264. Орест и Пилад. I в. н. э. Рим. Латеранские музеи

Оказывается, атланты происходили от морского бога Посейдона и смертной девушки Клейто. Отец оставил в наследство пятерым парам сыновей-близнецов (то есть десяти сыновьям) изобильный остров. Первый из старшей пары близнецов стал впоследствии царем, а его братья старейшинами. По имени первого царя, Атланта, весь народ стал именоваться атлантами.

Казалось, что этот народ ожидает счастливая будущность, так как земля родила все необходимые плоды, таила в своих недрах ископаемые, выращивала леса и животных. Атланты и сами приложили много трудов, чтобы отстроить в центре громадной равнины великолепный город, окружили его каналами, соединенными с морем, создали гавань, оборонительные кольца, мосты, башни, стены, скрытые стоянки для кораблей, верфи, мастерские, гимнасии, святилища.

265. Орест. Рельеф из Геркуланума. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей
265. Орест. Рельеф из Геркуланума. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей

В храме на холме совершали жертвоприношения Посейдону; статуи бога сияли золотом и медью.

Атланты вели обширную торговлю со всеми странами мира, строго соблюдая законы, записанные на орихалковой стеле и данные самим Посейдоном, обладали огромной армией, не используя ее во зло.

266. Кадм, убивающий дракона. Фрагмент росписи килика. 560-550 гг. до н. э. Париж. Лувр
266. Кадм, убивающий дракона. Фрагмент росписи килика. 560-550 гг. до н. э. Париж. Лувр

Однако с течением времени атланты стали забывать о своем божественном происхождении, предались бесполезной роскоши и наслаждениям, презрели доблесть, обнаружили невероятную алчность и подумывали, на что бы им употребить грозную воинскую силу.

Но Зевс, уже давно наблюдавший за этим любимым богами народом, решил покарать потомков Посейдона, вначале выступив перед небожителями с речью.

На этом месте повествование обрывается (диалог "Критий" не дошел полностью), и читателям неведомо задуманное?

267. Смерть Актеона. Рельеф из южной Италии. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр
267. Смерть Актеона. Рельеф из южной Италии. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр

Зевсом наказание. Однако в другом сочинении Платона - "Тимей" - говорится о борьбе атлантов с афинянами, о победе свободолюбивых Афин, о страшном землетрясении и наводнении, которые погубили победителей и побежденных. Афинское войско погибло в разверзшихся недрах земли, море поглотило воинскую силу атлантов, сам же остров Атлантида погрузился в пучину.

Если в сочинениях Платона мы имеем философско-литературную модификацию V в. до н. э. древней мифологической идеи о наказании, посланном богами некогда любимому народу, то по греческим эпическим поэмам IX - VII вв. до н. э. - "Илиаде" и "Одиссее" Гомера и так называемым киклическим поэмам - можно восстановить круг сюжетов конца II тысячелетия до н. э., на исходе живого мифологического творчества.

268. Смерть Актеона. Фрагмент росписи амфоры Мастера Эвхарида. Около 495 г. до н. э. Гамбург. Кунстхалле
268. Смерть Актеона. Фрагмент росписи амфоры Мастера Эвхарида. Около 495 г. до н. э. Гамбург. Кунстхалле

Эпос, который обычно связывают с событиями Троянской войны (XIII - XII вв. до н. э.), в основе своей тоже имеет идею божественной кары. Это то самое вспоминаемое в "Илиаде" "решение Зевса" (I 5), которое привело к истреблению героев и гибели всего героического века.

Зевс устал от жалоб матери-Земли, не могущей терпеть тех страданий, которые приносит ей человеческий род своим нечестием. И вот созрело решение - уничтожить злосчастное человечество, причем не просто обрушить на него громы и молнии или, как это уже было, потоп, но заставить людей уничтожать друг друга. Такой коварный совет был подан богом издевательской насмешки Момом, и Олимпийцы начали осуществлять свой замысел.

269. Артемида и Актеон. Фрагмент росписи кратера Мастера Пана. Около 470 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств
269. Артемида и Актеон. Фрагмент росписи кратера Мастера Пана. Около 470 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств

Боги решили снова послать на землю красоту (как некогда Пандору), но такую, чтобы она соблазнила весь героический мир, готовый ради нее сражаться и умереть. Так на склоне мифологического развития снова появляется давняя идея губительной силы женской красоты, влекущей к себе носительницы зла.

