Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Как был насыпан остров Ротума

На Самоа жил знатный и благородный господин по имени Рахо, а с ним - три его сестры. Старшую звали Мама-эре, вторую сестру звали Мама-фиовере, младшую звали Мама-фиарере. Младшая сестра властвовала над всем островом Саваии, а старшая управляла землями, где жил Рахо (1 Возможно, речь идет о какой-либо местности на о-ве Саваии.).

У старшей сестры был такой обычай: когда солнце садилось, она отправлялась на западную сторону своего дома и ложилась спать там, а когда солнце всходило, она поднималась и шла к восточному выходу дома, чтобы там продолжить свой сон.

Шло время, и вот Мама-эре понесла (2 Подразумевается, что Мама-эре забеременела от солнца. "Дитя солнца" - один из распространенных солярных мотивов, характерный для океанийской мифологии в целом (ср. здесь № 43).); уже все тамошние жители заметили, что женщина беременна, но никто из них не осмеливался сказать об этом благородному Рахо: ведь у его сестры не было мужа.

Наконец и Рахо понял, что сестра его скоро родит. Тогда он созвал всех своих людей и стал допрашивать их, кто виновен в беременности его сестры. Люди же отвечали, что никто из них к Мама-эре и не приближался. Тогда Рахо приказал им готовиться к рождению ребенка.

Пришел положенный срок, у женщины начались схватки, и Рахо послал всем своим людям приказ собраться и ждать. Схватки продолжались весь день до наступления темноты, продолжались всю ночь, и только с восходом солнца женщина наконец родила - произвела на свет девочку. Новорожденная тут же покатилась к выходу, к тому, что был обращен на восток, докатилась до самого порога и, сев там, позвала своего старшего:

- Рахо!

Тот подошел; оказалось, что девочка хочет есть.

Рахо велел своим людям принести еду. Они принесли все, что было припасено для торжеств по случаю рождения ребенка,- принесли гроздья бананов и свинину. Приготовили кушанье и накормили девочку.

А что до ее матери, то у нее продолжались схватки.

Покончив с едой, девочка встала и отправилась играть, сказав при этом Рахо:

- Рахо, я ухожу играть вон туда. Знай, что зовут меня Нуджманга (3 Букв, "большой рот", "большеротая".).

Скоро и этот день подошел к концу, солнце стало садиться, и тут Мама-эре родила вторую девочку. Эта крошка тоже сразу окликнула Рахо по имени, сказав ему, что хочет есть. Рахо вновь приказал принести еды - из тех запасов, что были приготовлены для торжеств по случаю рождения ребенка. Его люди снова принесли бананы и свинину и этим накормили ребенка. Едва девочка покончила с приготовленной для нее едой, как она встала и тоже отправилась играть, сказав Рахо:

- Запомни, мое имя - Нуджкау (4 Букв, "кривой рот", "криворотая". О Нуджкау и Нуджманга см. также здесь № 2,15.).

Обе девочки предупредили Рахо, что он не должен их беспокоить, пока в них не возникнет подлинной необходимости. Звать их можно только тогда, когда без них уже никак нельзя обойтись.

У Мама-фиовере, средней сестры Рахо, не было детей. У Рахо же была дочь по имени Ваи-мараси. Эта Ваи-мараси была женой знатного самоанца, вождя, носившего имя Тю-тонга (5 Искаженное "Туи Тонга", титул верховного правителя Тонга.). А Тю-тонга жил еще и с другой женщиной, с самоанкой. Из двух его жен самоанка забеременела первой и уже была на сносях, когда Ваимараси только понесла. Самоанцы уже начали готовиться к торжеству по случаю рождения первенца, по случаю родов той, что была из их числа. А на беременность Ваи-мараси никто не обращал никакого внимания. Рахо это очень не нравилось: самоанцы готовятся к родам своей, а до беременности Ваи-мараси им и дела нет.

И тогда Рахо приготовил богатые дары и позвал тех двух девушек, Нуджманга и Нуджкау, что до сих пор играли на песчаном берегу; они тотчас явились к нему и спросили, зачем он вызвал их. Рахо сказал им:

- Надо, чтобы Ваи-мараси разрешилась от бремени раньше, чем та самоанка.

Девушки отвечали:

- Как это ни прискорбно, но та женщина уже вот-вот родит, а Ваи-мараси только понесла.

Но Рахо все равно требовал, чтобы Ваи-мараси родила раньше, чем та самоанка. Тогда девушки сказали:

- Здесь, на Саваии, случится небывалое, противоестественное, и произойдет это по твоей воле, по твоей вине.

Когда у самоанки начались схватки, эти девушки пошли к ней и так надавили на ножки ее ребенка, что он сразу вошел обратно в живот, а схваток у нее как не бывало. Затем девушки пошли к Ваи-мараси и стали давить на плод, чтобы скорее начались роды. Они давили и напирали на плод до тех пор, пока женщина не разродилась. Вот так вышло, что торжество - праздник по случаю рождения первенца, подготовленный самоанцами, состоялось в честь ребенка Ваи-мараси.

У Ваи-мараси родилась девочка, которую назвали Маива.

Как только праздник закончился, у той самоанки возобновились схватки. Вскоре она родила мальчика, которого было решено назвать Фумару.

Дети росли и воспитывались вместе. Однажды, когда дети уже немного подросли, они пошли играть на берег и принялись ловить там маленьких рачков. Итак, они занялись поисками, и вот Маиве попался красноватый рачок, которого звали Туа-наквалу; она поймала его и пустила в плошку с водой. Фумару же нашел там этого рачка, взял и нарочно спрятал его у себя за щекой - да-да, спрятал рачка, пойманного его сестрой. Пришла Маива, а ее питомца нет - он исчез. Девочка отправилась к Фумару и велела ему выпустить ее рачка. Но брат не отдавал его, и тогда Маива отправилась к своему деду Рахо, разрыдалась и рассказала про проделки брата. Рахо стал утешать внучку, но она никак не могла успокоиться.

Тогда Рахо снова позвал девушек, игравших на песчаном берегу; они пришли и узнали от Рахо, что случилось с его внучкой. Теперь Рахо пожелал найти для внучки такую землю, которая лежала бы на некотором расстоянии от Самоа.

И вот девушки взяли две корзины и насыпали в них земли. Одна корзина была особая - для даров, подношений, торжеств; она называлась Фуареи. Другая корзина была обыкновенная, обыденная; она называлась Фуаа (6 Фуареи - букв, "украшенная [изящная] корзина", Фуаа - "грубая корзина". В целом приписывание имен собственных мифологическим атрибутам (корзинам, оружию, домам, лодкам, домашней утвари и т. п.) характерно как для мифологий народов Океании, так и для мифологий других народов. Подобное называние предметов функционально аналогично акту творения (ср. Бытие, 2, 19-20).). Затем девушки поставили обе эти корзины в лодку, построенную из дерева афтеа, а потом они сами и вместе с ними Рахо и все жившие при нем люди сели в эту лодку и поплыли сюда - насыпать вот этот остров - Ротума.

* * *

Говорят, когда Рахо пустился сюда, к этой земле, об этом прослышали знатные люди на Тонга и на Самоа. И вот когда Рахо и все его люди отплыли, один знатный господин, по имени Тока- иниуа (неизвестно, тонганец он был или самоанец), взяв с собой своих людей, отправился следом за Рахо.

Наконец Рахо со всеми своими людьми приплыл сюда; среди морских волн приплывшим открылись два скалистых уступа, между которыми плескалась вода, одна только морская вода. Туда- то девушки-близнецы и высыпали землю, привезенную в корзине для даров,- и так возник остров.

После этого девушки приказали Рахо и его людям оставаться на новом острове, а сами, взяв вторую корзину с землей, поспешили к Футуна (7 Имеется в виду о-в Футуна в группе Хорн. Острова Хорн, по-видимому, были заселены полинезийцами с Тонга и Увеа.). Мигом примчались они туда и на том месте опорожнили вторую корзину, обыкновенную - так возник остров Алофи (8 Один из островов Хорн.).

Потом девушки вернулись туда, где остался Рахо со своими людьми, и сказали Рахо, что ему следовало бы закрепить свои права на остров, сделать его навеки своим, пометив, оставив на нем свой фапуи (9 Ротуманский глагол fapui означает "помечать, делать запретным для других какое-либо дерево (обычно этим деревом является кокосовая пальма) и соответственно землю, на которой оно стоит"; отглагольное имя fapui можно перевести как "знак", "помета". Обычно таким знаком служил лист пальмы, который оборачивали вокруг ствола дерева и закрепляли на нем.). Тогда бы уже никто не мог явиться на остров и завладеть им как ничейной землей.

Рахо так и сделал, оставил на новом острове свой фапуи: он пометил ствол дерева феси, что росло в Факпаре, зеленым листом кокосовой пальмы. А затем он сказал девушкам, чтобы они плыли на Тонга и доставили ему оттуда все необходимое для кавы.

Девушки отбыли на Тонга. А Тока-иниуа со своими людьми успел тем временем заметить новый остров и теперь направлялся к нему. Эти мореплаватели прибыли в Оинафа. Оттуда Токаиниуа добрался до округа Малхаха и там увидел знак, оставленный Рахо на дереве феси, что росло в Факпаре. Тока-иниуа сразу заметил, что лист, обернутый вокруг ствола феси, был совсем свежим, зеленым. И тогда он решил сделать вот что: взял желтый, высохший лист кокосовой пальмы и оставил его как свой фапуи (10 Тока-иниуа оставляет на дереве сухой лист, чтобы показать противнику, что его знак появился на дереве уже давно, в то время как Рахо только что прибыл на остров: его лист еще не успел засохнуть.).

Спустя некоторое время Рахо набрел на Тока-иниуа - тот стоял подле дерева феси. На дереве же был знак, оставленный Тока-иниуа,- сухой лист кокосовой пальмы. Тут между двумя вождями завязался спор. Рахо твердил, что это его земля, а Тока- иниуа говорил, что его - ведь его фапуи был здесь уже давным-давно, а Рахо оставил свой знак совсем недавно.

Впав в страшный гнев, Рахо ударил Тока-иниуа и сшиб его с ног. Тут пришел сааиту (11 Сааиту - сверхъестественные существа, духи, помогающие людям, особенно во время состязаний и сражений. По ротуманским поверьям, сааиту - духи людей, умерших необрезанными (ср. [49]).), остановил Рахо, а Тока-иниуа спрятал в земле, у корней дерева феси, чтобы Рахо больше не видел его.

Но Рахо уже успел принять решение - разрушить остров, чтобы только он не достался Тока-иниуа. Рахо отправился на западную оконечность острова со своей палкой-копалкой, воткнул ее в землю и принялся крушить все в этой местности. Так возникли Уэа, Хатана и Хафлиуа (12 Уэа, Хатана, Хафлиуа (Хофлиуа) - маленькие островки к западу от Ротума.).

Но тут женщина, жившая вдали от берега, в зарослях деревьев и кустарника, заметила, что Рахо творит что-то ужасное на этой земле (13 По-видимому, женщина, упоминаемая здесь, и названная ниже правительница (женщина-сау) -хозяйка острова (см. также № 2).). Бросившись к нему, она склонилась у его ног и стала просить его успокоиться и пощадить, не разрушать эту бедную землю: ведь Тока-иниуа хотел заполучить ее обманом, а на самом деле земля эта, конечно, принадлежит Рахо.

И тут Рахо сказал:

- Ну что же, если так - хорошо.

Он вытащил палку-копалку из земли, поднял ее на плечо и отправился назад в Малхаха (14 Малхаха (Малахаха) - один из семи округов (иту), на которые традиционно делился о-в Ротума (см. № 13).).

