Статьи по мифологииНовости Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия Тексты легенд и мифовЛегенды и мифы СказкиСказки Ссылки на мифологические сайтСсылки Карта сайтаКарта сайта






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чудовища населяют землю. Губительные силы

Как было уже установлено выше, потомки матери-Земли были и тератоморфны, и миксантропичны, то есть их чудовищный вид уже имел какие-то человеческие черты. Особенно причудливы и страшны были порождения женского рода, что вполне понятно, если учесть матриархальную основу древнейшей мифологии (там же, 237 - 239, 270 - 280).

Кроме Земли особенно было богато потомством Море - Понт. Обе эти могучие стихии вступили в супружеский союз, плодом которого оказались Форкий и Кето, в свою очередь сочетавшиеся в браке и давшие начало самым причудливым порождениям.

Дочерьми Форкия и Кето, живущими на краю света, были Грайи, родившиеся седыми старухами, но зато "прекрасноланитными". Обе (по другой версии, их три и на всех приходится один глаз и один зуб) - в изящных пеплосах. Но главное, дети Форкия и Кето - Сфено (Мощная), Евриала (Многоречивая) и Медуза (Владычица) - сестры- Горгоны.

Все три Горгоны ужасны видом. Их волосы - змеи, вместо зубов - кабаньи клыки, мощные руки - из блестящей меди, за плечами - золотые крылья, взгляд глаз завораживает все живое, превращая в камень.

Но характерно, что сестры-Горгоны имеют разную судьбу, пройдя неодинаковый по времени путь мифологического развития. Первые две сестры уже бессмертны, Медуза же еще смертна, что и приведет ее в дальнейшем к гибели.

На одном этом примере видно, с каким трудом завоевывалось в архаическом мире бессмертное начало. Смертными оказывались там наиболее древние и ужасные чудища, поскольку их уничтожение было залогом созидания новой мифологической ступени, подготавливаемой всем социально-историческим развитием родового коллектива и господствующих в нем новых отношений.

Первоначальная неустойчивость бессмертия чудовищных существ хорошо видна и на образе Ехидны (там же 295 - 305) - также дочери Форкия и Кето или, по другой версии, Тартара и Геи.

Эта Ехидна не просто зооморфна, но и миксантропична, соединяя в себе тело пестро разрисованной чудовищной змеи и лик прекрасной быстроглазой девы. Ехидна - "могучая духом" - залегает в глубокой пещере под землей, как положено ее змеиной сущности, и несет гибель, заманивая путников обманчивой прелестью своего лица.

Как говорилось выше, Ехидна - хороший пример губительной силы красоты в архаической мифологии. Дева и змея, красота и смерть неразлучны в этом образе. Отсюда - два варианта мифа о судьбе Ехидны. По одному - ее ожидает гибель, по другому - она остается бессмертной, вечно обитая вдали от людей и от богов как напоминание о тайных и ждущих своего часа силах земли.

Эта страшная дева-змея порождает от стоглавого Тифона не менее ужасных дочерей - Лернейскую гидру, Химеру, душительницу Сфинкс, а также двух кровожадных псов - Орфа и Кербера с пятьюдесятью головами и медными глотками (там же, 306 - 326).

Гидра нашла себе пристанище в болотах Лерны. У этой драконши пять или шесть змеиных голов, хотя в более поздней традиции она миксантропична и головы у нее человеческие. Кровь ее несет в себе смертельный яд, дыхание ее глоток тоже смертельно.

Каждая голова Гидры обладает необычной силой жизни - даже если ее срубить, она вырастает вновь. Чтобы лишить это чудовище бессмертия, необходимо принять особые меры, чем и воспользуется в дальнейшем убивший ее Геракл. Только огонь, которым прижигается основание срубленной головы, может уничтожить новое ее появление.

И опять-таки, по одному из вариантов мифа, средняя голова гидры бессмертна, но и она срублена Гераклом, а затем погребена им же под огромной скалой (Аполлод. II 5, 2). По сути дела, бессмертная голова, отделенная от смертного туловища, продолжает свое существование в недрах земли как потенциальная угроза человеку.

Крылатая Химера выдыхает пламя, и, чтобы с нею расправиться, надо взнуздать коня Пегаса. Именно с его помощью, взмыв в небо, Химеру настигнет и убьет герой Беллерофонт (там же, II 3, 1).

Не менее зловредна третья сестра, Сфинкс - Душительница с туловищем льва, головой и грудью девы, крыльями хищной птицы, змеиным хвостом. Это чудовище обладало особой мудростью (там же, III 5, 8). Не сумевших разгадать загаданную ею загадку Сфинкс душила в когтистых лапах, так же как ее мать Ехидна душила путников в кольцах змеиного тела.

Мать Ехидна соблазняла красотой лика, дочь Сфинкс соблазняла хитрым вымыслом - ив том и в другом случае люди расплачивались жизнью за попытку приоткрыть покров таинственного бытия природы.

Среди детей то ли морского Форкия, то ли речного Ахелоя - сестры-Сирены (Од. XII 40 - 54, 166 - 200), две или три, тоже миксантропические существа - птицы с женскими головами, а на более древних изображениях просто птицы, круглоглазые, с огромными остановившимися зрачками, острым клювом и когтистыми лапами. В своем облике эти "прекрасно поющие девы" сохранили и хищные когти и неуклюжесть птичьего туловища в тяжелом оперении.

Придет день, когда мимо Сирен проплывет Одиссей, привязав себя к мачте и наслаждаясь их пением. Однако до этого еще далеко, время героев пока не наступило.

Как видим, магия женской красоты, магия таинственного слова и магия прельстительного пения (может быть, даже заклятия) смертельна для всякого, кто пытается к ней прикоснуться и, значит, разгадать ее скрытый смысл.

Мир архаической мифологии дышит ужасом и нагоняет страх. Дети Ночи - Керы веселятся среди битв, обагряясь кровью и нанося смертельные удары воинам.

Собакоголовые и тоже окровавленные Эринии - Алекто, Тисифона, Мегера - выходят из царства смерти, чтобы возбудить месть, безумие и злобу (Аполлод. I 1,4).

27. Гидра. Церетанская гидрия. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Частн. колл
27. Гидра. Церетанская гидрия. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Частн. колл

Крылатые чудовищные птицы с девичьими лицами - Гарпии (Гес. Теог. 267) налетают вихрем и уносят бесследно исчезающих людей.

Кровавая Аамия бессонно бродит по ночам, похищая и пожирая детей (Страбон I 2, 8).

В пещере таится дракон Дельфиний, полузмей-полудева, готовый прийти на помощь порождениям Земли (Аполлод. I 6, 3).

В Темпейской долине гигантский змей втайне выкармливает стоглавое чудовище Тифона на погибель миру (Гом. гимн. II 173 - 177).

Где-то у морского пролива подстерегает мореходов чудовищная двенадцатиногая Скилла с шестью собачьими головами, с шестью пастями, железными зубами в три ряда. А по другую сторону пролива страшный водоворот Харибда трижды в день поглощает и извергает черные воды, неся неминуемую гибель мореходам, так что даже сам владыка моря Посейдон не в силах спасти человека, попавшего в ловушку между Скиллой и Харибдой (Од. XII 85 - 100, 245 - 250).

В самом же сердце Греции, в Беотии, охраняет священный источник огромный дракон (Аполлод. III 4, 1). А за далекими морями, в Колхиде, неусыпным стражем золотого руна пребывает тоже пестро разрисованный дракон с горящими глазами (там же, I 9, 23). На крайнем западе, где врата смерти, стережет золотые яблоки вечной молодости змей, свернувшийся в кольцо и глубоко укрывшийся в землю (Гес. Теог. 333 - 336). И наконец, по свидетельству так называемой орфической теогонии (Аполл. Род. I 503), владыкой мира до того времени, пока им стал править титан Кронос, был обитавший на снежной горной вершине гигантский змей Офион (греч. ophis - змея).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А. С., дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2020
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При использовании материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'Мифологическая энциклопедия'
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru