Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ЭПОДЫ

На Альфия
Блажен лишь тот, кто, суеты не ведая,
         Как первобытный род людской,
Наследье дедов пашет на волах своих,
         Чуждаясь всякой алчности,
Не пробуждаясь от сигналов воинских,
         Не опасаясь бурь морских,
Забыв и форум, и пороги гордые
         Сограждан, власть имеющих.
В тиши он мирно сочетает саженцы
         Лозы с высоким тополем,
Присматривает за скотом, пасущимся
         Вдали, в логу заброшенном,
Иль, подрезая сушь на ветках, делает
         Прививки плодоносные,
Сбирает, выжав, мед в сосуды чистые,
         Стрижет овец безропотных;
Когда ж в угодьях Осень вскинет голову,
         Гордясь плодами зрелыми, -
Как рад снимать он груш плоды отборные
         И виноград пурпуровый Тебе,
Приап, как дар, или тебе, отец
         Сильван, хранитель вотчины!
Захочет — ляжет иль под дуб развесистый,
         Или в траву высокую;
Лепечут воды между тем в русле крутом,
         Щебечут птицы по лесу,
Струям же вторят листья нежным шепотом,
         Сны навевая легкие...
Когда ж Юпитер-громовержец вызовет
         С дождями зиму снежную,
В тенета гонит кабанов свирепых он
         Собак послушных сворою
Иль расстилает сети неприметные,
         Дроздов ловя прожорливых,
Порой и зайца в петлю ловит робкого,
         И журавля залетного.
Ужель тревоги страсти не развеются
         Среди всех этих радостей,
Вдобавок, если ты с подругой скромною,
         Что нянчит малых детушек,
С какой-нибудь сабинкой, апулийкою,
         Под солнцем загоревшею?
Она к приходу мужа утомленного
         Очаг зажжет приветливый
И, скот загнав за изгородь, сама пойдет
         Сосцы доить упругие,
Затем вина подаст из бочки легкого
         И трапезу домашнюю.
Тогда не надо ни лукринских устриц мне,
         Ни губана, ни камбалы,
Хотя б загнал их в воды моря нашего
         Восточный ветер с бурею;
И не прельстят цесарки африканские
         Иль рябчики Ионии
Меня сильнее, чем оливки жирные,
         С деревьев прямо снятые,
Чем луговой щавель, для тела легкая
         Закуска из просвирника,
Или ягненок, к празднику заколотый,
         Иль козлик, волком брошенный.
И как отрадно наблюдать за ужином
         Овец, бегущих с пастбища,
Волов усталых с плугом перевернутым,
         За ними волочащимся,
И к ужину рабов, как рой, собравшихся
         Вкруг ларов, жиром блещущих! —
Когда наш Альфий-ростовщнк так думает, -
         Вот-вот уж и помещик он.
И все собрал он было к Идам денежки,
         Да вновь к Календам в рост пустил!
К римскому народу
Куда, куда вы валите, преступные,
          Мечи в безумье выхватив?!
Неужто мало и полей, и волн морских
          Залито кровью римскою —
Не для того, чтоб Карфагена жадного
          Сожгли твердыню римляне,
Не для того, чтобы британец сломленный
          Прошел по Риму скованным,
А для того, чтобы, парфянам на руку,
          Наш Рим погиб от рук своих?
Ни львы, ни волки так нигде не злобствуют,
          Враждуя лишь с другим зверьем!
Ослепли ль вы? Влечет ли вас неистовство?
          Иль чей-то грех? Ответствуйте!
Молчат... И лица все бледнеют мертвенно,
          Умы — в оцепенении... Да!
Римлян гонит лишь судьба жестокая
          За тот братоубийства день,
Когда лилась кровь Рема неповинного,
          Кровь, правнуков заклявшая.
К Мевию
Идет корабль, с дурным отчалив знаменьем,
          Неся вонючку Мевия.
Так в оба борта бей ему без устали,
          О Австр, волнами грозными!
Пусть, море вздыбив, черный Евр проносится,
          Дробя все снасти с веслами,
И Аквилон пусть дует, что нагорные
          Крошит дубы дрожащие,
Пускай с заходом Ориона мрачного
          Звезд не сияет благостных.
По столь же бурным пусть волнам он носится,
          Как греки-победители,
Когда сгорела Троя и Паллады гнев
          На судно пал Аяксово.
О, сколько пота предстоит гребцам твоим,
          Тебе же — бледность смертная,
Позорный мужу вопль, мольбы и жалобы
          Юпитеру враждебному,
Когда дождливый Нот в заливе Адрия,
          Взревевши, разобьет корму.
Когда ж добычей жирной будешь тешить ты
          Гагар на берегу морском,
Тогда козел блудливый вместе с овцами
          Да будет бурям жертвою!
К Неэре
Ночью то было — луна сияла с прозрачного неба
         Среди мерцанья звездного,
Страстно когда ты клялась, богов оскорбляя
                                        заране,

