Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

5 Нарицунэ взят на поруки

Нарицунэ, старший сын дайнагона Наритика, в эту ночь дежурил во дворце государя Го-Сиракава; он еще не закончил службы, когда прибежали люди дайнагона, вызвали Нарицунэ и рассказали ему о том, что случилось. "Странно, почему же тесть мой сайсё ничего не сообщил мне?" - сказал Нарицунэ, но не успел он произнести эти слова, как явился гонец с посланием, возгласивший: "От господина сайсё!"

Этот сайсё был не кто иной, как князь Тайра Норимори, младший брат Правителя-Инока; его усадьба находилась возле Главных ворот в Рокухара, отчего и прозвали его "Сайсё у ворот". Нарицунэ был женат на его дочери.

"Правитель-Инок приказал немедленно доставить тебя на Восьмую Западную дорогу, в его палаты. С чего бы это?" - гласило послание тестя. Нарицунэ понял, что означает приказ, вызвал придворных дам и сказал им:

- Вчера вечером я заметил в городе какое-то беспокойство, но думал, что это из-за монахов, - уж не вздумали ли они нагрянуть в столицу... Нет, оказалось другое. Отца моего дайнагона сегодня ночью ждет казнь, а значит, и меня, Нарицунэ, наравне с ним сочтут виновным. Хотелось бы еще раз пройти во дворец и проститься с государем, но не смею, ибо на мне уже тяготит преступление!

Дамы сообщили государю эти известия. Тот были потрясен. "Вот что! - подумал он, сразу вспомнив слова посланца, переданные ему утром по поручению Правителя-Инока. - Значит, все тайные замыслы их открылись!"

- И все же пусть войдет! - приказал он, и Нарицунэ вошел.

Го-Сиракава молчал, на глазах у него блестели слезы. Нарицунэ тоже хранил молчание, изо всех сил стараясь сдержать рыдания. Однако это безмолвие не могло длиться вечно, и вскоре, закрыв лицо рукавом, Нарицунэ удалился в слезах. Долго-долго смотрел ему вслед государь.

- Горько и скверно жить в эпоху упадка! - сказал он. - Вот и все. Наверное, я больше никогда его не увижу! - И пролились драгоценные слезы...

Горевали и все придворные, цеплялись за рукава Нарицунэ, удерживали его за край одежды; не было ни одного человека, кто остался бы равнодушен.

Приехав в дом тестя, Нарицунэ увидел, что супруга его, которая была на сносях и к тому же нездорова, с сегодняшнего утра, когда случилось это несчастье, пребывала в таком расстройстве, что жизнь, казалось, вот-вот ее покинет. С того мига, как Нарицунэ выехал из дворца, слезы все время неудержимо текли у него из глаз, теперь же, увидев горе супруги, он и совсем упал духом.

У Нарицунэ была кормилица по имени Рокудзё. - Я впервые пришла к вам в дом, когда нужно было вскормить вас грудью, - плача, сказала она. - Чуть только вы появились па свет, я сразу взяла вас на руки. Годы шли, я радовалась, глядя, как вы растете, и нисколько не горевала, что сама старею... Как мимолетный сон, промелькнуло то время, но если посчитать, то прошел уже двадцать один год, и ни разу я не отлучалась от вас! Когда вы уезжали на службу или на прием ко двору государя-отца и, случалось, поздно возвращались домой, я и то не знала покоя! Что же теперь будет?

- Не убивайся так! Надейся на тестя моего, сайсё. Что бы там ни было, а жизнь он мне отмолит! - утешал ее Нарицунэ, но кормилица, не стыдясь людей, плакала и ломала руки.

А между тем из усадьбы Тайра на Восьмой Западной дороге непрерывно слали гонцов, требуя скорейшего прибытия Нарицунэ.

- Делать нечего, поедем! - сказал сайсё. - Посмотрим, может, и обойдется!

И они отправились вместе, в одной карете.

Долгие годы, со времен Хогэн и Хэйдзи и вплоть до нынешних дней, отпрыски рода Тайра знали лишь веселье и радость и не ведали ни страданий, ни скорби. Только этому сайсё, по милости неразумного зятя, теперь впервые пришлось изведать горе!

Приблизившись к Восьмой дороге, они вышли из кареты и прежде всего попросили доложить о себе, но Правитель-Инок распорядился не допускать Нарицунэ в усадьбу и отвести в один из самурайских домов неподалеку. Сайсё один прошел в ворота, а Нарицунэ тотчас же был окружен самураями и взят под стражу. Можно представить себе, какая тревога охватила душу Нарицунэ, когда его разлучили с сайсё, на которого он только и надеялся!

Сайсё остановился у Главных ворот, но Правитель-Инок даже не вышел к нему. Тогда сайсё передал через самурая Гэн Суэсада:

- Я горько раскаиваюсь, что породнился с человеком, недостойным подобной чести, но сделанного уже не воротишь! Дочь моя, которую я выдал за него замуж, сейчас в тягости и хворает. С сегодняшнего утра, когда случилось это несчастье, стало ей и вовсе худо, - кажется, она вот-вот простится с жизнью... Прошу вас, доверьте мне на время этого Нарицунэ; я, Норимори, возьму его на поруки, к этому нет, как я полагаю, особых препятствий! Я сам догляжу за ним и, ручаюсь, не допущу никакой промашки! - Так сказал сайсё, и Суэсада отправился к Правителю-Иноку передать его слова.

- Норимори, как всегда, ничего толком не понимает! - воскликнул Правитель-Инок и даже не удостоил брата ответом. Лишь позднее он велел передать:

- Дайнагон Наритика задумал погубить наш род Тайра и ввергнуть государство в новую смуту. А Нарицунэ - сын и наследник этого дайнагона. Чужой ли, родной ли - просьбы тут неуместны. Если б заговор их удался, они и тебя бы не пощадили!

Суэсада, возвратившись к сайсё, передал эти слова, и тогда сайсё в отчаянии сказал снова:

- Со времен Хогэн и Хэйдзи я во многих сражениях грудью заслонял князя и не раз готов был пожертвовать жизнью ради его спасения. Я и впредь намерен защищать его так же, как раньше. Пусть я уже стар, - зато есть у меня много молодых сыновей, они будут ему надежной опорой! Я прошу доверить мне Нарицунэ на короткое время; если князь не соглашается, значит, он считает меня вероломным и двоедушным. Для чего же мне жить в миру, если я недостоин никакого доверия? Распрощусь же навеки с князем, приму постриг и уйду от мира, затворюсь где-нибудь в глухом горном селении и стану молиться о счастье в будущем рождении. Нет ничего бессмысленнее нашей суетной жизни! Пока живешь в этом мире, существуют желания; желания не сбываются - в душе рождается гнев и ропот... Так не лучше ли, отвернувшись от этой юдоли скорби, вступить на путь истины? - Так говорил сайсё.

Суэсада отправился к Правителю-Иноку и сказал:

- Господин сайсё хочет уйти от мира! Успокойте же его как-нибудь!

Удивился Правитель-Инок, услышав слова Суэсада.

- Из-за такой безделицы постричься в монахи, уйти от мира! Ни с чем не сообразные мысли! Ну, коли так, передай: "Хорошо, на время поручаю тебе Нарицунэ!"

Суэсада вернулся к сайсё, передал ему эти слова, и тогда тот воскликнул:

- Нет, не следует человеку иметь детей! Если бы не дочь, разве пришлось бы мне испытать такие терзания! - И с этими словами он удалился.

Увидев наконец сайсё, Нарицунэ в нетерпении спросил:

- Ну что же, что там было?

- Правитель-Инок в ужасном гневе, - отвечал сайсё, - так и не пожелал допустить меня к себе. Твердил, что пощадить тебя никак невозможно. Но когда я сказал, что уйду от мира, он велел передать: "Хорошо, пусть Нарицунэ пока остается в твоей усадьбе!" Боюсь, однако, что этим дело не кончится!..

- Только вам я обязан, что жизнь моя продлилась! А об отце моем, дайнагоне, вы не просили?

- Об этом не могло быть и речи! - ответил сайсё, и Нарицунэ со слезами на глазах промолвил:

- Поистине, я обязан вам жизнью, хоть и краткой; но ведь оттого-то и жаль мне было с нею расстаться, что хотелось еще раз повидать отца! На что мне жизнь, если его ожидает казнь? Какова бы ни была участь отца, нельзя ли попросить, чтобы мне позволили разделить ее вместе с ним? - Так сказал Нарицунэ, и жалостью исполнилось сердце сайсё, и он ответил:

- Видишь ли, о тебе я просил, как только мог... Что же касается господина дайнагона, - не знаю, какая судьба его ждет... Но мне рассказывали, что нынче утром князь Сигэмори всячески усовещивал Правителя-Инока, и потому похоже, что сейчас или, во всяком случае, в ближайшее время, смерть ему не грозит!

Услышав эти слова, Нарицунэ, весь в слезах, так обрадовался, что сложил руки, как на молитву.

Кто, кроме сына, способен так радоваться, забыв опасность, нависшую над собственной головой? Узы, соединяющие отца и сына, - вот истинно глубокий союз! "Нет, человеку обязательно нужно иметь детей!" -подумал сайсё совсем обратное недавним своим мыслям. Затем они вернулись домой, так же, как утром, в одной карете. А там женщины встретили Нарицунэ так, будто он воскрес из мертвых, - все собрались вокруг него и заливались слезами радости.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com