Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Архаический анимизм. Переход от демона к божеству

При постепенном укреплении родовой общины, когда на смену присвоению готового продукта приходит производящая этот продукт деятельность, человек уже не просто инстинктивно пользуется предметами, необходимыми для жизни, но всматривается в них, осмысляет, разделяет их, учится рациональному их употреблению, сам их создает, демонстрируя определенные, пусть и простейшие конструктивные способности.

Производя даже самые примитивные орудия труда, человек невольно останавливался на их цели, строении, назначении. А такой мыслительный акт создавал предпосылки для осмысления любой вещи, ее составных частей, а значит, и ее разложения на части и соединения в одно целое. Если понять смысл вещи и есть умение ее расчленять, значит, можно и магическую силу демона этой вещи, даю-щего ей смысл и жизнь, отделить от самого предмета, заставить демона жить независимо от предмета, извне действовать на него, не подвергаясь уже никакому ущербу вместе с гибнущей вещью, но сохраняя неизменность своего состояния или, как говорят, неподверженность смерти, бессмертие.

Таким-то образом чистый фетишизм вступает на анимистический путь, признавая наличие независимого животворного источника для объективно существующего бытия, для любого порождения матери-Земли.

Вся природа в таком случае обретает преображенный вид. Леса теперь полны таинственных невидимых существ, дающих жизнь цветам и деревьям, оберегающих и защищающих их. В лесных чащах обитают все те же древесные девы, но отныне они не гамадриады, живущие одной жизнью с деревом и гибнущие вместе с ним. Теперь это бессмертные нимфы, извне направляющие жизнь растительного мира.

Сокровища, хранимые в земле, тоже находятся под властью неких загадочных ковачей - дактилей ростом с палец (греч. dactylos - палец).

Поля и луга населяют косматые и козлоногие, с козьими рожками существа - паны, паниски, сатиры, - наблюдающие за благоденствием стад.

Ручьи, реки, озера, источники, болота полны вечно снующих там водяных дев, именующихся наядами или нимфами, так как греческое слово "нимфа" означает не только деву, но и родниковую воду. В горах прячутся горные девы - ореады (греч. oros - гора), охранительницы вершин, горных дорог, пещер и гротов; и этим девам путник ради своей безопасности должен принести жертву.

21.	Протеиды. Слоновая кость с острова Самос. VI в. до н. э. (?). Нью-Йорк. Музей Метрополитен
21. Протеиды. Слоновая кость с острова Самос. VI в. до н. э. (?). Нью-Йорк. Музей Метрополитен

Эти горные нимфы характерным образом ни бессмертны, ни смертны. Они живут долго, питаясь амбросией, и с рождением каждой из них вырастают на высоких горах деревья - сосны или дубы, высокие, с пышной листвой. Никто не смеет прикоснуться к священным деревьям, но наступает час, предназначенный судьбой, и деревья засыхают на корню, "отмирает кора, отпадают зеленые ветви". В этот же миг души горных нимф расстаются с жизнью (Гом. гимн. IV 257-272).

Глубь моря, - а греки морской народ и любят его, - так и кишит неисчислимыми причудливыми существами, теми, что придают морю его изменчивую окраску, его соленость; теми, что создают игру волн, их всплески, водовороты, быстроту движения, пенные гребни, бездонную глубину, песчаные отмели, скалистые берега.

22.	Нереида, бегущая по волнам. Около 400 г. до н. э. Лондон. Британский музей
22. Нереида, бегущая по волнам. Около 400 г. до н. э. Лондон. Британский музей

Стоит прочитать "Теогонию" Гесиода, где он перечисляет пятьдесят дочерей Нерея, рожденных в морской глубине (240-264), или детей реки Океана, омывающей землю (337-370), число которых достигает трех тысяч.

Их имена Кимо (Волна), Фоя (Быстрота), Феруса (Несущая волны), Понтонорея (Пролагающая морской путь), Динамина (Водоворот), Окироя (Быстрое течение), Каллороя (Прекрасное течение), Главконома (Зелено-голубой цвет), Галия (Соленый вкус), Псамата (Песчаность) и Петрея (Скалистость моря).

Пока еще существа, отделившиеся от материального тела природы и получившие независимую от нее жизнь, достаточно неопределенны и неоформлены, как те стихии, которые они направляют и которыми они управляют.

На ступени перехода от фетишизма к чистому анимизму архаическая мифология не знает еще продуманно оформленной божественной силы, имеющей личное имя и свою особую божественную биографию. Перед нами мир пока еще не богов, но демонов, неизвестно как возникающих и неизвестно куда уходящих, скрытых от человека, который не может даже воззвать к ним по имени, вступить с ними в общение.

Эта демоническая сила внезапно налетает, неся человеку горе, посылая зло-вещие сны, вызывая у него неожиданные мысли и действия. Демон сопричастен рождению человека (ср. идентичное греческому демону латинское genius - гений, присущий от рождения) и его смерти, неожиданному благу и такому же неожиданному несчастью. В классической мифологии эти демоны, потеряв свое всемогущество, станут посредниками между богами и людьми, но в архаической мифологии все полно демонов - ив них древний человек осмысляет неразгаданность и таинственность нерасчлененного хаоса жизни, господство тех явлений, которые именуются случайными, до тех пор, пока для них еще не найдено объяснение.

Но, став на путь анимизма, древний человек не мог уже с него свернуть. И существа, рождаемые матерью-Землей, получали в архаической мифологии независимую от их породительницы жизнь, имели свой образ и имя, а значит, и свою судьбу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru