Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПИНДАР

Вступление к первой истмийской оде
(Колеснице Геродота Фиванского)

                                     Строфа I

Мать моя, труд для тебя, для Фив златощитных
Всем я трудам предпочту, и Делос крутой
Пусть на меня не гневится, хоть должен был песню
Раньше сложить я ему.
Что сердцам благородным дороже, чем мать и отец?
Ради них отступи, Аполлонова сень!
Песни окончу обе я по воле богов.

                                 Антистрофа I

И длиннокудрого Феба прославлю я в пляске
Между приморских селян, где Кеос вода
Вкруг обтекает, и будет воспет перешеек
Истм, огражденный волной.
Шесть венков подарил он на играх Кадмейской
                                         стране,
Дар прекрасно-победный, для родины честь.
Сын был Алкменой здесь рожден; был тверже, чем
                                          сталь.

                                       Эпод I

       В страхе пред ним
У псов Герионовых лютых
       Шерсть вздымалась.
Ныне хвалу Геродоту
       С его колесницей
Четвероконной сложу.
       Он не доверил узды своей
Чужой руке — и за то
       Я вплету ему похвалу
С Иолаем и Кастором
       В гимн хвалебный.
Этих двух героев нам
       Лакедемон и Фивы родили,
Возниц сильнейших.
Омовение у источника. Деталь афинской гидрии (последняя четверть VI в. до н. э.). Лейден, музей.
Омовение у источника. Деталь афинской гидрии (последняя четверть VI в. до н. э.). Лейден, музей.

Первая Пифийская ода
(Колеснице Гиерона Этнейского)

                                       Строфа I

О златая лира! Общий удел Аполлона и муз
      В темных, словно фиалки, кудрях.
Ты основа песни, и радости ты почин!
Знакам, данным тобой, послушны певцы,
Лишь только запевам, ведущим хор,
Дашь начало звонкою дрожью.
Язык молний, блеск боевой угашаешь ты,
Вечного пламени вспышку; и дремлет
          Зевса орел на его жезле, 
          Низко к земле опустив
              Быстрые крылья, —

                                       Антистрофа I

Птиц владыка. Ты ему на главу с его клювом
                                    кривым
       Тучу темную сама излила,
Взор замкнула сладким ключом — и в глубоком сне
Тихо влажную спину вздымает он,
Песней твоей покорен. И сам Арей,
Мощный воин, песнею сердце свое
Тешит, вдруг покинув щетинистых копий строй.
Чарами души богов покоряет
     Песни стрела из искусных рук
     Сына Латоны и дев —
        Муз пышногрудых.

                                       Эпод I

      Те же, кого не полюбит Зевс,
      Трепещут, заслышав зов
      Муз-пиерид; он летит над землей
      И над бездной никем не смиренных морей.
Тот всех больше, кто в Тартар страшный
                   низвергнут, противник богов,
Сам  стоголовый Тифон. Пещера в горах
Встарь, в Киликийских, его воспитала, носившая
                                   много имен,
      Ныне же Кумские скалы, омытые морем,
И Сицилийской земли пределы
Тяжко гнетут косматую грудь.
      Этна — столп небосвода,
Снежно-бурная Этна, весь год
Ледников кормилица ярких.

                                       Строфа II

Там из самых недр ее неприступного пламени ключ
      Бьет священной струей. И текут
Днем потоки рек, испуская огнистый дым;
Ночью же блеском багровым пышет огонь;
Глыбами скалы вниз он, вращая, мчит
С грохотом, с грозным шумом в бездну пучины морской.
Страшный ток Гефеста чудовищный этот зверь
Ввысь посылает. И дивное диво
      Это для всех, кто увидит сам;
      Диво для всех, кто об этом
          Слышит рассказы.

                                       Антистрофа II

Тому, кто в Этне связан лежит, с темнолистых вершин
      Вплоть до самой подошвы горы,
Острый край утесов согбенную спину рвет.
Если мог бы угодным стать я тебе,
Зевс! Посещаешь эту вершину ты,
Этих стран богатых чело. И теперь
Град соседний именем этой горы нарек
Славный строитель его. Это имя
      Крикнул глашатай пифийских игр,
      Где победил Гиерон
          В конском ристанье.

                                       Эпод II

     Если задумали люди плыть
     В далекий по морю путь,
     Будет на радость великую им,
     Если дует им ветер попутный. Тогда
Будет плаванью их наверно дарован удачный
                                         конец.
     Так же и этой победой ныне дана
Верная впредь нам надежда, что будет наш город
                                  отныне богат
     Славой коней и венков, и на звонких
                                      пирушках
Будет его восхваляться имя.
Феб Ликийский, ты, Делоса царь,
     Любишь Кастальский ты ключ
Близ Парнаса. Даруй в этот край
Ты мужей отважных и сильных!

                                       Строфа III

Доблесть людей — от воли богов. Лишь от них
          Мудры мы, и они нам дают
Мощь, и силу рук, и искусство речей. Теперь
Я хочу одного лишь мужа воспеть.
Крепко надеюсь я, что, не дрогнув, в цель
Мощным взмахом дрот меднощекий метну.
Пусть летит он дальше, чем стрелы моих врагов.
Этому мужу грядущее время
       Счастье пускай принесет и даст
       Много богатств, а скорбь
           Пусть он забудет!

                                       Антистрофа III

Вспомнит пусть он, сколько тяжких походов и битв
                                         перенес
     Он душой непреклонной. За то
Высшей чести волей богов удостоен был
Он, и чести такой никто не имел
Между мужей Эллады. В удел ему
Дан богатства пышный венец. Но, на бой
Ныне сам пойдя, повторил Филоктетов рок.
Стал перед ним, как пред другом, сгибаться
     Тот, кто был горд. Говорит молва,
     Будто герои, богам
           Равные силой,

                                       Эпод III

     С Лемноса сына Поанта встарь
     С собой привели; он был
     Раной терзаем, но славный стрелок.
     И данайцев трудам положил он конец,
Град Приамов разрушив. Телом был слаб, но был
                               избран судьбой.
     Пусть с Гиероном в грядущем будет всегда
Бог-совершитель. И пусть ниспошлет ему случай
                                          благой,
                                        чтобы все
     Мог он желанья исполнить. В дому Дейномена,
Муза, воспой мне коней четверку
Славных. Ведь там не будет чужда
     Радость отцовских побед.
Так начни же! Мы Этны царю
Сочиним приветствия песню.

                                       Строфа IV

Этот град для сына, вместе с свободой, созданьем
                                              богов,
     Сам отец, Гиерон, заложил.
Он заветы Гилла хранит. Ведь Памфила род,
Также род Гераклидов, тех, что живут
Возле вершин Тайгетских, хотят всегда
Свой закон дорийский хранить, как велел
Им Эгимий. Род их блаженный Амиклы взял
Некогда, с Пинда сойдя. Белоконным
     Тиндара детям, копейщикам,
     Стал этот род с той поры
           Славным соседом.

                                       Антистрофа IV

Зевс-вершитель! Людям всем, что живут близ
                                 аменской струи,
      Счастье вместе с владыками их
Дай в удел, чтоб всюду людей правдивая речь
Их хвалила. Всегда с подмогой твоей,
Верно ведущей сына своею рукой,
Муж-властитель пусть направляет народ
Свой к согласью, к миру, почетом венчав его.
Пусть же в домах остается пуниец,
     Смолкнет тирренов военный клич!
     Вспомнят пусть Кумский морской
          Бой многостопный.

                                       Эпод IV

     Что претерпели они в тот день,
     Когда сиракузян вождь
     Их расцветавшую юность поверг
     С кораблей быстроходных в пучину морей,
Спас Элладу от тяжких рабства оков. Я хотел бы
                                        теперь
Дружбу афинян стяжать, воспев Саламин,
Спарте же песню сложу я про бой Киферонский,
                            где пал перед ней
     Строй криволуких лидийских стрелков.
                                     Огласится
Пусть полноводный Гимеры берег
Новой победы хвалой
         В честь Дейномена храбрых сынов.
Эта песнь — им награда за то,
Что врагов бежали дружины.

                                       Строфа V

Если песнь свою размерить разумно и в краткую речь
      Вложить многим деявьям хвалу,
Меньше будет трогать тебя пересуд людской.
Слух пресытиться может. Быстрых надежд
Пыл погасает. Часто гнетет
Душу граждан весть о заслугах чужих.
Все же лучше зависть, чем жалость, терпеть. Стремись
К благу всегда. И народ свой кормилом
      Правь справедливым. И свой язык
      Ты на правдивой, без лжи,
           Куй наковальне.

                                       Антистрофа V

Если даже чуть оступишься ты, то за много тебе
      Это будет всегда зачтено.
Ты для многих страж. И свидетелей много есть
Всем поступкам твоим, и добрым и злым.
Пылу благому верен навек пребудь.
Если ж хочешь доброй молве ты внимать,
Щедрым будь всегда. И рулем направляй корабль,
Ветром попутным свой парус наполнив.
      Проискам тех, кто наживы ждет,
      Друг, не вверяйся. Молва
            Славы посмертной

                                       Эпод V

      Только одна лишь пройденный путь
      Людей, что ушли давно,
      Может певцам показать и раскрыть
      Летописцам. О Крезовой ласке жива
Весть  поныне. О том, кто сердцем безжалостен был
                                          и людей
В медном быке сожигал — то был Фаларид, —
Слава дурная идет. Не звучит на форминге под крышей
                                               домов
      Имя его на пирах молодежи веселых.
В жизни удачу стяжать — награда
Первая. Дар второй — заслужить
      Добрую славу себе.
Тот, кто их и приял и достиг,
Получил венец наивысший.
Девятая Пифийская ода
                                 Строфа I

Согласуй с харитами стройными песнь,
Меднощитного славить хочу
Победителя в играх пифийских,
Телесикрата, мужа блаженного,
Коневластной Кирены красу.
Из долин ветрошумных Пелиона
Сын Латоны кудрявый ее
В дни былые похитил. В златой
Колеснице он деву лесную увез
И владеть ей назначил землей
Многостадной, обильной плодами,
Чтоб жила в цветущей, желанной
Третьей отрасли суши.

                                 Антистрофа I

Приняла среброногая
Афродита делийского гостя
И, касаясь легкой рукой,
С богозданной свела колесницы.
Им обоим над сладостным ложем
Стыд любовный она пролила,
Сочетая в общении брачном
Дочь Гипсея могучего — с богом.
Он тогда горделивых лапифов царем
Был, второй Океанова рода герой.
Родила, меж утесами славного Пинда,
Дочь Геи, наяда Креуса, его
В наслаждении брачном с Пенеем.

                                 Эпод I

И Гипсей себе вырастил дочь,
Белорукую деву Кирену.
Ни станка, в обе стороны ткущего нить,
Ни забавы с подругами сладкой
На домашних пирах не любила она,
Но с мечом или дротиком медным
Выходила на диких зверей
И, сражая их, долгий, счастливый покой
Доставляла отцовским стадам,
И друг ложа, пленительный сон,
Ненадолго сходил к ней на очи
Перед самой только денницей.

                                 Строфа II

Аполлон, стрел далеких метатель,
Шел, с колчаном широким на плечах,
И увидел однажды ее,
Как со львом-великаном боролась
Безоружная дева одна.
Призывает он тотчас из дому Хирона:
"Сын Филиры, священный свой грот
Покидай и дивись на отвагу
И великую силу жены!
Вот в какую борьбу
С безмятежным вступила челом!
Сердце в ней не страшится,
И душа не смущается страхом.
Кто из смертных такую родил,
От какого родилася корня?..

                                 Антистрофа II

Гор тенистых ложбины — жилище ее;
Ей утехой — безмерная сила.
Но прилично ли славной рукой
Мне коснуться ее и с ложа любви
Плод медовый сорвать?.."
И суровый кентавр,
Прояснивши улыбкой сердитую бровь,
Богу речью ответил такою:
"Тайный ключ для священной любви —
Убеждения мудрое слово.
Феб, считается это за стыд
У богов и равно у людей —
Первый раз без боязни, открыто
Приступать ко любовному ложу.

                                 Эпод II

У тебя, недоступного лжи,
Увлеченье понудило страсти
Это слово сказать! Но зачем
Тебе спрашивать, царь,
От кого родилась эта дева?
Предназначенный всякому делу конец,
Все пути тебе знаемы в мире.
Ясно видишь ты, сколько земля
Даст нам листьев зеленых с весною,
Сколько в море и в реках клубится песков
От ударов ветров и от волн;
Что свершается, что свершится,
Все ты знаешь. Но, если и с мудрым
Состязаться я должен, скажу.

                                 Строфа III

Ты в долину пришел, чтобы стать
Этой девы супругом. Ее унесешь
Через море в Зевесов прекраснейший сад.
Там владычицей града поставишь ее,
Весь собравши народ островов
На холму, окруженном полями.
Ныне примет священная Ливия,
Средь обширных красуясь лугов,
Благосклонно супругу прекрасную
В золотые чертоги свои.
Чтоб законную власть разделять,
Часть земли ей дарует она,
Не лишенную многих богатств
В плодовых деревах и стадах.

                                 Антистрофа III

Там родит она сына, которого славный Гермес,
Взяв от матери милой,
К трону Гор золотому и к Гее снесет:
На колени к себе посадив,
Будут нектар по каплям они
И амброзию в ротик младенцу вливать —
И бессмертным его сотворят,
Как Зевес или Феб непорочный,
Чтобы лучшею радостью был
Он для милых родных и друзей,
Был защитником стад, и пускай
У одних он "ловцом и хранителем паств",
У других — "Аристеем" зовется".
Говоря так, Хирон преклоняет его
К наслаждению брачным союзом.

                                 Эпод III

Если боги спешат, вмиг окончено дело;
Их коротки пути: в тот же день
Все свершилось — они сочетались
В разукрашенном златом ливийском чертоге,
Где под властью Кирены — прекраснейший
                                    город,
Знаменитый искусством бойцов.
И в Пифоне божественном ныне
Вновь прекрасноцветущее счастье
В дар приносит ей сын Карнеады.
Победив, он прославил Кирену.
Благосклонно она его примет,
Как из Дельф — в край родной,
Жен прелестных страну,
Принесет он желанную славу.

                                 Строфа IV

Дел великих всегда многословна хвала;
Но из многого малое любит мудрец
В разновидной приять красоте.
Своевременный труд первенствует над всем.
Иолая когда-то не презревшим это
Семивратные видели Фивы.
Как меча острием,
Эврисфею он голову снял,
Там по смерти сокрыли его
Под землею, в могиле
Знаменитого Амфитриона возницы.
Там кадмейцев посеянных гость,
Его дед по отцу, поселенец
Белоконных фиванских полей, почивал.

                                 Антистрофа IV

Сочеталась любовью Алкмена разумная
С ним и с Зевсом и свету дала,
Раз единый зачав, двух сынов,
Победителей ратную силу.
И пускай будет нем, кто уста
Для хвалы Геркулеса замкнет,
Кто не вспомнит стократ вод диркейских,
Воспитавших его с Ификлеем.
Им хочу за добро, по обету,
Я хвалебною песнью воздать.
Чистый огнь сладкозвучный харит
Пусть меня не оставит. Скажу я:
На мегарском холму и в Эгине
Этот град Телесикрат
Гласным подвигом трижды прославил.

                                 Эпод IV

Потому, будет друг или недруг
Кто из граждан ему, пусть не скроет во тьме
Перед всеми свершенного славного дела;
Пусть последует старца морского совету, —
Он сказал, что от полного сердца
Справедливо хвалить и врага
За прекрасный поступок.
Я не раз победителем видел тебя
И во время Паллады торжеств годовых:
Верно, каждая дева безмолвно
Ненаглядным супругом тебя, Телесикрат,
Или сыном мечтала иметь...

                                 Строфа V

И в кругу олимпийских борцов,
И на играх глубокодолинной земли,
И в туземных агонах встречал я тебя, —
И теперь я хочу утолить
Песнопения жажду, и вновь
Понуждает желанье меня
Славу предков твоих пробудить.
Расскажу, как за дочерью славной Антея,
За прекраснокудрявою девой ливийской,
Женихи приходили ко граду Ирасы.
Много лучших мужей соплеменных,
Много сильных из чуждой земли
Обладать ею думали — всех
Красотой она дивной пленяла.

                                 Антистрофа V

В цвете юности златовенчанной
Наливавшийся плод им хотелось сорвать.
Но отец ей готовил в уме
Брак славнее: он слышал тогда
Об аргивском Данае, который —
И не минуло дня половины —
Всем своим сорока восьми девам
Без раздумья супругов нашел.
Целый хор он их выставил в ряд
На пределы арены и вмиг
Состязанием в беге решить приказал,
Кто из юных героев —
Сколько их ни явилось в зятья —
В жены деву какую возьмет.

                                 Эпод V

Так достойного мужа нашел
И ливиец для дочери милой.
Он у меты, последней наградой,
Разодетую пышно поставил ее
И сказал, обращаясь ко всем:
"Тот возьмет, кто, других упредив,
До одежд ее первый коснется".
Алексидам крылатый тогда,
Легконогий свой бег совершив,
Деву милую за руку взял
И повел чрез собрание конных номадов.
Много разных венков и ветвей
Все бросали ему. Так и прежде
Был крылатой победе он другом не раз.
предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com