Ради исполнения этой цели Зевс вступает в брак с богиней мести Немесидой, и плодом этого брака является прекрасная Елена, которую смертные люди считают дочерью Зевса и Леды, супруги царя Тиндара. По привычной мифологической традиции божественные родители всегда должны иметь свой земной аналог, поэтому распространенная обычно версия называет родителями Елены Тиндара и Леду. Перед нами редкий пример тройного понимания родительской пары. Тиндар и Леда - первая ступень - земные родители, Зевс и Леда - вторая ступень - божество вступает в брак со смертной женщиной, третья ступень только для посвященных в высшую тайну: истинные родители - боги, Зевс и Немесида.

Таким образом, богами создана идеальная, совершенная красота, но цели ее - зловещи. Поэтому Елена повсюду вызывает восхищение, любовную страсть, желание обладать ею, то есть все то, что сопряжено с борьбой, соперничеством, смертью.

Чтобы возбудить всеобщую войну, боги способствуют приходу в мир великого героя Ахилла, сына богини Фетиды и царя Пелея. Далее появляется третье лицо - царевич Парис, сын троянского царя Приама. Этот юноша-пастух присудил богине Афродите как самой прекрасной яблоко и тем самым вызвал ненависть обойденных им Афины и Геры. Вот почему они яростные враги троянцев и союзницы ахейцев.

Итак, в этом мифологическом сюжете три персонажа готовы выполнить каждый свою функцию. Влюбленный Парис похищает Елену, супругу спартанского царя Менелая, и Елена, по основной версии, тоже увлечена Парисом и десять лет находится с ним в Трое, будучи его женой, хотя часто и тяготится им.

270. Семеро против Фив. Рельеф золотой амфоры из Панагюришти. III в. до н. э. Пловдив. Археологический музей
270. Семеро против Фив. Рельеф золотой амфоры из Панагюришти. III в. до н. э. Пловдив. Археологический музей

Но так как еще до замужества Елены все сватающиеся к ней герои дали друг другу клятву не чинить препятствий ее избраннику и, наоборот, прийти в случае беды ему на помощь, то теперь, после похищения Елены, все они собираются в поход на Трою, увлекая множество героев со всех концов Эллады.

Теперь открываются все предпосылки для бесчисленных подвигов под стенами Трои в течение десятилетия, для соперничества, состязания в уме, силе, ловкости, хитрости и т. д.

Все это подготавливает почву для подвигов и прославления Ахилла, которому никто из героев не хочет уступить в доблести. Ссора Ахилла и царя Агамемнона (брата Менелая), главы ахейских войск, начавшаяся с пустяка, из-за красивой пленницы, переходит границы личного спора. Небывалый гнев Ахилла вовлекает в действие мать Ахилла, Фетиду, а также Зевса, Геру, Афину, Аполлона и вообще всех богов, разделивших свои симпатии между ахейцами и троянцами.

271. Антигона. Фрагмент росписи апулийской амфоры. IV в. до н. э. Руво. Части, колл. 272-275. История Эдипа. Рельефы римского саркофага III в. н.э. Рим. Виа Латина
271. Антигона. Фрагмент росписи апулийской амфоры. IV в. до н. э. Руво. Части, колл. 272-275. История Эдипа. Рельефы римского саркофага III в. н.э. Рим. Виа Латина

Борьба героев перерастает в войну народов, подстрекаемых Олимпийцами, живо вмешивающимися в земные события. Все кончается убийством Ахилла (за пределами "Илиады"), смертельно раненного стрелой Париса, направленной самим Аполлоном, главным защитником троянцев.

272. Эдип и пастух
272. Эдип и пастух

Но смерть Ахилла влечет за собой озлобление ахейцев, хитрость Одиссея с деревянным конем, обманный захват Трои, пожар, уничтожение великого города, избиение троянцев, лишившихся еще раньше своего славного героя, царевича Гектора (он убит Ахиллом в пределах "Илиады"). Кто остался в живых, увезен в качестве богатой добычи победителями, корабли отходят, переполненные золотом, среди воплей и плача пленниц.

273. Эдип, вскармливаемый у пастухов
273. Эдип, вскармливаемый у пастухов

Менелай готов убить Елену, виновницу всех зол, но она так прекрасна, что обезоруживает его. Меч падает из рук Менелая, и любящие супруги отправляются на родину, где их ждет мирное житие, а после смерти - вечность на Островах блаженных, как и положено дочери богов и ее супругу, даже если он и происходит из страшного рода Атридов.

