Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Одиссей. Многоумный и многострадальный герой

Среди самых изощренных умом героев особое место занимает царь Одиссей, участник Троянской войны.

Образ Одиссея, раскрываемый в мифах, опоэтизированных Гомером, основан не только на подвигах и мощи героизма, но выражает расцвет классической мифологии, прославляющей человеческий ум и его творческие возможности. Героика мифологии Троянской войны, локализованная в одном месте, у стен Илиона, здесь претерпевает значительные изменения, включаясь в авантюрно-сказочный сюжет и напоминая собою известные мотивы - путешествие в страну чудес и возвращение мужа к верной жене, ожидающей его долгие годы.

215. Одиссей. Фрагмент скульптурной группы 'Ослепление Полифема'. Найдена в Гроте Тиберия на острове Капри. II - I вв. до н. э. Сперлонга. Музей
215. Одиссей. Фрагмент скульптурной группы 'Ослепление Полифема'. Найдена в Гроте Тиберия на острове Капри. II - I вв. до н. э. Сперлонга. Музей

Одиссей - царь маленького островка Итаки, все богатство которого заключается в стадах, имеет довольно сложную мифологическую историю. Он сын Лаэрта и Антиклеи (Ил. IX 308), хотя существовала версия о том, что отцом его был знаменитый хитрец Сизиф, наказанный богами (Еврип. Ифиг. А. 524). Дед Одиссея по материнской линии - Автолик - тоже великий хитрец, сын бога Гермеса, помощника и покровителя умелых, ловких и практически настроенных людей. Однако Одиссей гораздо более сложен, чем обычный хитрец. Он не просто пускается в странствие, а целенаправленно возвращается на родину после окончания Троянской войны. Любовь его к семье и родному очагу самоотвер-женно преодолевает многочисленные препятствия. На путях дальних странствий герой переносит мучительные страдания и гнев богов, то и дело нарушая установленный ими с давних времен порядок. Само имя Одиссея (odyssomaio - гневаюсь) указывает на человека, испытавшего божественный гнев, он тот, кто "ненавистен" богам (Од. XIX 407 сл.). Судя по ряду фактов, Одиссей проявил себя еще до того, как началась Троянская война. Он тоже выступал одним из претендентов на руку царицы Елены, но скромно удовольствовался ее двоюродной сестрой, Пенелопой. Совсем как будто не воинственный человек и любящий семьянин, Одиссей не хотел оставить жену и сына ради военных подвигов. Известно, что он притворился безумным, но изобличенный Паламедом, вынужден был отправиться под Трою на двенадцати кораблях (Ил. II 631 - 637).

Тогда, в свою очередь, он хитростью заставил участвовать в войне юного Ахилла и также хитростью доставил под Трою героя Филоктета с его бьющим без промаха луком.

216. Лаэрт, Антиклея и Автолик. Фрагмент росписи кратера Мастера Сизифа. 420-410 гг. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания
216. Лаэрт, Антиклея и Автолик. Фрагмент росписи кратера Мастера Сизифа. 420-410 гг. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания

Однако хитрость Одиссея не примитивна, а направлена на скорейшее взятие Трои. Он устраивает приезд дочери Агамемнона Ифигении в Авлиду, а значит, способствует ее жертвоприношению и, как следствие этого, разрушению Илиона. Он ведет вместе с Менелаем мирные переговоры в Трое. Вместе с Диомедом он пробирается тайно в город и с помощью Елены похищает древнее изображение Афины - палладий (Аполлод. Эпит. V 13) - залог победы для тех, кто им обладает. Ему же принадлежит идея постройки деревянного коня, в который он прячется вместе с другими воинами. Одиссей по праву носит эпитет "разрушитель городов", деля его с Ахиллом. Не раз Одиссей выступает заодно с такими суровыми героями, как Диомед или Аякс. Он совершает ночную разведку вместе с Диомедом или наряду с Аяксом участвует в посольстве к Ахиллу, прося его выйти в бой.

Энергичный, практический, проницательный Одиссей вступает в противоречие и даже соперничество с тяжеловесной мощью раннего героизма. Он, например, жестоко ссорится с Ахиллом (Од. VIII 75-77). После гибели Ахилла тот же Одиссей получает, как храбрейший, его доспехи, обойдя в этом сомнительном споре Аякса, что приводит великого героя к самоубийству. Даже в царстве мертвых Аякс не может забыть ему этой кровной обиды.

217. Аякс, Алкмена и Фетида. Фрагмент рельефа на обороте бронзового зеркала из Палестрины. Конец IV в. до н. э. Лондон. Британский музей
217. Аякс, Алкмена и Фетида. Фрагмент рельефа на обороте бронзового зеркала из Палестрины. Конец IV в. до н. э. Лондон. Британский музей

Ряд изложенных здесь фактов оттеняет облик героя, объясняя не совсем понятную жестокость Одиссея, не только устроившего по возвращении на родину побоище женихам Пенелопы, но приказавшего изрубить на куски и бросить на съедение псам пастуха Мелантия и предписавшего сыну Телемаху казнить неверных служанок, повесив их на одном корабельном канате, натянутом во дворе.

Жестокость Одиссея - достояние архаики, относящейся к более старому пласту мифа. В Одиссее более поздних пластов она в основном отступает на задний план, давая место совсем иному, так сказать, интеллектуальному героизму, находящемуся под неусыпным покровительством Афины.

218. Самоубийство Аякса. Неоконченная метопа из храма Геры в Пестуме. Около 560 г. до н. э. Пестум. Национальный музей
218. Самоубийство Аякса. Неоконченная метопа из храма Геры в Пестуме. Около 560 г. до н. э. Пестум. Национальный музей

Перед нами новый тип умного, любознательного, многоопытного героя, хитрость которого направлена на познание мира с его чудесами. Эпитет Одиссея "многоумный" включает в себя разнообразную гамму переходов - от элементарной хитрости к сложнейшей работе мысли. Одиссей сам. признается царю Алкиною в том, что славен хитрыми измышлениями, а богиня Афина подтверждает, что в ловкости и выдумках с Одиссеем трудно состязаться даже богу. Он ловок не только в стрельбе из лука, в которой не превзойдет его ни один из живущих людей. Он не только славен копьем. Одиссей велик душой, велик сердцем. Он вдохновенный оратор, возбуждающий боевой пыл воинов и дающий благие советы. Слова устремляются из его уст как снежная вьюга, и ни один из смертных не может с ним состязаться в ораторском искусстве (Ил. III 221-224). Одиссей очаровывает своими речами богиню Афину, царя Алкиноя и юную Навсикаю, изящно сравнив ее со стройной делосской пальмой, он тонко восхваляет и родителей, и братьев царевны, и ее будущего мужа.

219. Полифем. Около 150 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств
219. Полифем. Около 150 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств

Однако проницательный ум, а также страсть к познанию мира ставят Одиссея в столь сложные обстоятельства, что характерное для него благочестие нарушается либо самим героем, либо его спутниками. То по неведению, а то и сознательно Одиссей вступает в конфликт с богами, испытывая гнев Посейдона, Эола, Гелиоса, Зевса, почему и появляется в его жизни мотив страдания. Одиссей многострадальный. Судьба его полна драматических коллизий, и он, несмотря на свою безудержную энергию, скорбит, плачет, тоскуя по жене, сыну и дыму родного очага, обладая как будто бы всеми радостями жизни и любви на острове нимфы Калипсо, и даже отвергает даруемое ею бессмертие - ради своей скудной Итаки. Одиссей не может забыть погибших спутников; его посещают мысли о смерти, и он в конце концов остается в полном одиночестве, с тоской простирая руки к умершим друзьям и матери, проливая слезы в беседе с тенями бывших соратников, которые не очень его долюбливали.

220. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи кратера. VII в. до н. э. Аргос. Музей
220. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи кратера. VII в. до н. э. Аргос. Музей

Но этот же Одиссей, восхищенный пением слепого певца Демодока, посылает ему почетный кусок мяса, оставив, однако, большую часть себе. Этот же многострадальный герой успевает перевязать сундук с царскими дарами хитрым узлом, как его научила когда-то волшебница Кирка. А попав на Итаку и погоревав вдосталь о своей судьбе, Одиссей, спохватившись, немедленно пересчитывает богатые дары феаков. Он припадает в умилении к родной земле, но ухитряется сочинить поразительную по выдумке историю, удивив ею даже богиню Афину. "Скорбью безмерной крушась" "в жестокой тоске по отчизне", Одиссей все-таки со свойственным ему практицизмом по совету Афины прячет свои сокровища в пещеру нимф; а затем они оба, сидя под старой оливой, обдумывают, как бы погубить наглых женихов.

221. Ослепление Полифема. Аттическая ваза. VI в. до н. э. Лондон. Британский музей
221. Ослепление Полифема. Аттическая ваза. VI в. до н. э. Лондон. Британский музей

Здесь раскрываются два мира. Один - древний, полный ужасов, страхов и чудес, с которыми сталкивается Одиссей с опасностью для жизни, но гордый преодолением ужаса. Это явные чудовища, такие, как Полифем - одноглазый сын Посейдона, людоед (его ослепил Одиссей), Скилла и Харибда (Одиссей проплыл мимо них). Сирены тоже людоеды, только сладкоголосые, но Одиссей слушает их пение, привязав себя к мачте. Злая колдунья Кирка не только зачаровывает путников, превращая их в животных, но и сама поддается чарам Одиссея. Что же касается нимфы Калипсо, то она даже как будто не причиняет никакого физического вреда, но зато семь лет не выпускает из любовного плена Одиссея, вполне оправдывая свое имя - "Та, что скрывает". Она уводит человека от дорогой ему жизни. Забвением родины, утерей памяти грозит Одиссею страна лотофагов, а милые и добрые феаки тоже обладают притягательной магией сказочного блаженства. На чудесном кораблике, управляемом мыслью кормчего, за одну ночь доставляют феаки Одиссея на родину. Но они могут и не выпустить полюбившегося им героя, который глубоко задел чувство царевны Навсикаи, мечтавшей именно о таком супруге.

222. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи горла протоаттической амфоры. Середина VII в. до н. э. Элевсин. Музей
222. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи горла протоаттической амфоры. Середина VII в. до н. э. Элевсин. Музей

Одиссею помогают великие Олимпийские боги, спасая его в мире, полном явных и тайных опасностей. С помощью Гермеса и его волшебной травы Одиссей обращает во благо злое чародейство Кирки. Афина убедительной речью склоняет Зевса вернуть своего любимца на Итаку, а Калипсо повинуется приказу все того же Гермеса, со слезами собирая Одиссея в путь. Мудрая Афина и мудрый Одиссей неразлучны. Особое, интимно-теплое дружеское чувство привязывает богиню к этому великому выдумщику и многострадальному скитальцу. Афина, можно сказать, прямо любуется Одиссеем как детищем своей выучки. Никогда не появляясь перед ним в своем божественном величии, Афина незаметно следит за Одиссеем, попадается ему на пути то в виде прекрасной девы, то в облике друга и ровесника Одиссея, Ментора, то пастуха в утро высадки Одиссея на Итаке. Ночью перед побоищем женихов Афина сама несет светильник, освещая путь Одиссею и Телемаху, которые прячут оружие в укромном месте. Во время боя с женихами Афина маленькой ласточкой сидит на закопченной потолочной балке, подбадривая своего друга и его товарищей. Наконец, грозная Афина во время последней схватки Одиссея с мятежниками устрашает их и устанавливает мир на Итаке.

Одиссей прославлен в героической мифологии как странствующий герой, который преодолевает стихию древнего ужаса, вступая в союз с мудрыми богами Олимпа.

Более того, наш герой одинаково хорошо орудует веслом и топором, мечом и луком, "многоумный" и "многоопытный", он наподобие мастера-демиурга пытается сам строить свою судьбу. Помощь богов отнюдь не мешает Одиссею в его самостоятельном, творческом отношении к жизни. Борясь с бурей на море, Одиссей как бы борется с самим Посейдоном, заметившим на море своего врага и наславшим страшную бурю. Когда море затянулось мглой, а волны вздымаются громадами и мачта сломана, Одиссеем овладевает отчаяние, он в кипящей и бурлящей воде тщетно хватается за плот. Морская богиня Аевкотея бросает ему спасительное покрывало, но Одиссей не может расстаться со своим плотом. Уже плот разбит Посейдоном, сам Одиссей носится по бурному морю третьи сутки, и перед ним встают скалистые утесы неведомой земли. Упрямо карабкается Одиссей по прибрежным скалам, обдирая кожу. Афина, изумленная таким мужеством, приходит ему на помощь.

Чего в этой сцене больше - самостоятельности Одиссея или его зависимости от богов? Самостоятельность Одиссея подчеркивается не раз, и боги возвращают его на родину, побаиваясь, как бы этот герой не вернулся на родину, как говорится, "судьбе вопреки". Одиссей распространяет свою самостоятельность и творческую выдумку не только на область повседневной жизни, но и на проникновение в чудеса мира и, главное, на решительное устроение своей судьбы. Мужество героя, его выдержка, его дерзкое право на самоутверждение заставляют богов внимать ему и приходить на помощь. Вот почему Одиссей стал классическим типом интеллектуального героизма, достигшим в этом образе своего наивысшего выражения.

Однако классический героизм развивался еще и по иным направлениям. Одиссей интересен своей собственной судьбой, но были герои, которые воплощали в себе как бы сгусток энергии героизма той или иной части Греции или даже всего греческого мира вообще. К таким героям относятся Тесей и Геракл. Тесей - знаменитый аттический герой, Геракл - общегреческий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru