Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


назад содержание далее

Часть пятдесят четвёртая (Хануман сжигает Ланку)

Как быть? Упоенный удачей вожак обезьяний
Обдумывал суть и порядок дальнейших деяний:

«Я ракшасов тьму истребил, я оставил корчевья
От рощи священной, где храм окружали деревья.

Злодеи своих удальцов убирают останки.
Отныне займусь неприступной твердынею Ланки!

Мне демоны хвост подожгли! Я теперь сопричастен
Огню, что богам доставлять приношения властен.

Я дам ему пищи!» По крышам запрыгал Могучий
С  хвостом пламеносным, как облако  с молнией  жгучей.

Па  кровлю  дворца,  что  построил  Прахаста   Рукастый,
Вскочил — и огнем охватило палаты Прахасты.

Дворец Махапаршвы  Бокастого  вспыхнул чуть позже,
Дворец Ваджрадамштры Алмазноклыкастого — тоже.

Жилище Увитого Дивной Гирляндой, Сумали,
И, Яблони Цветом Увенчанного, Джамбумали

Горящим хвостом запалил Хануман и владельцев
Роскошных   палат   без   труда   превратил   в   погорельцу.

У Сараны — Водной Струи, у Блестящего — Шуки
Хвостом огненосным хоромы зажег Силнорукий.

В роскошном дворце благоденствовал Индры Боритель.
Вожак обезьяний спалил Индраджита обитель.

Пожару обрек Светозарного дом, Рашмикету,
И Сурьяшатру не забыл он, Враждебного Свету.

Вовсю полыхали хоромы, где жил Светозарный,
Когда Корноухого вспыхнул дворец, Храсвакарны.

С палатами, где Ромаши обретался, Косматый,
Сгорел Опьяненного Битвой дворец, Йудхонматты,

И дом Видьюджихвы,  как  молния,  быстрого  в слове,
И дом Хастимукхи, имевшего облик слоновий.

Нарантаки дом занялся, Душегуба, злодея.
Горело жилье Дхваджагривы — Предолгая Шея.

Жилища Каралы, Вишалы, дворец Кумбхакарны,
Чьи уши  с кувшин,  охватил этот  пламень коварный.

Огонь сокрушил Красноглазого дом, Шонитакши,
Как чудо глубин, Пучеглазого дом, Макаракши,

Вибхишаны — Грозного кров обратил в пепелище
И Брахмашатру, ненавистника Брахмы, жилище.

Дома и дворцы, где хранились бесценные клады,
Великоблестящий огню предавал без пощады.

Удачлив и грозен, как тигр, обезьян предводитель
Туда устремился, где ракшасов жил повелитель.

И   вспыхнул  чертог  властелина  сокровищ  несметных,
Прекрасный,   как   Меру,  в   сиянье  камней   самоцветных.

Как в день преставления света, зловещею тучей
Глядел Хануман и разбрызгивал пламень летучий.

Росла исполинского пламени скорость и сила.
Порывистым ветром свирепый огонь разносило.

Дома, осиянные блеском златым и кристальным,
Пожар охватил, полыхая костром погребальным.

Сверкали обильем камней драгоценных чертоги,
Подобно небесным дворцам, где живут полубоги,

И рушились наземь, как падает с неба обитель,
Коль скоро заслугу свою исчерпал небожитель.

С неистовым топотом демоны все, без различья,
Метались, утратив богатство и духа величье,

Крича: «Это Агни пришел в обезьяньем обличье!»
И   женщин   бездетных,   и   грудью   младенцев   кормящих

Ужасная сила гнала из покоев горящих.
И простоволосые девы, сверкая телами,

Бросались  в  проемы,  как  молний мгновенное  пламя.
Расплавленное серебро и другие металлы

Текли, унося жемчуга, изумруды, кораллы.
Соломой и деревом разве насытится пламя?

Не сыт был храбрец Хануман боевыми делами,
И землю насытить не мог он убитых телами.

Был Равапы город сожжен обезьяной премудрой,
Как  три  укрепленья  Трипуры — карающим  Рудрой.

И достигал небес огонь пожарный.
И демонов телами, светозарный,
Питался этот пламень безугарный,
Как   маслом   жертвенным — огонь   алтарный.

Как сотни солнц, пылавший град столичный
Услышал гром и грохот необычный,
Как  будто  Брахма  создал  мир  двоичный
Из скорлупы расколотой яичной.

Багряными  вихрами   пламень   властный
Напоминал цветы киншуки красной.
Как лотосы голубизны атласной,
Клубами плавал в небе дым ужасный.

«Под видом обезьяны злоприродной
Кто  к  нам   сошел — Анила   благородный,
Варуна — божество стихии водной,
Бог  смерти — Яма,  Арка  светородный?

Великий Индра. грома повелитель,
Четвероликий Брахма, прародитель,
Иль  Агни — наш  свирепый  погубитель,
Семиязыкий пламени властитель?»

«То — Вишну, с беспредельностью слиянный,
Немыслимым величьем осиянный,
Прикрывшийся обличьем обезьяны,
Чтоб уничтожить род наш окаянный!»

На гребне кровли, меж горящих башен,
Уселся Хануман, как лев, бесстрашен.
Его пылавший хвост был не погашен—
И словно огненным венком украшен.

Столица сгорела дотла, и вожак обезьяний
Охваченный пламенем хвост погасил в океане.

Стремясь поскорее увидеть Раму, Хануман взошел на восхитительную гору Ариштха, над которой проплывали озаренные солнцем облака. Испустив устрашающий рев, он оттолкнулся о г поросшей лесами громады, чьи теснины и ущелья были размыты руслами бурных рек. Эхо разнеслось по округе, когда исполинская гора с лесными чащами и водопадами, не выдержав толчка, провалилась в глубь земли.

Могучий отпрыск Ветра пересек воздушный океан и опустился на вершину горы Махендры, где дожидалось его возвращения обезьянье и медвежье войско.

Хитроумный Хануман не стал медлить. Отправившись в Кишкиндху, поведал он сыну Дашаратхи о том, как разыскал Ситу в ашоковой роще, как беседовал с ней и получил от царевны Митхилы бесценную жемчужину, чтобы вручить ее Раме. У потомка Икшваку глаза наполнились слезами, когда прикоснулся он к этому украшению, еще недавно блиставшему в кудрях его прекрасной супруги. «О Хануман! — воскликнул он.— Эта жемчужина — свадебный подарок Сите от государя Видехи. Весть о ней для меня — как для больного лекарство! Я не могу мешкать ни минуты, зная, где находится моя любимая».

назад содержание далее






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com