Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Красота героического бытия

В эпоху классической мифологии не только боги беспечально обитают в золотых дворцах, обладая полнотою власти и радуясь своей безграничной силе. Дети и потомки богов, герои, совершающие небывалые подвиги, создают свой особый мир, тоже исполненный великолепия и блеска, что, однако, как мы знаем, не исключает ни трудов, ни страдания, ни неизбежной смерти.

Герой по праву мыслит себя в конечном счете происходящим от Зевса, то есть "Зевсовым" или, как в дальнейшем стали говорить, "божественным", так как греческое прилагательное "dios" означало то и другое вместе. Отсюда - сознание своего царского, освященного богами достоинства, которое воплощено в скипетре - знаке власти. Потомок Зевса Агамемнон не расстается со своим скипетром работы Гефеста. Когда-то Гефест подарил его Зевсу. Зевс же передал скипетр

240. Геракл и Керинейская лань. Римская копия со статуи Лисиппа. 320-310 гг. до н. э. Палермо. Археологический музей
240. Геракл и Керинейская лань. Римская копия со статуи Лисиппа. 320-310 гг. до н. э. Палермо. Археологический музей

Гермесу, а тот герою Пелопсу, Зевсову внуку. От Пелопса этот скипетр попал к его сыну Атрею, затем к брату последнего, Фиесту, и наконец к Агамемнону, законному владыке Аргоса (Ил. II 100-108).

Герой ощущает тесную связь со своими предками, и никто из потомков не может сравниться с ним в силе и славе, как, например, это подтверждает старец Нестор, вспоминая Тесея и Пирифоя (там же I 260-268). Поэтому уже одним своим видом герой отличается от других людей.

241. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры из Этрурии. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Британский музей
241. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры из Этрурии. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Британский музей

Так, Агамемнон глазами похож на Зевса, станом на Ареса, а грудью на Посейдона. Аякс, сын Телемона, превосходит всех огромным ростом, силой, шириной плеч. Но зато Менелай и Одиссей умеют хорошо говорить. Один - отчетливо, коротко, быстро, а у другого слова устремляются из уст, как снежная вьюга.

Оружие героя великолепно и устрашающе. Агамемнон гордится своей броней с десятью стальными, двадцатью оловянными и двенадцатью золотыми полосами, по которой извиваются искусно сработанные темно-синие змеи. На его щите - десять медных кругов с изображениями Горгоны, Ужаса и Бегства. На ремне щита - черный дракон с тремя головами. Шлем - с двумя гребнями и конской гривой. Щит Ахилла - целое произведение искусства.

242. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры. 540-530 гг. до н. э. Париж. Лувр
242. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры. 540-530 гг. до н. э. Париж. Лувр

На перевязи Геракла мастерски изображены огненноокие львы, медведи, вепри, жестокие схватки, битвы и убийства.

Аякс - обладатель огромного семикожного щита, покрытого восьмой, медной полосой.

А копья воинов, сделанные из стволов ясеня, столь мощные, что пробивают шесть слоев кожи щита. Герои мечут друг в друга громадные камни, но медь Аяксова щита, страшно взревев, выдерживает этот удар, зато щит Гектора пробит Аяксом, метнувшим еще больший камень, похожий на жернов.

243. Геракл, Кербер и Эврисфей. Фрагмент росписи церетанской гидрии. Около 530 г. до н. э. Париж. Лувр
243. Геракл, Кербер и Эврисфей. Фрагмент росписи церетанской гидрии. Около 530 г. до н. э. Париж. Лувр

Однако, если старшие герои ценили больше мощь и хитрость, то молодое поколение участников Троянской войны понимает толк в красоте, воплощенной и в людях, и в вещах, сделанных человеческими руками, и вообще в любых проявлениях жизни. Боги делают своих любимцев особенно прекрасными, как это совершила, например, Афина с Одиссеем, облекая его прелестью, заставляя его буквально светиться красотой (Од. VI 229-237).

Герой чаще всего русоволос или волосы его цвета спелой ржи, как у Ахилла, а то и светло-золотые или даже огненно-блистающие, как у Одиссея и Менелая, или они у того же Одиссея подобны цветам гиацинта. Прекрасны и супруги героев. Так, Пенелопа, верно ожидающая мужа двадцать лет, неизменно прекрасна. Красота ее не умаляется и не изчезает, хотя Пенелопа не раз проливала слезы. Накануне встречи с супругом Афина усыпляет ее сладким сном, умащает лицо Пенелопы амвросийной красотой, делает ее выше и белее, чтобы привести в изумление всех ахейцев.

244. Геракл и аргонавты. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Палермо. Археологический музей
244. Геракл и аргонавты. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Палермо. Археологический музей

Несмотря на все превратности судьбы, сияет красотой Елена, подтверждая мифологические представления о неизменяемой во времени наружности героя в соответствии с неизменяемой его сущностью. И сама красота героев, вполне в духе мифологической эстетики, физически ощутима и телесна. Ее можно осязать, брать в руки, ею можно натереться, ее можно пролить, и она светоносна, заставляя прекрасного человека светиться и изумлять всех своим сияющим блеском.

Герой не всегда одет в мощную броню. Он с не меньшим удовлетворением облекается в мягкий прекрасный хитон, в пурпурный двойной плащ, покрытый пушистой шерстью, надевает прекрасные сандалии, но не забывает взять в руки скипетр или копье или надеть на серебряном ремне меч, выходя к военному стану.

Герой живет в мире, где он сражается и с чудовищами и с природными стихиями, создавая основу для мирной жизни, полной творческого отношения к труду и утверждения высоких ценностей человечности.

245. Геракл, держащий небосвод, и Атлант с золотыми яблоками. Метопа храма Зевса в Олимпии. Около 460 г. до н. э. Олимпия. Музей
245. Геракл, держащий небосвод, и Атлант с золотыми яблоками. Метопа храма Зевса в Олимпии. Около 460 г. до н. э. Олимпия. Музей

Эта жизнь изобилует прекрасными вещами, сделанными руками человека. В роли демиурга, то есть мастера и одновременно художника, выступают не только боги, но и люди, подтверждая всей своей деятельностью нераздельность искусства и ремесла, характерную для греков. Если нимфа Калипсо занимается ткацким делом как настоящая ткачиха, то не менее прилежно ткет нескончаемую ткань Пенелопа. Царевна Навсикая с девушками-служанками стирает "блестящие одежды" всего своего семейства, включая пятерых братьев, двух женатых и трех холостых (Од. VI 26, 57-65). Трудятся ткачихи в доме Одиссея под зорким взглядом Евриклеи. Прядет пряжу прекрасная Елена. Сам Одиссей умело валит огромные деревья и строит плот. Он же некогда своими руками сделал резное ложе для себя и Пенелопы.

В этом мире все, что сделано с уменьем, - прекрасно и хорошо, так же как и вся действительность, созданная богами, прекрасная, хорошая и священная. В героическом бытии разрисовывается каждая вещь - будь то ожерелье Пенелопы с золотом и янтарем, сияющее, как солнце, медный ключ с ручкой из слоновой кости, великолепная перевязь Геракла, излучающая блеск, или ложе, украшенное Одиссеем золотом, серебром и слоновой костью.

246. Вознесение Геракла на Олимп. Фрагмент росписи кратера. Около 400 г. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей
246. Вознесение Геракла на Олимп. Фрагмент росписи кратера. Около 400 г. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей

Герои живут в прекрасных покоях. Роскошный дворец Менелая сияет медью, золотом, серебром, электром и слоновой костью, как бы освещенный солнцем или луной (там же IV 71-73). Великолепен дворец Алкиноя, сиянием подобный солнцу или луне, где стены из меди с темно-синим карнизом, золотые

двери, косяки и притолока из серебра, медный порог и золотое дверное кольцо. Там золотые и серебряные собаки, изваянные Гефестом, мягкие кресла, золотые юноши, держащие в руках яркие факелы. Сад при дворце полон груш, гранатов, яблонь, смоковниц, олив, винограда, грядок с овощами. И все это изобилие плодоносит летом и зимой без конца, овеваемое теплым Зефиром (там же VII 81-132).

Во дворце Менелая сидит вечно прекрасная Елена. В руках у нее золотое веретено, под ногами - резная скамеечка, пурпурная шерсть брошена в серебряный ларец на колесиках. Две серебряные ванны хранятся в доме Менелая. В серебряном платье, подпоясанном золотым поясом, с золотым челноком в руках, пышноволосая нимфа Калипсо обходит ткацкий станок среди виноградных лоз и фиалок. Нежнейшую луковую пленку напоминает блестящий как солнце хитон Одиссея. Сверкает белизной чисто выстиранное белье, разложенное на прибрежной гальке под ослепительным солнцем.

Прекрасные вещи, которыми окружает себя герой, обязательно светятся и сияют золотом, серебром, слоновой костью, медью. Здесь все золотое: застежки (там же XVIII 294), кубки (IV 58), чаши (III 50), кувшины (XVII 91), пояса (V 232), ремни (XI 610), веретена (IV 135), двери (VII 88), корзины (X 355), сандалии (I 96), серебряные тазы (XVII 91), ванны (IV 128), дверные ручки (I 441), ларцы с золотой каемкой (IV 131), кратеры с золотыми краями (XV 115 сл.).

247. Шлем воина с изображением Геракла из Помпей. I в. до н. э. - I в. н. э. Неаполь. Национальный музей
247. Шлем воина с изображением Геракла из Помпей. I в. до н. э. - I в. н. э. Неаполь. Национальный музей

Меч Агамемнона усеян золотыми гвоздиками (Ил. XI 29) и висит на золотом ремне (XI 31), на шлеме Ахилла - золотой гребень (XVIII 612), и нити в нем тоже золотые (XIX 382 сл.). Золотые застежки у Менелая (IV 132) и Одиссея (Од. XIX 226-231), да еще с изображением схватки золотых оленя и собаки. Светятся серебряные рукояти мечей (Ил. I 219), серебряные ножны мечей (XI 30-31), серебряные пряжки на поножах (III 330-331), серебряные гвоздики на ножнах (III 334; XIII 610), серебряный ларец для инструмента (XVIII 413), серебряная перемычка на форминге (IX 186). Даже волосы героя переплетены серебром и золотом (XVII 51-52).

Слоновая кость украшает не только стены дворцов, но и ножны мечей (Од. VIII 404), вожжи колесниц (Ил. V 503), кресла (Од. XIX 56), великолепное ложе (XXIII 199-200).

Что же говорить о блеске меди, когда ею светятся все боевое оружие и все бытовые предметы, такие, как тазы, котелки, блюда, ножи, терки, ключи, крючки и т. п. Единственное, чего здесь нет, так это железа - невиданного сокровища, о котором только мечтают или обещают в дар, но время которого явно не наступило и придет по окончании героического века.

Герой, живущий среди всего этого великолепия, любит мягкие, прекрасные разукрашенные постели из овечьх шкур с пурпурными подушками и пушистыми одеялами, покрытые тонкими льняными тканями, пурпурными покрывалами (Ил. XXIV 644) или коврами, которыми вообще покрывают и кресла и столы, ставя на них серебряные кратеры, золотые корзины с угощениями и золотые кубки (Од. X 352-357). Заметим, что сосудов здесь множество. Кратеры, в которых смешивают вино с водой, чаши, кубки, бокалы, чарки, рюмки, и все это разной величины и формы. Ставится эта посуда на прекрасно полированные, серебряные, а то и просто хорошо тесанные столы. Сидят за столами на полированных или плетеных стульях, на креслах, иные из которых удобны для какого-либо занятия, имеют скамейку для ног, покрыты густой овчиной, другие же - с широкой спинкой - предназначены для отдыха.

Герой, будь то старик, Феникс или Приам, юный Телемах или Одиссей, с наслаждением укладывается на теплое ложе (Ил. IX 660 сл.; Од. IV 296-299; VII 335-338), разделяя его с супругой (как Одиссей с Пенелопой) или с любимой пленницей (как Ахилл с прекрасноланитной Форбантой, как Патрокл с легкой станом Ифидой, - Ил. IX 663- 667).

С таким же удовольствием герой принимает ванну и натирается маслом (Одиссей у феаков - Од. VIII 449-451; у Кирки - там же X 361-364; Телемах в доме Менелая - там же IV 47-50).

На пирах герой услаждает свой слух пением и игрой на форминге или кифаре искусных певцов вроде Демодока и Фемия, причем эти певцы, вдохновленные Музами, "божественные" и, что не менее важно, "голосистые" (там же XXII 376).

Ублажаются герои и танцами веселых скоморохов (там же IV 18-19) или юношей (там же VIII 258-267) и в пиршественных залах, и на специальных площадках.

В конце концов оказывается, что герои не только сами прекрасны и не только любят прекрасное, но еще испытывают великое наслаждение, созерцая искусную работу (Ил. XIX 18-20), красоту дворца (Од. IV 47), слушая прекрасное пение (там же I 421), проводя время на пиру (там же VIII 429), беседуя между собою (Ил. XV 393).

Таким образом, жизнь героев на земле вполне созвучна бытию богов на Олимпе, но с одной существенной разницей. На земле герои смертны и проводят жизнь в тяжких трудах и подвигах, почему особенно ценятся ими краткие радости красоты и наслаждения. Жить для героя значит "видеть свет солнца", и сын богини Фетиды, великий герой Ахилл, находясь в царстве смерти, мечтает хотя бы ненадолго явиться под яркое сияние дня, лишь бы не царить среди мертвецов и подземного мрака (Од. XI 489-501).

Утешительной для героев бывает мысль о том, что поколения людей схожи с поколением листьев на деревьях. Те и другие неизбежно гибнут, но чтобы снова родиться и снова зазеленеть (Ил. VI 146-149). Утешением служит и память о деяниях героев, которые будут прославлены в прекрасных песнях (там же IX 189).

Обитатели же Олимпа не нуждаются в утешении. Они бессмертны, и наслаждение красотой есть сущность их вечного бытия.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru