Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

90. Муни

В Хихифо, на западе Тонгатапу, жил Мотуку-веэ-валу (1 Мотуку-веэ-валу - "цапля о восьми ногах". Интересно, что и Муни и Мауи нередко возводятся к зооморфным предкам или имеют зооморфных приемных родителей (ср. № 6).). А в Хахаке, на востоке Тонгатапу, жил Пунга-лото-хоа, иначе называемый Пунга-лото-лава (2 Пунга-лото-хоа, или Пунга-лото-лава, - "внутри подобный пунга"; пунга - мягкий камень или мягкое и ломкое коралловое образование. По ряду версий этого сюжета,. Пунга - людоед; он избирает Мотуку объектом своих преследований, узнав, что это слабый и безответный человек.). Вот однажды вышел между ними спор, и они затеяли борьбу. Плохо пришлось Мотуку-веэ-валу: противник гнал его до самого Хаатафу (3 Хаатафу - мыс на западе Тонгатапу.), только там он решил остановиться. Так Пунга стал полновластным правителем Тонгатапу.

А в это время жена Мотуку гуляла по берегу в Хахаке. Там встретилась ей лодка, готовящаяся к отплытию; женщина села в эту лодку: ей очень хотелось пуститься в дальнее плавание, повидать другие земли. Но у тех мореходов, что подобрали ее, не было с собой никакой провизии, и вот, достигнув Фаха-маФаха - это такие два рифа в Хаапаи - и не найдя там ничего пригодного в пищу, они убили бедную женщину. А дитя ее - она была на сносях - бросили в волны.

Этого самого ребенка течением отнесло к Лофанга и там волной вынесло на прибрежные скалы. Спустя какое-то время на берег сошли супруги и услышали крики несчастного младенца: лицо его уже принялась клевать какая-то морская птица. Супруги взяли ребенка к себе, усыновили его и дали ему имя Муни.

Муни вырос сильным и крепким, но все повадки, привычки его казались чрезвычайно странными. Жители тех мест завидовали Муни и не любили его. Они все думали, как бы оскорбить его, как бы подвергнуть его испытанию, опасности. И вот наконец придумали. Было решено поставить на том берегу навес для лодок; тем супругам поручили одним поставить целую стенку этого навеса. Жители считали, что нашли верный способ изгнать супругов из поселка: все были уверены, что им не справиться с задачей. К тому же люди прямо сказали тем супругам, что их Муни все время спит и ничего другого не умеет, кроме как спать.

Супруги поняли, что попали в беду, и загрустили: было ясно, что с таким заданием им не справиться. Но когда Муни проснулся и узнал, чем они опечалены, он сказал им:

- Не горюйте, доверьте это дело мне.

На следующий день Муни пошел и свалил несколько кокосовых пальм, а затем выкорчевал из земли дерево кока - дерево с красной древесиной. Все это он сделал в мгновение ока, необычайно быстро.

Тут люди еще больше рассердились на Муни, и супруги, испугавшись, как бы им самим не причинили какого зла, решили разделаться с Муни.

Они приготовили длинную сеть и вместе с Муни отправились на промысел к острову Меама. Прибыв на место, супруги велели Муни оставаться в лодке: они были уверены, что тот скоро заснет и тогда им будет просто отвязать лодку и пустить ее в открытое море. Так все и вышло; подкравшись к лодке, они вытащили из нее весло, шест, черпак для воды и все остальное. Отвязав лодку, они бросились скорей назад, на Лофанга (4 Лофанга - остров в группе Хаапаи.). А Муни волны понесли в открытое море. Он продолжал себе спать и непременно бы погиб, если бы разбитая плошка кумете, оставшаяся в лодке, не застучала о борт: лодка была уже почти до самого верха полна воды. Тут Муни проснулся и понял, что произошло. На счастье, вдали еще был виден островок Као. Вычерпать воду из лодки для Муни было несложно. Один взмах руки - и на носу уже было сухо. Еще один взмах руки - и на корме тоже было сухо. Вот так вычерпав воду, Муни вырвал один из планширей своей лодки и двинулся к Лофанга, гребя им, как веслом.

Муни достиг родного берега с наступлением темноты. Он вышел на берег и остановился отдохнуть у бананового дерева, что росло рядом с его домом. Тем временем супруги в доме разговаривали между собой:

- Хорошо, что парень погиб. Ведь мы даже не знаем, чей он сын, а сами чуть не приняли смерть из-за него.

Так Муни впервые узнал, что это не его родители.

Он вошел в дом и обратился к супругам:

- Скажите мне, кто мои родители, и я отправлюсь искать их.

Супруги отвечали:

- Твои родители - на Большом Тонга, так что отправляйся туда. Станешь на якорь у берега Телио, в Хихифо, а там, как увидишь бегущую дрофу, следуй прямо за ней: она и укажет тебе путь к родительскому дому.

Взяв с собой одного фиджийца, Муни поплыл на Тонгатапу. Они прибыли в Телио, и там Муни велел фиджийцу поставить лодку на якорь. Долго маялся фиджиец, пытаясь воткнуть в прибрежную землю якорный кол, но у него так ничего и не вышло. Следы его попыток до сих пор видны на берегу в Телио. Наконец он воскликнул:

- Здесь везде сплошной камень!

Тогда Муни вылез из лодки и с первой же попытки загнал якорный кол так глубоко в землю, что его не стало видно. Он ушел в землю так глубоко, что никто по сей день еще не видел дна того отверстия (5 Традиционно полинезийские лодки укреплялись у берега при помощи кольев, крепко вогнанных в прибрежный ил или песок; такое устройство заменяло якорь (см. № 41). Место на берегу в Хихифо, где Муни, по легенде, пробил якорным колом скалу, называется "земляной печью Муни" (отверстие в скале напоминает углубление земляной печи).).

И вот Муни пошел по берегу и увидел бегущую дрофу. Тут она как раз поднялась в воздух и полетела прочь от берега, к зарослям деревьев. Муни двинулся туда. Там в шалаше лежал его отец. Пышная борода отца была похожа на темную тапу. Муни подошел и заговорил с ним, а Мотуку-веэ-валу еще не знал, что перед ним его сын. Но стоило Муни приступить к объяснениям, как отец все понял, принялся осыпать его поцелуями и начал рассказывать о своей судьбе.

Муни попросил отца созвать всех родственников, а сам решил пока отправиться на прогулку. Отпуская сына на прогулку, Моту- ку умолял его не говорить громко и не шуметь: ведь он, Мотуку, все еще прятался от врагов, одолевших его. Отто- го-то он и скрывался в шалаше, боялся показаться победителям на глаза. Узнав это, Муни громко вскричал:

- Вставай же и зови всех наших, а я пойду и найду тех, с кем надо сражаться!

Это означало, что он идет искать Пунга, чтобы наказать его.

Пунга же жил в Поха (6 Поха - местность на востоке Тонгатапу.). Там стоял большой, закрытый со всех сторон дом, в котором жили его наложницы. А еще там стояло необыкновенно высокое дерево, на котором всегда сидела целая стая летучих лисиц (7 По другим версиям, возле дома Пунга росло не чудесное дерево, а огромный побег кавы, размерами превышавший дерево.). Одна из лисиц была светлая. Это-то и отличало жилище Пунга: светлая лисица была его особым знаком.

Муни пришел туда, когда Пунга отсутствовал: он ловил рыбу на прибрежном рифе Халакакала. Муни несколько раз постучал в ворота, и одна из женщин вышла посмотреть, не хозяин ли это вернулся.

Увидев Муни, она закричала:

- Эй ты, рванолицый верзила, откуда ты взялся?!

Муни приказал ей:

- Отопри ворота!

Женщина ответила:

- Уходи, уходи, верзила с изорванным лицом. Разве ты не знаешь, что это дом Пунга?

- Я знаю, что это дом Пунга,- ответил Муни.- Открывай-ка поживее ворота, дай мне войти.

Тут все наложницы закричали, зашумели, принялись ругать и гнать Муни, обзывая его рванолицым. Тогда Муни выломал ворота, вбежал в дом и надругался над всеми наложницами. Потом мигом, одной рукой он вырвал из земли необыкновенное дерево. И поныне в Поха видна яма, оставшаяся после этого. Сотворив все это, Муни сказал наложницам:

- Придет Пунга, увидит все это, разгневается - скажите ему, пусть догоняет меня, и мы с ним сразимся, как подобает мужчинам.

Итак, дерево было вырвано из земли, и вся стая летучих лисиц в испуге поднялась в воздух и полетела прочь. Увидев лисиц, Пунга сказал:

- Не иначе в моем доме появился кто-то чужой.

А когда он увидел, что и светлая лисица летит к нему, он загадал: "Если ничего страшного не случилось, эта лисица повиснет на длинной бамбуковой удочке, если же что-то произошло, она сядет на сухую короткую удочку". И вот лисица подлетела прямо к короткой удочке и повисла на ней. Тут Пунга сказал:

- Что же это за человек мнит себя таким всесильным, что смеет входить в мой дом, когда меня там нет?

Взяв свой садок для рыбы, Пунга поспешил домой. Быстробыстро погреб он к берегу, так быстро, что, казалось, весло не выдержит.

Дома он застал горюющих наложниц и спросил у них, в чем дело. Они рассказали, как приходил человек с рваным лицом, как он силой овладел ими и как потом вырвал из земли необыкновенное дерево. Тут Пунга спросил, где же дерево, а женщины отвечали, что он ушел с ним.

И вот Пунга погнался за Муни. Нагнав его, он схватил то самое дерево, разломил его надвое и стряс с него землю, насыпав при этом два холма: один - у спуска к морю, другой - у дороги, ведущей в глубь острова. Обе насыпи сохранились до наших дней по разным сторонам дороги в Хохолонга.

Затем Пунга сказал:

- Выбирай, как мы с тобой будем сражаться.

- Мне все равно,- ответил Муни. - Схватка так схватка, кулачный бой так кулачный бой. Хочешь, можем и как-нибудь иначе помериться силой.

И вот противники сошлись. Пунга удалось поднять Муни, и он изо всех сил бросил его оземь. Но когда Пунга снова подошел к Муни, тот уже успел подняться на ноги. Теперь он поднял Пунга в воздух и бросил его на землю. Что это был за бросок! От страшной встряски Пунга весь скорчился; тело его ослабело и размягчилось уже в воздухе, пока он летел вниз. А уж когда он упал на землю и остался поверженным лежать на ней, он зарыдал:

- Муни вышел победителем! Мне же теперь остается только быть мягким кораллом пунга.

Муни оставил врага лежать на земле - больше уж с ним ничего не надо было делать.

Вот почему коралл пунга, что растет неподалеку от берега, всегда так мягок, и вот почему так слабосильна коралловая крыса - кума пунга.

Муни же поселился в том краю и прожил там немало времени. А потом он решил отправиться в плавание - доставить своего фиджийца на остров Оно (8 Оно (видимо, Оно-и-Лау) - остров в восточной группе островов Фиджи.), что в Фиджи.

Они приплыли на Оно, не зная, что все жители острова съедены огромной кровожадной собакой. Муни велел фиджийцу пойти к своим, а сам пока лег в лодке. Фиджиец направился в глубь острова, и тут ужасное чудовище кинулось на него, убило его и потащило в свою пещеру есть.

А Муни тем временем надоело ждать, он вылез из лодки и пошел посмотреть, в чем дело. Никого нигде не было, но на берегу еще можно было разглядеть следы его друга. Потом Муни заметил кровь на дороге, и этот след привел его к пещере чудовищной собаки. Он стал звать своего фиджийца, тут выскочила собака и бросилась на него. Он же схватил ее морду и порвал страшную пасть.

Муни догадался, что фиджиец его был съеден этой собакой. В глубокой печали вернулся он к лодке, отвязал ее и лег на дно лодки, решив умереть. Волны понесли его в открытое море и до сих пор все несут...

Примечание № 90. [30], начало XX в., о-в Тонгатапу, с тонганск.

Сюжеты рассказов о Муни во многом перекликаются с сюжетами о Мауи (чудесное спасение, необычайная сила героя, поиски родителей, подвиги, смерть на Фиджи). Муни особенно популярен на островах Хаапаи, где он практически вытесняет Мауи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2018
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com