Рахо добрался до Мотуса, а там двинулся по дороге, ведущей в глубь острова. Так он достиг деревушки в Ваи, миновал ее, зашел за стоящие в ней дома, снял с плеча палку-копалку, воткнул ее в землю и двинулся дальше, волоча палку-копалку за собой. И там, где он вот так прошел, образовалось русло ручья - теперь этот ручей, что в Алюстенгтенге (15 Рахо движется по берегу острова с западной его оконечности, через самую узкую его часть - перешеек Мотуса - на юг в Ваи, где действительно есть несколько крупных ручьев, а уже оттуда - в Мал(а)хаха.).

Когда Рахо пришел наконец к себе на берег, оказалось, что кавы еще нет. А дело было вот в чем. Те две девушки, приплыв на Тонга, сразу послали оттуда корень кавы для Рахо, послали его самого по себе, чтобы он сам, без их помощи, доплыл до Ротума. Корень кавы действительно достиг Ротума, но тут как раз Рахо в гневе отправился крушить и ломать несчастный остров. Пришлось корню кавы покинуть Фалта, пуститься в глубь острова и остановиться у женщины-cay в Фангута (16 Фалта - квартал в деревне Паоло: большинство ротуманских поселений традиционно делилось на четыре части, своего рода кварталы. Фангута - деревня южнее Паоло (обе деревни - в округе Оинафа).).

Через некоторое время вернулись сами девушки. И тут выяснилось, что Рахо еще не пил кавы. Он велел девушкам снова плыть на Тонга и привезти ему оттуда корней кавы, завернув их в пальмовые листья.

Наконец кава для Рахо была приготовлена; чашей для приготовления служил камень Камеа. Углубление, в котором готовили каву, до сих пор видно на этом огромном камне. Рядом с этим камнем - ключ, водой которого и промывали корни кавы (17 Для приготовления кавы используется большой сосуд овальной или полусферической формы, установленный на коротких толстых ножках. Дно такого сосуда почти касается земли (ср. примеч. 20 к № 43). Здесь вместо такого сосуда используется углубление в камне. При приготовлении кавы вода необходима для процеживания напитка через фильтр из естественных волокон, а также для промывания фильтра и для омовения рук тех, кто готовит каву.).

А когда кава была выпита, Рахо и обе его родственницы, Нуджкау и Нуджманга, отправились на Хатана (18 Согласно другой версии этого мифа (ср. [29]), Рахо забирает на островок Хатана всех своих людей, а по дороге туда превращает в камень трех самоанцев, приплывших с ним, но затем перешедших на сторону Ханите-масу (см. здесь № 2).).

Примечание № 1. [21], 1937 - 1939, с ротуманск.*

* (За номером текста следуют в квадратных скобках указание на источник, из которого он взят (полное название и выходные данные см. в списке литературы), время записи текста и язык, с которого он переведен. Все ротуманские и ниуэанские тексты записаны на соответствующих островах; для самоанских и тонганских текстов там, где это возможно, уточняется остров, на котором они записаны.).

По варианту, приведенному у У. Рассела [49], Рахо и Мама-фиарере были детьми одного из королей Тонга и женщины по имени Сина-факатофуа ("Сина с Тофуа", где Тофуа - один из островов в группе Хаапаи, Тонга). Рахо и Мама- фиарере вслед за своими родителями селятся на о-ве Саваии, Самоа. Рахо женится на Мафиа-ату, и у них рождаются девочки-близнецы Мама-эре (в приведенном здесь варианте она выступает как старшая сестра Рахо) и Ваи-мараси. Мама-эре, понеся от солнца, производит на свет двух девочек, близнецов Хенлеп-ихеруа (см. здесь № 2), которым местные жители поклоняются как сверхъестественным существам с момента их рождения. Ваи-мараси становится наложницей "короля" Самоа (главной женой которого является Мориа-кевиа). Далее обе версии совпадают, но по версии, приведенной У. Расселом, Ваи-мараси рожает не одну дочь, а близнецов: мальчика-урода, которому дают имя Моэа-тикитики (ср. здесь № 6), и девочку. У ребенка Мориа-кевиа ножки оказываются искривленными с рождения (см. здесь № 2, где внук Рахо хром). Этот ребенок получает два имени: Туи-самоа ("вождь Самоа") и Сумера.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com