Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ТИРТЕЙ

"Сам ведь Кронион, супруг прекрасноувенчанной Геры..."
Сам ведь Кронион, супруг прекрасноувенчанной Геры,
      Зевс, Гераклидам вручил город, нам ныне родной.
С ними, оставив вдали Эриней, обдуваемый ветром,
      Мы на широкий простор в землю Пелопа пришли.
"Так нам из пышного храма изрек Аполлон-дальновержец..."
Так нам из пышного храма изрек Аполлон-дальновержец,
     Златоволосый наш бог, с луком серебряным царь:
"Пусть верховодят в совете цари богочтимые, коим
     Спарты всерадостный град на попечение дан,
Вкупе же с ними и старцы людские, а люди народа,
     Договор праведный чтя, пусть в одномыслии с ним
Только благое вещают и правое делают дело,
     Умыслов злых не тая против отчизны своей, -
И не покинет народа тогда ни победа, ни сила".
     Так свою волю явил городу нашему Феб.
Женщина у источника. Деталь афинской гидрии (конец VI в. до н. э.). Лондон, Британский музей.
Женщина у источника. Деталь афинской гидрии (конец VI в. до н. э.). Лондон, Британский музей.

"Доля прекрасная - пасть в передних рядах ополченья..."
Доля прекрасная - пасть в передних рядах ополченья,
     Родину-мать от врагов обороняя в бою;
Край же покинуть родной, тебя вскормивший, и хлеба;
     У незнакомых просить - наигорчайший удел.
Горе тому, кто бродить обречен по дорогам чужбины
     С милой женою, детьми и престарелым отцом.
Впавший в нужду человек покрыл свое имя позором, -
     Кто ему дверь отопрет, кто же приветит его?
Всюду несутся за ним восклицанья хулы и презренья,
     Как бы ни был именит, как бы красой ни сиял.
Если скиталец такой нигде не находит приюта,
     Не возбуждает ни в ком жалости к доле своей,
Биться отважно должны мы за милую нашу отчизну
     И за семейный очаг, смерти в бою не страшась.
Юноши, стойко держитесь, друг с другом тесно
                                        сомкнувшись,
     Мысль о бегстве душе будет отныне чужда.
Мужеством сердце свое наполнив, о ранах и смерти,
     Подстерегающих вас, не помышляйте в бою.
Не покидайте своих товарищей, старших годами,
     Духом отважных, но сил прежних лишенных, -
                                           увы!
Разве не стыд, не позор, чтобы, предан врагам молодежью,
     Первым в передних рядах воин лежал пожилой,
Весь обнаженный, и прах подметал седой бородою,
     Срам окровавленный свой слабой прикрывши
                                           рукой?
Право же, зрелища нет на свете ужасней, чем это;
     И у кого из людей слез не исторгнет оно?
Тем же, чьи юны года, чьи цветут, словно розы, ланиты,
     Все в украшенье, все впрок. Ежели юноша жив,
Смотрят мужи на него с восхищеньем, а жены с любовью;
     Если он пал - от него мертвого глаз не отвесть.
"Так как потомки вы все необорного в битвах Геракла..."
Так как потомки вы все необорного в битвах Геракла,
     Будьте бодры, еще Зевс не отвратился от нас!
Вражеских полчищ огромных не бойтесь, не ведайте страха,
     Каждый пусть держит свой щит прямо меж первых
                                            бойцов,
Жизнь ненавистной считая, а мрачных посланниц кончины -
     Милыми, как нам милы солнца златые лучи!
Опытны все вы в делах многослезного бога Арея,
     Ведомы вам хорошо ужасы тяжкой войны,
Юноши, вы и бегущих видали мужей и гонящих;
     Зрелищем тем и другим вдоволь насытились вы!
Воины те, что дерзают, смыкаясь плотно рядами,
     В бой рукопашный вступать между передних бойцов,
В меньшем числе погибают, а сзади стоящих спасают;
     Труса презренного честь гибнет мгновенно навек:
Нет никого, кто бы мог до конца рассказать все мученья,
     Что достаются в удел трусу, стяжавшему стыд!
Трудно решиться ведь честному воину с тылу ударить
     Мужа, бегущего вспять с поля кровавой резни;
Срамом покрыт и стыдом мертвец, во прахе лежащий,
     Сзади пронзенный насквозь в спину копья острием
Пусть же, широко шагнув и ногами в землю упершись,
     Каждый на месте стоит, крепко губу закусив,
Бедра и голени снизу и грудь свою вместе с плечами
     Выпуклым кругам щита, крепкого медью, прикрыв;
Правой рукою пусть он потрясает могучую пику,
     Грозный шелома султан над головой всколебав;
Пусть среди подвигов ратных он учится мощному делу
     И не стоит со щитом одаль летающих стрел;
Пусть он идет в рукопашную схватку и длинною пикой
     Или тяжелым мечом насмерть врага поразит!
Ногу приставив к ноге и щит свой о щит опирая,
     Грозный султан - о султан, шлем - о товарища шлем,
Плотно сомкнувшись грудь с грудью, пусть каждый дерете!
                                             с врагами.
     Стиснув рукою копье или меча рукоять!
Вы же, гимниты, иль здесь, или там, под щиты припадая
     Вдруг осыпайте врагов градом огромных камней
Или мечите в них легкие копья под крепкой защитой
     Воинов тех, что идут во всеоружии в бой!
"Я не считаю достойным ни памяти доброй, ни чести..."
Я не считаю достойным ни памяти доброй, ни чести
     Мужа за ног быстроту или за силу в борьбе,
Если б он даже был равен киклопам и ростом и силой.
     Или фракийский Борей в беге им был превзойден,
Если б он даже лицом был прелестней красавца Тифона,
     Или богатством своим Мида с Киниром затмил,
Если б он был величавей Танталова сына Пелопа,
     Или Адрастов язык сладкоречивый имел,
Если б он славу любую стяжал, кроме воинской славы, -
     Ибо не будет вовек доблестным мужем в войне
Тот, чьи очи не стерпят кровавого зрелища сечи,
     Кто не рванется вперед в бой рукопашный с врагом.
Эта лишь доблесть и этот лишь подвиг для юного мужа
     Лучше, прекраснее всех смертными чтимых наград.
Общее благо согражданам всем и отчизне любимой
     Муж приносит, когда между передних бойцов,
Крепости полный, стоит, забывая о бегстве постыдном,
     Жизнь и стойкий свой дух битве вверяя в борьбе,
Бодрость соседа в строю возбуждая отважною речью:
     Вот какой муж на войне доблестью славен всегда!
Грозные вражьи фаланги он в бегство тотчас обращает,
     Быстро смиряет один бурную сечи волну!
Если он жизни лишится, в передних рядах пораженный,
     Город, народ и отца доброю славой покрыв,
Спереди множество ран на груди могучей зияют:
     Панцирь и выпуклый щит всюду пробиты копьем, -
Плачут по нем одинаково юные люди и старцы,
     Город родной удручен тяжкою скорбью по нем,
Славится всюду могила его средь народа, и дети,
     Дети детей и весь род славой покрыты навек.
Добрая слава и имя его никогда не погибнут:
     В царстве Аида живя, будет бессмертен тот муж,
Коего сгубит ужасный Арей среди подвигов ратных,
     В жарком бою за детей и за родную страну.
Если ж удастся ему избежать усыпляющей смерти
     И, врагов победив, ратную славу стяжать,
Старый и юный его уважают, и, радостей жизни
     Полную чашу испив, в мрачный Аид он идет.
Славится он среди граждан, старея; никто не дерзает
     Чести иль праву его сколько-нибудь повредить.
Юноши, сверстники, старцы повсюду в собраньях народа
     Друг перед другом спешат место ему уступить.
Этой-то доблести ратной высоких пределов достигнуть
     Всякий душою стремись, не избегая войны!
"Вперед, о сыны отцов..."
Вперед, о сыны отцов, граждан
Мужами прославленной Спарты!
Щит левой рукой выставляйте,
Копьем потрясайте отважно
И жизни своей не щадите: 
Ведь то не в обычаях Спарты.
предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com