         Клялась, твердя слова мои
И обвивая тесней, чем плющ ствол дуба высокий,
         Меня руками гибкими,
Ты повторяла: доколь Орион мореходов тревожит,

         А волк грозит стадам овец,
Длинные ветер доколь развевает власы Аполлона, -
         Взаимной будет страсть твоя!
Больно накажет тебя мне свойственный нрав, о Неэра:

         Ведь есть у Флакка мужество, -
Он не претерпит того, что ночи даришь ты другому, -
         Найдет себе достойную,
И не вернет твоя красота мне прежнего чувства,

         Раз горечь в сердце вкралася!
Ты же, соперник счастливый, кто б ни был ты, тщетно
                                           гордишься,

         Моим хвалясь несчастием;
Пусть ты богат и скотом и землею, пускай протекает
         По ней рекою золото;
Пусть доступны тебе Пифагора воскресшего тайны,

         Прекрасней пусть Нирея ты, -
Всё же, увы, и тебе оплакать придется измену:
         Смеяться будет мой черед!
К римскому народу
Вот уже два поколенья томятся гражданской войною,
           И Рим своей же силой разрушается, -
Рим, что сгубить не могли ни марсов соседнее племя,
           Ни рать Порсены грозного этрусская,
Ни соревнующий дух капуанцев, ни ярость Спартака,
           Ни аллоброги, в пору смут восставшие.
Рим, что сумел устоять пред германцев ордой синеокой,
           Пред Ганнибалом, в дедах ужас вызвавшим,
Ныне загубит наш род, заклятый братскою кровью, -
           Отдаст он землю снова зверю дикому!
Варвар, увы, победит нас и, звоном копыт огласивши
           Наш Рим, над прахом предков надругается;
Кости Квирина, что век не знали ни ветра, ни солнца,
           О, ужас! будут дерзостно разметаны...
Или, быть может, вы все иль лучшие ждете лишь слова
           О том, чем можно прекратить страдания?
Слушайте ж мудрый совет: подобно тому как фокейцы,
           Проклявши город, всем народом кинули
Отчие нивы, дома, безжалостно храмы забросив,
           Чтоб в них селились вепри, волки лютые, -
Так же бегите и вы, куда б ни несли ваши ноги,
           Куда бы ветры вас ни гнали по морю!
Это ли вам по душе? Иль кто надоумит иначе?
           К чему же медлить? В добрый час, отчаливай!
Но поклянемся мы все: пока не заплавают скалы,
           Утратив вес, - невместно возвращение!
К дому направить корабль да будет не стыдно тогда лишь
           Когда омоет Пад Матина макушку
Или когда Аппенин высокий низвергнется в море, -
           Когда животных спарит неестественно
Дивная страсть и олень сочетается с злою тигрицей,
           Блудить голубка станет с хищным коршуном,
С кротким доверием львов подпустят стада без боязни,
           Козла ж заманит моря глубь соленая!
Верные клятве такой, возбранившей соблазн возвращенья,
           Мы всем гуртом иль стада бестолкового
Лучшею частью — бежим! Пусть на гибельных нежатся
                                             ложах
           Одни надежду с волей потерявшие.
Вы же, в ком сила жива, не слушая женских рыданий,
           Летите мимо берегов Этрурии;
Манит нас всех Океан, омывающий землю блаженных,
           Найдем же землю, острова богатые,
Где урожаи дает ежегодно земля без распашки,
           Где без ухода вечно виноград цветет,
Завязь приносят всегда без отказа все ветви маслины
           И сизым плодом убрана смоковница;
Мед где обильно течет из дубов дуплистых, где с горных
           Сбегают высей вод струи гремучие.
Без понуждения там к дойникам устремляются козы,
           Спешат коровы к дому с полным выменем;
С ревом не бродит медведь там вечерней порой у овчарни,
           Земля весной там не кишит гадюками.
Многих чудес благодать нас ждет: не смывает там землю.
           Дождливый Евр струями непрестанными,
И плодоносных семян не губит иссохшая почва:
           Все умеряет там Царь Небожителей:
Не угрожают скоту в той стране никакие заразы,
           И не томится он от солнца знойного.
Не устремлялся в тот край гребцами корабль Аргонавтов,
           Распутница Медея не ступала там;
Не направляли туда кораблей ни пловцы-финикийцы,
           Ни рать Улисса, много претерпевшего.
Зевс уготовил брега те для рода людей благочестных,
           Когда затмил он золотой век бронзою;
Бронзовый век оковав железом, для всех он достойных
           Дает — пророчу я — теперь убежище.
предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com