Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Рассказ о Ха О Лое

В третий год "Унаследованного изобилия" при государе Чан Зу Тонге муж по имени Данг Ши Зоань, родом из деревни Ма-ла (Сеть из волокон Ма), дослужившийся до Правителя округа, был послан в Северную державу. Супруга его, урожденная Ву, осталась дома.

Был в их деревне храм, посвященный духу-охранителю Ма-ла, и дух этот, еженощно принимая облик Ши Зоаня, стал являться в его дом. Лицом и телом, повадками и походкой похожий на уехавшего супруга, пробирался он к Ву в опочивальню, соединялся с нею и уходил лишь с первыми петухами. Однажды Ву сказала:

- Ведь вас высочайшею волей отправили послом на Север: но вот вы по ночам возвращаетесь, отчего ж я не вижу вас днем?

- Государь послал вместо меня другого, - солгал ей дух, - меня же оставил он при себе, чтобы играть со мной в шахматы, и никуда не отпускает. Но я верен долгу супружества и потому украдкой навещаю тебя, дабы вкусить с тобой всю сладость любовных утех. Однако с рассветом я должен быть во дворце и оттого не смею побыть здесь подольше.

Отдых под сосной. Ли Джэгван (псевдоним Содан, начало XIX в.). Бумага. Краска бледных тонов. Центральный национальный музей (Сеул).
Отдых под сосной. Ли Джэгван (псевдоним Содан, начало XIX в.). Бумага. Краска бледных тонов. Центральный национальный музей (Сеул).

Раздался петушиный крик, и дух поспешил уйти, оставив Ву в тревоге и сомнениях.

На следующий год Ши Зоань воротился домой и нашел жену свою на сносях. Немедленно он доложил обо всем государю, и Ву бросили в темницу.

Тою же ночью пригрезился государю дух и почтительно молвил:

- О величество, пред вами дух Ма-ла. Жену мою, ждущую разрешенья от бремени, захватил Ши Зоань, лишив меня чада.

Восстав ото сна, государь велел стражникам привести к нему Ву и вынес такой приговор: "Жену возвратить Ши Зоаню, дитя же пускай достанется духу Ма-ла".

Через три дня Ву разродилась диковинным темным комом, надрезали его, и внутри оказался мальчик, черный, как тушь.

До двенадцати лет мальчик считался безродным, но потом король дал ему родовое имя Ха и нарек О Лоем - "Черным громом". И хотя он был чернокож, зато кругл и упитан - весь так и лоснился, будто смазанный салом.

В пятнадцать лет государь призвал его ко двору и отнесся к нему с радушием и добротой, как к дорогому гостю.

Однажды О Лой повстречал на прогулке почтенного Люй Дун-биня.

- Чего бы хотел ты в сей жизни, отрок? - спросил его Люй Дун-бинь.

- Поднебесная ныне пребывает в покое и мире, и в государстве - благоденствие и порядок, - вежливо отвечал О Лой. - Мне же самому ничего не надобно, кроме сладкозвучного голоса и внешности, приятной взору.

- Обретая сладостный голос и красоту, человек столько же в ином и утрачивает, - засмеялся Дун-бинь. - И память о нем хранят лишь собственные его современники.

Он приказал О Лою раскрыть уста, плюнул ему в рот и велел проглотить слюну. Затем вскочил на облако и исчез.

С той поры О Лой, хотя он по-прежнему не различал начертанья и смысла письмен, сделался великим умником и острословом. Он сочинял превосходные стихи, песни и нгэмы и распевал их, вызывая зависть у ветра и прельщая луну в небесах. Голос его вился вокруг стропил и останавливал бегущие облака. Всякий, кому случалось услышать О Лоя, дивился его искусству.

Когда О Лой проходил по мостам, висящим среди дворцов и храмов, и напевал свои нгэмы, они уносились ввысь, до самого неба. Он удалялся, - но там, где ступала его нога, еще долго витали чудесные звуки песен. Женщины и девицы грезили об О Лое и томились желанием взглянуть на него хоть раз. Государь говорил придворным:

- Ежели О Лой согрешит с чьей-нибудь дочерью и будет пойман с поличным, представьте его пред Наши очи. Мы выплатим жалобщику возмещение в тысячу связок монет. Но ежели кто убьет или ранит О Лоя, с того Мы взыщем в казну десять тысяч связок.

А было все просто: сам государь развлекался нередко вместе с О Лоем.

Как раз в это время жила в деревне Иян-мук (Людское око) принцесса А Ким по прозванию "Золотой лотос". От роду ей было двадцать три года, муж ее умер, и она оставалась вдовой. Принцесса была обольстительна и на диво хороша собой; о такой красоте говорят: она рушит крепостные стены и низвергает царства, - равной ей на свете не сыщешь. Государь, охваченный страстью, домогался любви принцессы, но ничего не добился и втайне ее возненавидел.

Вот почему он сказал как-то О Лою:

- Измысли какую ни на есть хитрость и овладей ею, Нам тогда станет легче на сердце.

- Подданный просит год сроку, - отвечал О Лой. - Если не возвращусь через год, значит, не вышло дело и нет уж меня среди живых.

С тем поклонился он и вышел.

Воротившись домой, О Лой сбросил одежды и улегся в грязь, потом обсушился на солнце и снова обмазался грязью; затем он вырядился в холщовые порты и рубаху, взял в руки серп и две бамбуковые корзины и отправился к дому принцессы. Сказавшись конюхом, он задобрил молодого привратника двумя свертками бетеля и попросил у него разрешения войти в сад и нарезать травы.

А было все это в пятом месяце года, когда распустились цветы тхай ле. Срезал О Лой все цветы до единого и сложил их в свои корзины, но тут какая-то из служанок принцессы подняла шум, велела схватить О Лоя и держать взаперти, покуда хозяин его не явится с выкупом.

Так прошло три дня и три ночи, но когда и на четвертый день никто не пришел за О Лоем, служанка спросила:

- В чьем доме ты служишь и почему не несут за тебя выкуп?

- Я ведь побродяжка, - отвечал Ха О Лой, - и нет у меня ни хозяина, ни дома, ни отца с матерью. Таскаю пожитки певиц и лицедеек, тем только и кормлюсь. У южной окраины, близ коновязи, встретился мне чиновник; нечем ему было задать корм коню, и он, посулив мне пять монет, велел нарезать травы. Обрадовался я деньгам! А какие такие цветы тхай ле - знать не знаю и ведать не ведаю, по мне, все одно - трава. Откуда возьму я выкуп? Лучше примите меня в работники, и я отслужу вам свою провинность.

Подумали и решили: держать его за домом для черной работы. Так прошло более месяца. О Лой поначалу сильно страдал от голода и жажды, но служанки, жалея его, стали носить ему потихоньку еду и питье. Зато вечерами О Лой заводил свои песни для развлеченья привратника, и не было между служанок и евнухов никого, кто, внимая ему, не лил бы слезы от умиления, не растрогался бы, позабыв о делах и заботах.

Однажды некому оказалось зажечь светильники в покоях принцессы. Обождав немного, она крикнула служанок и в сердцах разбранила их, грозя отхлестать плетью. Тотчас признали они свою вину и воскликнули:

- Бейте нас и казните, мы виноваты! Заслушались мы, недостойные, песен косаря и не заметили, как время прошло.

Принцесса удивилась и отпустила их.

Как-то душными летними сумерками сидела она со служанками подле дома, как говорят, привечая ветер и забавляясь с луной. Вдруг послышалась песня О Лоя. Переливы его голоса были так чарующи и прекрасны, словно он повторял напевы богов. Принцессе казалось, что душа ее истаивает в звуках песни. Чувства ее и мысли пришли в смятение, сердце замлело в истоме.

Тотчас призвала принцесса его в дом и сделала доверенным слугой, желая видеть его подле себя постоянно и слышать вблизи его голос. Все чаще, чтобы рассеять снедавшую ее тоску, заставляла она О Лоя распевать нгэмы. А он, пользуясь всяким удобным случаем, преклонял пред ней колени, спешил на каждый ее зов и старался не отдаляться от нее и на волосок, когда надобно, поднимая и опуская взор. Днем он с величайшим усердием прислуживал ей, а вечерами стоял близ нее со светильником. Принцесса была весьма довольна новым слугой. Когда же она приказывала ему петь, голос его наполнял весь дом и разносился по ближним и дальним пределам:

В одной из песен он шутил с ветром:

 "Откуда, ветер, ты летишь? 
 В забытые века Ты из пещеры вылетал - 
 из темного мешка. 
 В цветущем ты играл саду, 
 качался на луче: 
 Ты, как никто, умеешь гнать 
 ладьи и облака. 
 Влетишь в окно - и нам легко, 
 как древле - Хуан-ди. 
 Нас, как Сян-вана, посетишь - 
 душа поет в груди. 
 Развей же девичью печаль, 
 веселье разбуди". 

В другой заигрывал с луной:

 "Луна, о яшмовый поднос! 
 Как ты изменчива, луна. 
 Глядишь на запад, на восток, 
 То ты ущербна, то - полна. 
 Берешь у солнца яркий свет. 
 Плывешь в небесной вышине, 
 прекрасна и нежна. 
 Тебе, земле и небесам 
 навечно жизнь дана. 
 Неужто можешь ты остыть, 
 о светлая луна?" 

Голос О Лоя разливался, наполняя все и вся; он поддерживал диких гусей в небесах и пронзал рыб в океане, словно нанизывая их на бечеву.

Тем временем сердечное увлеченье принцессы выросло в истинную страсть; прошло месяца три или четыре, и она вконец извелась тайным любовным недугом. Служанки и слуги с ног сбились, угождая ее прихотям, и засыпали как мертвые, едва наступал вечер.

Однажды среди ночи позвала их принцесса, но они не услышали зова; один Ха О Лой явился в ее покои. И тут принцесса, не совладав со своими чувствами, сказала:

- Вот что сделал со мной твой голос. Источила меня любовная хворь. Теперь мне и жизни нет без тебя. Едва ты запел в моем саду, ветер примчался и замер, облака опустились пониже лишь для того, чтобы послушать твое пенье. Уж если сама природа возлюбила тебя, то каково же мне, смертной? Что мне до твоего рода: высок ли он или низок, все одно, пускай соединятся цитра и гусли и будет сломлена потаенная орхидея! И не надобно мне иного целителя моего недуга, кроме тебя.

О Лой стал было отнекиваться, но принцесса воскликнула в нетерпении:

- Ах! До чего ты неразумен! Что может быть прекрасней сочетания неземного голоса и несравненной красы? Не заставляй же Нас попусту тратить слова и упрямством своим не отнимай надежду на исцеление!

Тут наконец О Лой согласился, и тотчас они кинулись друг другу в объятия. Позабыли они обо всем на свете, отринули всякие тревоги и сожаленья.

Болезнь принцессы вскоре пошла на убыль, любовь же ее к О Лою становилась день ото дня все неистовей, будто подгоняемая бичом. Ничего ей не было жаль для возлюбленного, и решила она отдать ему все свои земли.

- У меня никогда ведь не было и крыши над головой, - сказал О Лой госпоже. - Ныне я встретил вас, прекрасную, как небожительница, и нету теперь человека счастливей меня. Для чего недостойному рабу поля и усадьбы, зачем ему жемчуга, каменья и злато? Подарите мне, если можно, ту шапку, в какой вы являетесь ко двору. Она будет мне памятью и утешеньем до самого смертного часа.

Шапку эту, украшенную золотом и яшмой, в знак великой своей милости подарил ей покойный государь. Но принцесса и ее не пожалела для своего возлюбленного!

О Лой, заполучив драгоценную шапку, воротился потихоньку в столицу, надел ее и пришел во дворец. Государь обрадовался и тотчас послал за принцессой. О Лою же приказал стать поблизости.

- Знаешь ты этого человека? - спросил государь у принцессы.

И принцесса ощутила великий стыд и раскаяние. С тех пор О Лой прослыл искуснейшим певцом во всем государстве.

Сам он сложил о случившемся такие стихи на просторечье:

 "Хитро обличье изменив, прикинулся слугой 
 И все удачно совершил искуснейший
 О Лой". 

Девицы из знатных семейств распевали язвительную песню об О Лое:

 "Болтун с лицом черней золы, 
 всегда несущий вздор, 
 Приличных недостоин слов, 
 хула ему, позор! 
 К высокородной он проник 
 бесчестно, словно вор". 

Но хоть они и поносили О Лоя за его обличье, зато не было среди них ни одной, которая не прельстилась бы его голосом и не домогалась его любви. А он привораживал их своим пением, прелюбодействовал с ними, и все сходило ему с рук. Даже когда бесчестил он дочерей вельмож и сановников, все они, помня о назначенной королем вире, не смели на него посягнуть.

Наконец он сошелся с дочерью самого князя, чей титул был Светлейший властитель. Князь схватил О Лоя, однако торопиться с казнью не стал. Наутро он явился к государю, преклонил церед ним колена и сказал:

- Этой ночью О Лой проник в дом к слуге Величества. В темноте мудрено узнать человека, и я убил его, не ведая, кто он. Прошу Величество назначить, сколько связок монет я должен внестив казну.

Король, полагая, что О Лой уже мертв, отвечал:

- Полно, здесь ведь не было умысла.

Государь не учинил князю ни суда, ни допроса, ибо князь приходился роднею его супруге.

Тут Светлейший властитель воротился домой, схватил тяжелую палку и стал избивать О Лоя, желая забить его насмерть, да только тот никак не умирал. Взял князь тогда вытесанный из бревна пест и принялся молотить им пленника.

Прежде чем испустить дух, О Лой произнес на просторечье такие стихи:

 "И жизнь и смерть - в руках судьбы, 
 но как судьбу прозреть? 
 Учись же доблести мужской 
 и не склоняйся впредь. 
 Я, как усладу, боль приму. 
 За песнь и красоту 
 Готов страдать и умереть". 

Затем он сказал:

- Давным-давно Люй Дун-бинь предостерег меня: "Обретая сладостный голос и красоту, человек столько же в ином и утрачивает". Ныне постиг я истину этих слов...

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com