274. Эдип и Сфинкс
274. Эдип и Сфинкс

Боги неумолимы к героям, прославленным под Троей. Одни из них пали под ее стенами, другие среди пожарищ, третьи, впав в безумие, кончают с собой (Аякс Теламонид), иные гибнут от гнева Посейдона, едва успев отплыть в море (Аякс Оилид). Есть и такие, которые вернутся домой в славе, но найдут смерть дома от руки жены и родичей, как царь Агамемнон. Некоторые, вроде Одиссея, будут скитаться десять лет, пока в полном одиночестве, потеряв всех друзей, не явятся в родной дом, где еще надо завоевать собственную жену и сразиться с многочисленными соперниками, чтобы в конце концов пасть от руки своего сына, незнакомого отцу и приплывшего из-за моря. А есть и такие, как Диомед, - они достигнут побережья Италии и обоснуются вдали от родины, дав начало совсем другому роду. Эней, оставшийся в живых, сын троянца Анхиза и Афродиты, покинет город с сыном, отцом (жена исчезла, и ему предназначен новый брак) и священными изображениями домашних богов, чтобы обрести в далекой земле латинян новую родину, новую семью, новый язык и забыть все, что было дорого прежде, положив основание будущему величию Рима.

275. Эдип, убивающий Лая
275. Эдип, убивающий Лая

Разрушена не только Троя. В страшной войне, где не было ни победителей, ни побежденных, кончал свою жизнь героический век.

Нарушение божественных прерогатив

НАРУШЕНИЕ БОЖЕСТВЕННЫХ ПРЕРОГАТИВ. Но и в мире богов тоже к этому времени не все было так уж благополучно. Как известно, владычество Олимпийцев во главе с Зевсом не раз находилось под угрозой, и только великое примирение Зевса и Прометея спасло Зевсов престол от посягательств возможного преемника. Однако границы твердо установленных божественных прерогатив постоянно нарушались, причем нарушали их герои, дети богов и смертных, те самые герои, которые пришли в мир, чтобы устроить его по прекрасным замыслам богов. И что же оказалось? Герои посягали на самый основной принцип мифологической системы жизни - принцип бессмертия, который создает недоступный людям мир богов, понимает его как некое идеальное высшее бытие, как лоно непознаваемой судьбы, управляющей по таинственным законам смертными и бессмертными.

276. Шлем гладиатора со сценами Троянской войны из Геркуланума. I в. н. э. Неаполь. Национальный музей
276. Шлем гладиатора со сценами Троянской войны из Геркуланума. I в. н. э. Неаполь. Национальный музей

Любимые сыновья Зевса Геракл и Дионис завоевали себе бессмертие вопреки установленному миропорядку, а уж каким путем это происходит - через труды, страдания, мучительную смерть - это их дело, дело героев, в чьих жилах течет алая человеческая кровь, а не бесцветный божественный ихор.

Сын Аполлона Асклепий - тот и вовсе задумывает воскрешать людей, но не хитрит со смертью, не обманывает ее, как это сделал Сизиф (которого она все равно настигла).

277. Леда с лебедем. Римская копия со статуи Тимофея. Около 380 г. до н. э. Рим. Капитолийские музеи
277. Леда с лебедем. Римская копия со статуи Тимофея. Около 380 г. до н. э. Рим. Капитолийские музеи

Асклепий, став божеством, и другим хочет уделить дар вечной жизни. Человек неуемен в своем самоутверждении. Да ведь и сами боги заложили в нем эту страсть, и в своих земных делах они опираются на нее, способствуют ей и незаметно для себя уступают людям часть своей собственной сущности, и эта потеря страшней и безвозвратней, чем битва с титанами или сумрак Тартара, где еще есть надежда на борьбу.

В этой борьбе боги побеждали и вытесняли других богов, сохраняя незыблемым строй вещей, уготованный судьбой.

278. Гермес и Парис. Фрагмент росписи амфоры Мастера Алкимаха. V в. до н. э. Ленинград. Государственный Эрмитаж
278. Гермес и Парис. Фрагмент росписи амфоры Мастера Алкимаха. V в. до н. э. Ленинград. Государственный Эрмитаж

В конце мифологического развития герои делают попытку вытеснить богов - сами становятся богами. И даже мудрый провидец Прометей, благодетель человечества, не может предвидеть, что его дары укрепят и закалят дух, разум, силу и чувства некогда жалких людей до такой степени, что они сочтут себя достаточно мудрыми и великими, чтобы обойтись без божественной воли, и станут скептически посмеиваться над небожителями, внушавшими когда-то страх и преклонение.

И наконец происходит небывалое и удивительное событие.

279. Парис и Елена. Фрагмент римского рельефа. I в. н. э. Рим. Галерея Спада
279. Парис и Елена. Фрагмент римского рельефа. I в. н. э. Рим. Галерея Спада

Мудрый кентавр Хирон, сын Кроноса, тяжко страдавший от случайно попавшей в него стрелы Геракла, отравленной ядом Аернейской гидры, принял решение возвратить свое бессмертие Зевсу, чтобы освободиться от мук.

Мифограф Аполлодор сообщает нам два странных факта. Один говорит о том, что Прометей предложил себя Зевсу в обмен на Хирона. Тот сделал Прометея бессмертным, а Хирон скончался (II 5,4). Другой сообщает, что Геракл, освободив Прометея по воле Зевса, представил ему Хирона, который согласился стать смертным вместо Прометея (II 5,11). В обоих случаях, видимо, используется версия о смертной сущности Прометея, что было характерно для архаической мифологии демонов и богов. Вместе с тем в обоих случаях возвеличивается роль олимпийского Зевса, который один способен даровать и отнимать бессмертие.

280. Похищение Елены. Фрагмент росписи кампанской ситулы. Около 350 г. до н. э. Лондон. Британский музей
280. Похищение Елены. Фрагмент росписи кампанской ситулы. Около 350 г. до н. э. Лондон. Британский музей

Но нам здесь важна еще одна идея, исполненная чисто человеческих, мы бы сказали, высокогуманных чувств.

Прометей исполнен готовности обменяться бессмертием с Хироном, страдающим невинно и бесцельно. А эта неопределенность мук как раз и лишает кентавра силы сопротивления и мужества, которые помогают выносить муки, осознанные высокой необходимостью.

Но вместе с этой помощью близкому родичу Прометей взваливает на себя нелегкую ношу славы страдающего за людей бессмертного бога.

Если Хирон мог в отчаянии отбросить бесценный дар вечной жизни, то Прометей с гордостью и терпением, с сознанием правоты и необходимости остался на веки вечные "первым мучеником" (Маркс), посвятившим свое бессмертие человечеству.

Итак, бессмертный бог добровольно уходит в царство смерти, расставшись с самой сутью своей божественности. И если смертные герои добивались бессмертия через страдания и муки, то Хирона, сына титана Кроноса, страдания заставили отринуть вечную жизнь.

Но и в том и в другом случае важно одно - нарушены привычные принципы и гармония мифологического миропорядка. Открываются пути для дальнейших необратимых процессов, в том числе и сомнения в его устойчивости.

Лик мира, с такими трудами завоеванного и охраняемого олимпийцами, преображается невиданным образом.

Человечество прощается с наивной мудростью мифологических чудес, чтобы с помощью знания, дарованного Прометеем, преобразовать жизненную реальность, утверждая в ней свое подлинное бессмертие неустанными трудами, стремлениями, а значит, и неизбежными страданиями.

281. Ахилл, перевязывающий Патрокла. Роспись килика Сосия. Около 500 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи
281. Ахилл, перевязывающий Патрокла. Роспись килика Сосия. Около 500 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи

Второе тысячелетие до н. э. кончалось кровавыми войнами и катастрофами. Греция стояла на пороге дорийского завоевания. Откуда-то с севера на Пелопоннес шли племена, вожди которых называли себя потомками Геракла.

В первой четверти I тысячелетия до н. э. бедная, разоренная страна погрузилась во мрак "темного времени". Но и там уже зрели новые силы, жили воспоминания о былом величии ахейского мира. Странствующие поэты пели о походах в заморские земли, о богатой добыче, о прекрасных девах, о божественных предках. В муках столетий рождались песни, те самые "славы героям", о которых мечтали воины, отваживаясь на гибельный бой.

И уже семь городов спорят о родине поэта. Создан великий греческий эпос, где древние мифы стали бессмертной поэзией, а поэзия - и доныне неразгаданным мифом о вдохновленном богами Гомере.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru