Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ахсартаггата и Бората - кровники

Жили на нартской земле два рода - Ахсартаггата и Бората. Были они соседями. Шла между ними война - по семь человек убили они друг у друга. Однажды мальчики Ахсартаггата гоняли по улицам шар. Закатился шар в кузницу Бората, и один из мальчиков побежал за ним. Кузнец Бората в это время работал в кузнице. Схватил он мальчика, тут же убил его и бросил в яму, так что сверху не видно было его. Хватились Ахсартаггата своего мальчика, до самого края неба исходили землю Урызмаг, Хамыц и Сослан, но нигде не могли найти пропавшего.

Была в хозяйстве Урызмага молодая, еще не отелившаяся корова. Узнал Сырдон, что Урызмага нет дома, что отправился он на поиски мальчика, увел он его корову и зарезал ее.

У Сырдона было семеро сыновей. В этот вечер Сырдон, среди прочих мужчин, сидел на Нихасе. Прибежал на Нихас один из его сыновей и сказал Сырдону:

- Отец, черный вол не ест сена. И ответил ему Сырдон:

- Накрошите ему сена помельче, если он голоден, пусть ест. А если не хочет есть, пусть его самого съедят на поминках.

Эти слова Сырдона означали:

- Нарубите щепок помельче и наложите под черный котел.

Но юноши Ахсартаггата поняли это иносказание.

«Что бы это могло вариться в черном котле Сырдона?»

Побежали они по улице, будто бы забавляясь, и как бы невзначай забежали в дом к Сырдону. Глядят, - мясо их коровы во всю варится, кипит в котле.

В это время самого Сырдона дома не было, и юноши Ахсартаггата изловили семерых сыновей Сырдона и бросили их в кипящий котел. Дескать, варитесь там, вместе с нашей нетельной коровой.

Вернулся Сырдон домой и зовет сыновей своих:

- Где вы, мальчики, чтоб вы пропали!

Но никто не появляется на его зов, только котел кипит. Тут взял Сырдон большую вилку, которой достают мясо из котла, и сразу зацепил разварившееся тело одного из своих сыновей. Всю ночь оплакивал он детей своих, что было делать ему? А утром он вышел на улицу и закричал во все горло:

- Эй, собаки Ахсартаггата! Я одинок, и нетрудно было вам причинить мне зло. Но ведь в кузнице Бората гниет ваш мальчик, а вы, небось, напугались и не мстите Бората!

Опечалились и рассердились юноши Ахсартаггата. Но никого из взрослых мужчин не было дома, и не решились юноши без старших мстить роду Бората.

Совсем тут обнаглели Бората и не давали они проходу Ахсартаггата.

- Как бы еще поиздеваться нам над Ахсартаггата? - спросили Бората Сырдона.

И Сырдон им ответил:

- Откопайте в кузнице вашей труп их мальчика, отрубите ему голову и насадите ее на кол, а потом поставьте ее мишенью и стреляйте в нее. Ничего обиднее для Ахсартаггата вы не придумаете.

Так и сделали Бората.

К этому времени Урызмаг, Хамыц и Сослан, печальные, возвращались домой. Три года искали они своего мальчика. Не было на земле такого уголка, в который не заглянули бы они. Хамыц и Сослан еще задержались в поисках, а Урызмаг уже приближался к своему селению. Вдруг до слуха его донесся свист стрел.

«Не напал ли кто на наш дом?» подумал Урызмаг и погнал быстрее своего коня.

Прискакал он и видит: на месте состязаний потешаются Бората над черепом.

- Что это вы делаете? Во что вы стреляете? - спросил их Урызмаг.

И они ответили ему;

- В собачий череп стреляем мы, но никак попасть не можем.

- Дайте-ка мне тоже выстрелить, - сказал им Урызмаг.

- Стреляй, стреляй, - ответили ему Бората. И взмолился тут Урызмаг:

- О, боже, если это череп нашего мальчика, то пусть, как только пошлю я стрелу, он сам очутится в моих объятьях.

Так и случилось. Как только спустил стрелу Урызмаг, соскочил череп с кола и очутился в руках Урызмага.

Через некоторое время Хамыц и Сослан тоже вернулись. Каково было им узнать от Урызмага обо всем этом! И стали они задумывать месть пострашнее.

Тут весь народ поднялся и стал просить у Ахсартаггата, чтобы помирились они с Бората. И даже девица из рода Ахсартаггата просила братьев своих помириться с Бората. Но не давали согласия на мир распаленные местью мужи Ахсартаггата. Хоть сейчас пошли бы они войной на Бората, но во много раз превосходили их числом Бората. И, поняв, что не управиться им с Бората без помощи со стороны, сели они на коней и проехали мимо дома Бората, плетьми подхлестывая коней. Поехали они просить войск у Кафтисар-Хиандон-алдара. Узнала об этом девица из рода Ахсартаггата, которая хотела мира с Бората, и прокляла именитых мужей Ахсартаггата за то, что отправились они за помощью к чужеземцу:

«Бог единый, равного которому нет, сделай так, если не хотят они мириться, чтобы на семь лет потеряли дар слова их красноречивые уста, чтоб на семь лет затупились бы их разящие мечи, чтоб семь лет не летели в цель их меткие стрелы, чтобы на семь лет в кляч обратились их быстроходные скакуны».

Вот прибыли Урызмаг, Хамыц и Сослан в дом Кафтисар-Хиандон-алдара. Вышел к ним алдар, рассказывают они ему о своем деле, а он ни слова не может понять - так стала косноязычна их речь.

И сказал алдар:

- Отведите в курятник этих гостей и там покормите. В скором времени в селении Кафтисар-Хиандон-алдара надо было примирить кровников.

- Вот если бы взялся стать посредником в этом деле человек с чужой земли, - говорили люди.

И тут вспомнили про гостей, которых алдар поселил в курятнике. Послали за Урызмагом, рассказали ему дело и просят его рассудить. Стал Урызмаг говорить, - ничего не могут понять судьи. Ну и отвели его обратно в курятник.

Когда в селении устроили скачки в память мертвого, опять вспомнили о гостях и послали к ним, чтобы пустили они на скачки лучшего из своих коней.

Выбрали Ахсартаггата знаменитого пегого коня Урызмага. Вот начались скачки, все кони успели прискакать, а урызмагов Пегий так отстал, что прибежал к цели только тогда, когда уже поминки закончились.

После скачек воздвигли на длинных, один над другим подвязанных шестах высокую цель, - черный кусочек войлока, крепко прибитый к самому верхнему шесту - кабах, и сказали, что тот, кто собьет эту мишень, получит богатый дар. Послали и к Ахсартаггата, чтобы они тоже приняли участие в состязании.

Несколько стрел послали Хамыц и Сослан, но все стрелы их летели в сторону.

Нужно было зарезать быка, и попросили меч у Сослана, но сколько ни старались, даже царапины не оставил меч Сослана на шее вола, и даже ни один волос не упал с его шеи.

После всего этого Кафтисар-Хиандон-алдар даже смотреть не захотел на Ахсартаггата.

Так прошло семь лет. Вышел однажды Сослан из курятника и начал он с горя точить свой меч, вместо воды слезами своими смачивал он брусок.

- Эх, эх, эх!.. Лучше бы совсем погубил нас бог, чем так жить. Неужели настолько мы обессилели, что не можем Хиандон-алдара наказать за его кичливость?

И с горя ударил он о камень свой меч, омытый горькими слезами. Пополам разлетелся вдруг камень, глубоко в землю ушел меч, и такие искры от него отлетели, что, когда падали они в лощины, где растут сухие травы, - загорались от искр те травы.

Обрадовался Сослан.

Опять надо было в селении помирить кровников, и снова тут обратились к Урызмагу:

- Может, ты что скажешь, старик?

Заговорил Урызмаг и так он сказал, что помирились кровники и никто ни одного слова не прибавил к словам Урызмага-

Опять устроены были скачки, выпустили Ахсартаггата на скачки пегого коня Урызмага, и еще и половины пути не прошли другие кони, а урызмагов Пегий уже был у цели. Когда же обгонял он чужих скакунов во время скачки, - кому хвост отрывал, а кому ухо.

Пригласили Ахсартаггата стрелять в такую же цель, что и раньше. Сел Сослан на коня, разогнав коня, прицелился и сбил мишень, которая казалась маленькой черной точкой в небе. Никто кроме него не смог сбить ее.

Случились тут поминки, и попросили у Сослана меч, чтобы зарезать вола. Приставили меч Сослана к горлу, и вмиг перерезано было горло вола. А тот, кто резал вола, даже поранил себе колени мечом Сослана.

И тут по всему миру разнеслась весть об Ахсартаггата:

- Это такие люди, что мужчине из их рода слова нельзя возразить, а коней их обскакать невозможно. И так владеют они оружием, что никому не под силу воевать с ними.

И тут алдар сам вышел к ним и сказал:

- Простите меня, гости, не знал я, какие вы люди. Расскажите мне теперь, откуда вы и чего вы ищете.

- Мы приехали к тебе просить войска, - ответили они, - но в пути нас проклял кто-то, и семь лет мы мучились околдованные,

И тогда ответил им алдар:

- Только тому могу я дать свое войско, кто точно угадает число моих воинов. Должны вы также знать, что тому из моих воинов, кто первый ударит в неприятельские ворота, вы должны подарить жену вашего старшего. А кто второй ударит в ворота, того должны вы одарить конем вашего старшего.

Приуныли сначала Ахсартаггата, а потом подумали и решили:

«Спросим-ка мы Шатану. Если она нам не поможет, то никто не поможет».

Вернулся Урызмаг в селение нартов, пошел он в свой дом и, сумрачный, сел в свое кресло. Подошла к нему Шатана и спросила:

- Что с тобой, старик?

- Да уж куда хуже? Войско-то мы нашли, да тому из воинов, кто первый ударит в ворота Бората, должен я тебя подарить, а тому, кто следом за ним прискачет, должен я отдать своего коня. Испытывали мы наших коней, и есть у воинов алдара три коня, которых мой конь не может догнать. Да что мне конь, разве о коне я беспокоюсь?

- А ты ни о чем не беспокойся, старик, на меня понадейся, - ответила ему Шатана.

- Да ведь это еще не все. Кафтисар-Хиандон-алдар так сказал: «Если не угадаете вы числа моих воинов, то не дам я вам своего войска».

- Об этом тоже не беспокойся, - утешила его Шатана. - Ляг, отдохни, а утром узнаешь.

Лег Урызмаг, а Шатана взялась за шитье. Скроила она шаровары - о трех штанинах были эти шаровары. Сшила она их, и когда стало рассветать, повесила их на стене башни Ахсартаггата. Утром шел мимо башни Сырдон, взглянул на эти шаровары и, даже он, как чорт хитрый, а и то удивился и говорит:

- Вот так чудеса! Сто раз по сто в войске Бората, вдвое больше войск у Ахсартаггата. Есть в их войске одноглазые, есть безрукие, есть и одноногие, но ни одного трехногого я не видел. Зачем же Шатане эти шаровары о трех штанинах?

А Шатана спряталась и подслушала слова Сырдона. Так выведала она число войска, которое придет на помощь Ахсартаггата, и сказала об этом Урызмагу.

Вернулся Урызмаг к Хиандон-алдару и назвал ему число его воинов. И сказал тогда Хиандон-алдар:

- Садитесь теперь на коней и, не оглядываясь, скачите вперед. После того, как вы оглянетесь, сверх тех войск, которые поскачут за вами, больше ни одного воина вы не получите.

Сели на коней своих Урызмаг, Хамыц и Сослан и поскакали. Долго ли, коротко ли скакали они, но не выдержал Урызмаг и оглянулся, чтобы посмотреть, не обманул ли их Хиандон-алдар. Оглянулся он и видит: вся равнина позади их почернела от войск.

- Зачем же ты оглянулся? - спросил его один из воинов Хиандон-алдара.

Сдержал Хиандон-алдар свое слово. Как только Урызмаг оглянулся, закрылись двери той башни, откуда выходили войска.

- С нас довольно и тех, что вышли уже в поле, - ответил Урызмаг.

Вот приблизились они к родовому хадзару Бората. Один из всадников разгорячил коня и уже меч обнажил, чтобы первым ударить в ворота Бората. Но тут Шатана взмолилась:

- О, боже, сделай так, чтобы первые три всадника споткнулись, но чтобы не покалечили себя, - и пусть Урызмаг их опередит.

Сказала так Шатана, и сразу же споткнулись кони первых трех всадников. Урызмаг первым подскакал к воротам Бората, со всей своей силы ударил, - и открылись ворота. Все до одного мужчины Бората были истреблены, только детей и женщин пощадили Ахсартаггата.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com