Мифологическая энциклопедияЭнциклопедия
Мифологическая библиотекаБиблиотека
СказкиСказки
Ссылки на мифологические сайтСсылки
Карта сайтаКарта сайта





Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вступительная статья. Героический эпос осетинского народа

В богатом и разнообразном устном творчестве осетинского народа центральное, самое почетное место занимают нартские сказания. В них яркое выражение получили лучшие думы и чувства, мечты и чаяния осетинского народа в прошлом. Нартский эпос, зародившись в глубокой древности, формировался на протяжении жизни многих поколений. В осетинском народе никогда не угасали искры народного творчества. Он, бережно храня свои драгоценные сказания о нартах, передавал их из поколения в поколение и пронес их через века.

Народные певцы, как Бибо Дзугутов, Дзарах Саулаев и многие другие, пели на память десятки и сотни песен и сказаний из героического нартского эпоса. Эти чудесные песни звучали в горных ущельях и в широких долинах, в бедных саклях и на шумных нихасах, призывая народ к борьбе с угнетателями.

В условиях, когда у осетин еще не было письменности, народные певцы-сказители оказывали могущественное влияние на слушателей. Такие певцы проживали в каждом осетинском селении. Наиболее выдающиеся из них были известны не только в своем селении, но и по всей Осетин, а часто и за ее пределами. Так, например, знаменитого Бибо Дзугутова знали не только в Осетии, но и в Кабарде.

Устная поэзия осетинского трудового народа явилась родоначальницей осетинской книжной литературы. Мотивами народного творчества вдохновлялся великий осетинский народный поэт Коста Хетагуров, который первый обратил серьезное внимание на осетинский фольклор и ввел его в осетинскую художественную литературу.

Образ осетинского народного сказителя-певца с замечательным мастерством обрисован поэтом в его знаменитом произведении "Кубады":

Страной родною 
И Кабардою 
С фандыром шел он 
В Калаке с пылом 
За песни пил он 
В кругу веселом. 

Конца чудесным 
Сказаньям, песням 
Не знал Кубады. 
Ему, внимая, 
Смеясь, рыдая, 
Все были рады. 

Топтать дороги 
Не бросят ноги, 
Не смолкнет пенье... 
Вот видим снова 
Певца слепого 
В родном селенье. 

В жару; в бураны 
Он в шубе рваной 
Свой путь свершает. 
Дрожат колени... 
Но кто в селеньи 
Певца не знает? 

(Перевод с осетинского Панченко) 

Высоко ценя нартский эпос, Коста Хетагуров в одном из стихотворений пишет:

Если б, как нарты, я пел вдохновенно, 
Если б фандыр мой и в небе звучал - 
Все бы созвал я народы вселенной 
И о страданьях своих рассказал. 

(Перевод с осетинского Олендера)

Коста в лучших своих произведениях отразил всю прелесть народного творчества, украсил блеском своего таланта замечательные народные сказания и песни.

Многовековая история, быт и психология осетинского народа получили яркое и глубокое отражение в нартском эпосе. Сказания о нартах - это своего рода энциклопедия жизни осетинского народа.

"Подлинную историю трудового народа, - говорит М. Горький, - нельзя знать, не зная устного народного творчества, которое непрерывно и определенно влияло на создание таких крупнейших произведений книжной литературы, как, например, "Фауст", "Приключения барона Мюнхгаузена", "Пантагрюэль и Гаргантюа", "Тиль Уленшпигель" де-Костера, "Освобожденный Прометей" Шелли и многие другие. От глубокой древности фольклор неотступно и своеобразно сопутствует истории". (М. Горький. Доклад на Первом всесоюзном съезде советских писателей.)

Нартские сказания, несомненно, зародились в условиях родового строя. Нартское общество состоит из нескольких родов. Среди них особо выделяются три главных рода: Ахсартаггата, Бората и Алагата.

Основные сказания о нартах рисуют черты весьма древних общественных отношений, свойственных раннему патриархату с яркими пережитками матриархата. Эти пережитки наиболее ярко сохранились в первых двух циклах: "Уархаг и его сыновья" и "Шатана и Урызмаг". В сказаниях о Шатане наиболее заметное отражение получили древние формы брачных отношений, свойственных материнско-родовой организации. Шатана жила в своем роде, была замужем за своим братом Урызмагом, в общественной жизни нартов она играла выдающуюся роль.

Все эти черты, несомненно, являясь пережитками матриархата, свидетельствуют о том, что формирование нартского эпоса началось еще в глубокой древности - в эпоху материнско-родовой организации.

Однако, эпос, создававшийся в течение тысячелетий, не мог не отразить черт последующих общественно-экономических формаций. Сказания, не теряя своей жизненности, на протяжении многих веков развивались, обогащались новым содержанием. Поэтому вполне понятно, что ряд сказаний отражает черты зарождавшегося у осетин феодализма, борьбу нартов с алдарами, князьями.

В соответствии с этим, если в первых наиболее древних сказаниях речь идет преимущественно об охоте, как основном занятии нартов, то в последующих сказаниях все чаще упоминается о довольно развитом скотоводстве, земледелии, садоводстве, кузнечном ремесле и о появлении водяной мельницы.

В сказаниях о Сослане и Батрадзе нарты выступают не только как охотники, но и как скотоводы и земледельцы.

В сказании "Чем небожители одарили Сослана" рассказывается о том, как нартский народ в лице Сослана получил от покровителя мужчин Уастырджи булатный меч; от покровителя зверей Афсати - обещание удачи в охоте; от покровителя домашнего скота Фалвара - обещание оберегать стада нартов от хищных зверей; от небесного кузнеца Курдалагона - железную соху; от покровителя урожаев Уацилла нарты получили хлебные зерна и обещание богатых урожаев; от повелителя ветров Галагона - обещание ветра в осеннюю пору, когда нарты веют хлеб, и от повелителя вод Донбеттыра - разрешение строить мельницы на быстротекущих реках. Но описание материальных условий жизни нартов было бы неполным, если бы мы не упомянули о том, какое высокое развитие у них получило садоводство, домашнее хозяйство - рукоделие, приготовление пива и других напитков, изготовление металлического оружия и его закалка, строительство чудных оригинальных башен-домов, изготовление музыкального инструмента.

Яркими красками описывается в одном из сказаний нартский сад: "Яблоня росла в саду нартов, небесной лазурью сияли цветы ее, но за день только одно яблоко созревало на ней. Золотое было то яблоко и подобно огню сверкало оно. Живительной силой обладало то яблоко, исцеляло оно людей от всякой болезни и любые раны залечивало, но только от смерти не спасало". Не менее красочно описывается дом Донбеттыров: "Стены дома из перламутра, полы из голубого хрусталя, и утренняя звезда светит с потолка".

* * *

Нартские сказания в прошлом для осетин играли огромную воспитательную и организующую роль. Они в глазах осетин являются носителем чего-то героического, сильного, красивого, благородного и необыкновенного. Поэтому выдающиеся и благородные действия и поступки отдельных людей осетины до сих пор нередко называют нартскими.

Нартский эпос дошел до нас в виде отдельных сказаний, которые группируются вокруг нескольких героев, связанных между собою родственными отношениями и представляющих родовые группы. Это дает возможность свести сказания к семи главным циклам: Уархаг и его сыновья; Шатана и Урызмаг; Сослан; Сырдон; Хамыц и Батрадз; Ацамаз; Гибель нартов. Кроме этих основных циклов имеется еще значительное количество малых циклов с самостоятельными героями. При этом следует заметить, что в нартском эпосе каждое отдельное сказание представляет собою самостоятельное художественное произведение.

Каждый из главных героев эпоса наделен особыми, только ему одному присущими, чертами. Несмотря на мифологические условности, образы Урызмага, Шатаны, Сослана, Сырдона, Хамыца, Батрадза и Ацамаза отличаются исключительной художественной правдивостью. И это неслучайно, так как "наиболее глубокие и яркие, художественно совершенные типы героев созданы фольклором, устным творчеством трудового народа". (М. Горький.)

Урызмаг - славнейший и мудрейший из нартов. Он щедрый старец, его слово высоко ценится в народе, он в час грозной опасности, наравне с молодыми, беспощадно громит врага.

Шатана - мудрейшая из женщин. В сказании о ней говорится: "И была она так мудра и красива, что от света лица ее темная ночь превращалась в день, а слова, сказанные ею, были прямее солнечных лучей и острее меча". Шатана - нартская хозяйка, мать народа, ее щедрые руки - символ изобилия и хлебосольства, ее глубокий ум в трудные дни спасает нартов, без ее руководящего совета и участия не проходит ни одно важное мероприятие у нартов. Наконец, эпос наделяет Шатану чудесным даром вызывать снег и дождь, понимать язык птиц и видеть в своем "небесном зеркале" все то, что происходит на земле.

Сослан - отважный борец против внешних врагов народа, он закален небесным кузнецом Курдалагоном в молоке волчицы и обладает огромной силой, но там, где ему не хватает физической силы, он побеждает врага умом, военной смекалкой, хитростью.

Особенной любовью и уважением осетинского народа пользуется стальногрудый Батрадз, который, разгромив земных врагов нартов, вступил в смертельную борьбу с небесными силами, богами. Бесстрашие, мужество, беспредельная честность и благородство являются отличительными чертами этого наиболее популярного в народе героя.

С большой искренностью и теплотой рисуются в эпосе обаятельные образы близнецов Ахсара и Ахсартага: "высокостройные и широкоплечие, искроглазые и белокурые - братья были так похожи друг на друга, что только боги да мать-земля могли различить их". Сказание, отвечая на вопрос, почему они были названы Ахсар и Ахсартаг, поясняет: "Про отважного говорят: ахсар. Таким был первый брат. И так его назвали - Ахсар. Но еще отважнее был второй брат, и назвали его - Ахсартаг, что значит отважнейший".

В лице Ацамаза в эпосе дается образ сладкозвучного певца и музыканта, играющего на вечной золотой свирели. Сказание об Ацамазе, богатое своеобразной красотой, по теме - оживление природы - перекликается с греческими легендами об Орфее,

Далее уже идут более противоречивые по своему характеру герои. К ним, в первую очередь, относится стальноусый Хамыц, которого нарты почитали за подвиги, но многие не любили его за мстительность и хвастовство, за то, что он, являясь обладателем чудодейственного зуба Аркыза, нередко соблазнял женщин. "Стоило любой женщине, - говорится в сказании, - увидеть этот зуб, как не могла она уже отказать Хамыцу. Поэтому многие были в обиде на Хамыца".

Сырдон - "коварство неба и хитрость земли". Он является воплощением язвительного юмора и непревзойденной находчивости Сырдон часто вносит в среду нартов раздор и вражду, но в нужный момент сам же выручает их. В сказании о нем говорится, что "хоть частенько не ладили нарты с Сырдоном, все же они крепко любили его".

Однако в нартском эпосе основным героем является народ - "нарты адам", т. е. нартский народ. В сказаниях о нартах мы видим изображение не только отдельных героев-нартов, но и всей народной жизни во всей ее полноте и многообразии; многовековая борьба народа с врагами за лучшую, счастливую жизнь в сказаниях рисуется яркими красками.

Нартские сказания пронизаны глубоким реализмом и духом демократизма. Образы, быт, мировоззрение народа показаны в эпосе с исключительной жизненностью и художественной правдивостью.

Герои эпоса по происхождению, по образу жизни и своим действиям очень близки к человеку, несмотря на то, что они носят мифический характер. Все герои-нарты, являясь Как бы выходцами из народа, никогда не теряют связи с ним. Героическая деятельность каждого из них направлена на благо родины и народа; каждый из героев стремится прославить свой народ. Ни у кого из нартских героев нет и тени стремления стать над народом, подчинить его себе. Они все делают для народа и во имя народа. Нарты храбро борются с врагами-насильниками, с небожителями-богами, предпочитая смерть порабощению. Даже оружие нартов беспрестанно жаждет боя с врагами народа.

Небожитель Сафа, характеризуя нартов, говорит: "Ничего в мире они не боятся и в жажде боя горят синим огнем".

"Стальной клинок меча моего, - рассказывает нарт Кандз своему сыну, - в жажде боя изогнулся и острием вонзился в рукоять и синее пламя испускает; лук мой железными цепями к железным столбам прикован и в жажде боя испускает красное пламя".

Ни перед кем нарты не хотели склонять свои головы, даже перед богом. Они говорили: "Двери устраиваем мы высокие, иначе, переступая порог, пришлось бы наклонять голову и бог подумал бы, что мы ему кланяемся".

Богоборческие мотивы в нартском эпосе выступают неоднократно. Наиболее ярко они выражены в сказаниях о Батрадзе и "Гибели нартов". Здесь, несомненно, как правильно утверждает профессор В. И. Абаев, отразилась борьба древних людей с грубыми силами природы и желание подчинить их себе.

Красной нитью проходит через весь нартский эпос борьба нартов с внешними врагами, великанами-циклопами, которых народ рисует в самых мрачных красках. В стихотворении "Пастух" Коста Хетагуров так рисует внешний облик циклопа:

У циклопа блещет злобой 
Круглый глаз со лба, 
Как амбар - его утроба, 
Как совок - губа. 

(Перевод с осетинского Иринина)

Эти великаны, обладая огромной силой, стремились поработить нартов. Но нарты, благодаря своей безграничной храбрости, мудрости, всегда побеждали насильников. Интересно отметить, что в нартском эпосе нет прославления грубой примитивной силы. Герои-нарты, как выше указывалось, побеждают врагов, насильников не только силой, но и смекалкой, ловкостью и хитростью. В сказании об одноглазом уаиге "наилучшему из мужчин Урызмагу", попавшему в руки коварного великана-циклопа, угрожала смертельная опасность. Однако, старый Урызмаг не растерялся, он, терпеливо, искусно пользуясь военной хитростью, проявляя смелость и смекалку, одерживает окончательную победу над сильным и злобным врагом.

В другом сказании "Последний поход Урызмага" в победе над врагом исключительную роль сыграла также военная хитрость Урызмага и мудрость Шатаны. Краткое содержание этого сказания таково: Урызмаг совсем состарился, надломились его силы. Но перед своей смертью он решил совершить последний подвиг. Благодаря своим хитро замаскированным действиям он попадает в плен к врагу нартов - алдару Черноморскому. Последний, заковав ноги Урызмага в тяжелые колодки, заточил его в башню. Через некоторое время Урызмаг предложил алдару выкуп за себя. Алдар согласился. Тогда Урызмаг попросил: "Дай мне двух мужчин, черноволосого и русоволосого, которые передали бы мое слово нартам и указали бы им дорогу сюда". Привели Урызмагу двух мужчин, и он сказал им: "Когда приедете, скажите нартам, что попал Урызмаг в плен к алдару Черноморскому И просит прислать за него выкуп: сто раз сто однорогих быков, сто раз сто двурогих, сто раз сто трехрогих, сто раз сто четверорогих, сто раз сто пятирогих. Пусть одного черного и одного бурого быка погонят нарты впереди стада. Эти два быка укажут им сюда самый верный путь. Если же заупрямятся эти быки, пусть отрубят голову черному быку и голову его повесят бурому быку на шею и тогда он приведет их сюда".

Люди алдара передали нартам просьбу Урызмага. Нарты долго обсуждали послание Урызмага, пытаясь разгадать его, но не могли. Тогда они обратились к Шатане. Та, быстро разгадав смысл послания Урызмага, смеясь объяснила нартам: "Ну, вижу я, без этого старика вы все пропадете. Он вас зовет туда и указывает, какое войско нужно вам снарядить. Быки однорогие - пешее войско, быки двурогие - конница, быки трехрогие - копьеносцы, четверорогие - кольчужники, а пятирогие быки - это войска, всеми видами оружия снаряженные".

Остальные слова Урызмага Шатана объяснила так: "Когда выступите в поход, то заставьте тех, кто прислан сюда гонцами, указывать вам путь в страну алдара Черноморского. А если будут они сбивать вас с пути, то отрубите голову черноволосому и повесьте ее на шею русому и тот приведет вас куда нужно".

Нарты, полностью выполнив послание Урызмага, наголову разбили вражеские войска, а самого алдара Урызмаг сбросил с вершины башни.

В борьбе с врагом и Сослан нередко прибегает к приемам хитрости и смекалке; там, где ему нехватает физической силы, он пользуется хитростью. В одном из наиболее популярных сказаний "Сослан и сыновья Тара" Сослан, пользуясь приемами хитрости, победив великана. Мукара, обращается к последнему: "Разве ты не знаешь, что я нарт Сослан? Сила у меня небольшая. Ведь сильнее тебя никого нет на земле! Но умом я так крепок, что схоронил тебя под камнями и льдом".

Искроглазый Сослан, действуя силой и умом, сокрушает вражескую крепость, наносит смертельные удары внешним врагам нартов, одерживает решительную победу над тремя богатырями. Он беспощаден ко всем врагам нартов. "Я не был бы нартом, - говорил Сослан, - если бы предпочел пир сражениям". Но вместе с тем, у героя высоко развито чувство общественной солидарности и товарищества. При осаде крепости Хиза пал смертью храбрых юный друг Сослана. И вот для того, чтобы оживить, спасти товарища, герой на руках несет его далеко, "через семь рек". В другой раз, торопясь на помощь к матери своей, попавшей в руки врагов, он, встретив голодного человека, задерживается, кормит его и, тем самым, спасает его от верной смерти. На этом же пути он возвращает бедной вдове сына, вырвав его из когтей орла.

В сказании "Сослан в Стране Мертвых" Сослан, увидев разутых и раздетых детей, не удержался, спрыгнул с коня, поправил одежду на детях и, обласкав их, отправился дальше.

Все это характеризует Сослана, как героя большого ума и сердца.

Нарт Батрадз, как уже указывалось выше, является олицетворением могучей силы, беспредельной честности и храбрости.

Однако, в нужный момент он действует, как искусный полководец. Он говорит:

"Если хочешь победить врага, разъедини его, уничтожь его сплоченность, разбей его силу на части и добьешься над ним победы".

Батрадз с юношеских лет ведет открытую и беспощадную борьбу с насильниками и врагами народа, он питает к ним неукротимую ненависть. Батрадз с титанической силой обрушивается на завоевателей родной земли, чинящих насилие над его народом и разоряющих хозяйство страны. Он органически связан с людьми нартской земли и, опираясь на них, творит чудеса героизма.

Сын кривого великана Афсарона, по имени Алаф, пользуясь отсутствием виднейших нартов - Урызмага, Сослана, Батрадза и других, во время симда (танца) безнаказанно издевался и калечил многих нартов. Стальной Батрадз, увидев с высокой горы творимые великаном насилия, спустился с горы и в ярости оторвал у него сперва ногу, а потом руку. Покалеченный насильник, обливаясь кровью, кое-как дополз домой. В другой раз Батрадз спасает Урызмага и Хамыца от смертельной опасности.

А вот еще случай: в горах нартов появился пестробородый великан, который не позволял им выгонять свой скот на пастбища и даже выходить из домов. Долго нарты искали защитника, который бы спас их от великана. И таким защитником оказался отважный Батрадз, который отрубил насильнику голову. В сказании о том, как Батрадз убил Тыхыфырта, говорится, что когда виднейшие нарты находились в долгом походе, Тыхыфырт прислал в Страну Нартов сказать: "Предки ваши платили моим предкам дань девушками... Если вышлете мне девушек, хорошо; не вышлете, пойду на вас войной". Страну некому было защитить, и враг силой забрал красивейших невесток и девушек нартов. Видя это, мудрая Шатана говорит ястребу: "Лети скорее к Батрадзу и скажи ему: если стоишь - больше не садись; если сидишь - сразу вставай и явись в свое селение, потому что погибель пришла нартам".

Батрадз, узнав, в какую беду попала Страна Нартов, немедленно выступил в поход. На берегу фурда он сразился с великаном-насильником и, победив его, освободил из неволи нартских женщин.

Он возвращает мир и покой родной стране.

Яростную борьбу ведет Батрадз против алдаров. Он сокрушает твердыню алдара Хиза. Находясь у другого алдара в работниках, Батрадз отбирает у последнего чужим трудом нажитое добро.

Большой интерес представляет сказание о том, как женился Батрадз. Виднейшие нарты собрались на Черной горе и устроили там величественный симд. Пляшут они так, что горы осыпаются, деревья в дремучих лесах раскалываются, а земля под ними содрогается. Почему пляшут нарты? "Сияние неба и великолепие земли - единственная сестра семи братьев, всесветная красавица Акола... живет меж семью дорогами в железной башне". Отважные нарты, соревнуясь меж собой, хотят понравиться красавице. Тщетны желания героев: один за другим получают они отказ от гордой красавицы. Последним обратился к ней булатногрудый Батрадз. Красавица признает, что нет среди нартов равного ему. Она согласна выйти за него замуж, если он освободит своего деда Уона, который долгое время находится в плену у чудовища Кандзаргаса. Герой немедленно пускается в путь. Преодолевая целый ряд препятствий, Батрадз убивает Кандзаргаса, освобождает деда Уона и двух красавиц - дочь Солнца Хорческу и дочь Луны Мысырхан. Выйдя победителем из всех испытаний, Батрадз женится на красавице Акола, а двух освобожденных девушек дает в жены: одну своему деду Уону, другую своему отцу Хамыцу.

В этом сказании в поступках красавицы Аколы мы, несомненно, имеем отзвук матриархата, когда женщина, занимая высокое положение, не только свободно выбирала себе мужа, но и могла ставить определенные условия перед мужчиной.

В сказаниях "Как Батрадз отомстил за смерть отца" и "Смерть Батрадза" четкое выражение получили богоборческие мотивы. Убийство Хамыца произошло в отсутствие Батрадза. "Узнав печальную весть, оперся на свое копье и заплакал сын Хамыца. - Навсегда разрушился очаг мой, неожиданно огонь задуло в нем. - И после того, как плачем развязал Батрадз узел горя в своем сердце, поехал он домой". Батрадз через Шатану узнает, что по наущению небожителей - зэдов и дуагов - Сайнаг-алдар при помощи Бурафарныга Борати убил его отца Хамыца. Месть героя была жестока и беспощадна. Он сурово расправился с насильниками и убийцами. Яростную борьбу повел Батрадз и против небесных сил - зэдов и дуагов, многим из них он отрубил руки и крылья, мало кто из них избежал кровавой мести. С тех пор он систематически преследует небожителей и при каждом удобном случае уничтожает их. Когда уцелевшие зэды и дуаги обратились к богу с жалобой на Батрадза, то бог сказал им: "Не знаю я, как вам помочь... Помимо моей воли появился он на свет, и нет в моих руках погибели для него".

Нартские сказания от начала до конца проникнуты оптимизмом и юмором. Основным носителем этого юмора является Сырдон, который, как говорится в эпосе, знал все, что было и что будет. Он всегда действует острым, подчас злым языком, вносящим раздор и вражду в окружающую среду. В минуту опасности Сырдон мастерски пользуется своим оружием - ловкостью и острым языком.

В сказании о том, как нарты отправились в поход, острое слово и хитрость Сырдона спасают виднейших нартов от смертельной опасности. А в другом случае Сырдон, ловко обманув великанов, забирает их сокровища.

Если крупных сказаний, в которых Сырдон играл бы главную роль, мало, то почти нет ни одного значительного сказания, где разнообразные злые шутки, находчивость и смекалка Сырдона не играли бы значительной роли в судьбе того или иного героя эпоса.

Однако, юмор свойственен не только одному Сырдону, он присущ также и другим героям эпоса.

Интересно отметить, что в нартском эпосе действующими лицами являются не только люди, но и кони, собаки, птицы, причем первая лошадь и первая собака на земле рождаются, по одному из вариантов сказаний, от одной матери. В сказании говорится: "Вот Урызмаг дошел до склепа. Открыл дверь, вошел внутрь и вывел оттуда самого старшего из коней мира - Арфана, самую старшую из собак мира - Силам... Конь тот, Арфан, оказался таким, что он скакал между небом и облаками, собака та, Силам, была такой, что не давала пролететь даже птице над Страной Нартов".

Нартские кони в эпосе играют исключительно большую роль; они сильны и выносливы, решают подчас исход как тяжелого похода, так и жаркой битвы. Народ любовно наделил их в сказаниях даром речи и мудростью, они - драгоценные сокровища в нартском обществе, они верные друзья героя и в горе и в радости. Нарты говорили: «Что будем делать мы, если падут наши кони? Ведь человек без коня, все равно, что птица без крыльев».

Стальногрудый Батрадз перед походом против семиглавого чудовища Кандзаргаса, поработившего деда героя, ищет для себя достойного коня. По совету Шатаны, Батрадз отправился в дремучий лес и сел на ветви самого высокого дерева, находившегося у тропы. Когда ночью белый конь вышел пастись, Батрадз сбросился на него с ветви дерева и уселся на нем. Конь понес его по поляне. Батрадз схватил его за шею и сперва надел на него уздечку, а затем мгновенно оседлал его. Гордый конь подбросился ввысь и взыграл меж облаками и деревьями дремучего леса. Батрадз ему нанес три таких удара, что от его боков отскочили арчихорта (Кусок кожи, из которого выходит пара обуви - арчи), затем он взнуздал его и пустился в путь. В одно время конь обратился к Батрадзу:

«- Хотел бы я знать, куда мы едем сейчас?»

«Семиглавый уаиг Кандзаргас за горы унес одного из предков наших. Вот и еду я его теперь спасать».

«Нет, не удастся это тебе, - сказал конь. - Немало твой отец потрудился, чтобы добраться до этого чудовища, но ничего у него не вышло... Две горы преграждают путь. Эти горы с яростью, как два драчливых барана, все время сталкиваются друг с другом и тут же снова расходятся. И вот, если в тот краткий миг, когда они разбегутся, нанесешь ты мне три удара, подобных тем, которые нанес, когда укрощал меня..., то тут мы проскочим, иначе погибнем».

Батрадз, точно выполнив совет своего коня, благополучно проскочил опасное место.

Искроглазый Сослан, так же как и Батрадз, беседует и советуется со своим конем.

В сказаниях об Ацамазе и Нашран-алдаре, нарт Ацамаз, укротив могучего коня своего отца, ведет с последним оживленный разговор.

Из птиц у нартов постоянными вестниками являются ласточка и ястреб. Шатана часто посылает ястреба с важными известиями и просьбами.

Нартский эпос повествует о том, что могучий Сослан, пораженный Балсаговым Колесом, лежал одинокий, истекая кровью. Звери сбежались взглянуть на умирающего героя. Сослан, чувствуя приближение смерти, каждому из них предлагает отведать его мяса или крови. Одни, как, например, лиса, ворона, соглашались, другие - как волк, медведь, отказывались. Сослан одних проклял, а других благословил. Ласточка же явилась вестником о смерти Сослана. Она прилетела в Страну Нартов и сообщила: «Вашему Сослану Колесо Балсага на Зилахарском поле отрезало колени. Умирает там Сослан, и некому закрыть ему глаза».

Ласточка у нартов являлась постоянным вестником между небом и землей, между богом и нартами.

В нартских сказаниях яркое отражение получили моральные качества, которыми обладали или которые считали для себя обязательными сами создатели эпоса: правдивость, честность, чувство собственного достоинства, смелость и любовь к свободе. В одном из лучших сказаний эпоса «Собрание нартов» кратко, но строго и выразительно излагаются нормы поведения нартов. Держа совет о судьбах своего народа, именитые нарты говорили: «Нарты только до тех пор были настоящими нартами, пока небо не смело греметь над их головой, когда умели они умирать за свой народ, когда каждый умел сдерживать свои страсти. Нарты тогда были настоящими нартами, когда из уст нартского человека выходила одна лишь правда. Наш народ только тогда может называться по-настоящему народом, когда гордо держит он голову и ни перед кем ее не клонит». И далее: «Соседние народы только до тех пор завидовали нартам, слава о нартах только до тех пор разносилась по всему миру, пока воздержаны они были в еде и меру в ронге знали... » Продолжая держать совет, нарты говорили: «Только до той поры народ наш может называться нартским народом, пока младшие будут уважать старшего, пока все мы будем прислушиваться к словам друг друга... » И старейшие нарты, держа совет о том, кто же из молодых нартов является носителем лучших человеческих качеств, признали, что таким является Батрадз, который обладает наибольшей мудростью, отвагой и благородством, наиболее воздержан в пище и питье и показал большое благородство, уважение и честность в отношении женщин.

Уважение к женщинам - характерная черта почти всех нартов. Всеобщим уважением и почетом пользуется мудрая Шатана. Не меньшей заботой и вниманием окружены и остальные героини эпоса: умная Бедоха, в уста которой творцы эпоса вложили свои философские взгляды, красавицы Дзерасса и Агунда, самостоятельная и острая на язык Акола и многие другие.

У нартов роль женщины в деле воспитания молодежи исключительно велика. Нартские женщины, отправляя своих сыновей в походы, говорят им: «Без победы лучше не возвращайтесь». Когда мать Тотрадза узнала о гибели своего сына, она сказала нартам: «Если сын мой сражен ударом в грудь, то принесите его ко мне, чтобы насытилась я плачем над ним, и похороним его на нашем родовом кладбище. Если же в спину нанесен ему смертельный удар, то на свалку выкиньте его, недостоин он, чтобы с почетом хоронили его на кладбище. Не место там трусу, сраженному во время бегства».

Жена Сослана в ответ на упрек нарта Айсана, которого она не приветствовала вставанием, говорит: «С чего я буду вставать перед тобой, солнце мое? Разве вижу я перед собой того, кто прогнал агуров с нартской земли?»

Услышав эту насмешку, «обозлился Айсана, вскочил на коня своего и око еще не мигнуло, а он уже напал на войско агуров... Стал он их истреблять и столько крови пролил, что бурный поток ее устремился на тех агуров, кто остался в живых и смыл их прочь с нартской земли. Истребил Айсана войско агуров, спас он селение нартов».

Описание женской красоты в эпосе достигает высокой выразительности и образности.

О красоте Дзерассы в эпосе говорится: «Лежит в постели девушка, волнами падают на пол ее золотые волосы. Солнце смеется на ее лице, луны блестят на ее груди».

«Сияние неба и краса земли... всесветная красавица», так говорится в эпосе об Аколе, ставшей женой Батрадза. А вот описание красоты Агунды:

«... До самых пят падала тяжелая шелковая коса Агунды, ясному дню после дождя подобен был взгляд ее черных глаз... хватка у нее была спорая и быстрая, подобно лебедю плывущему шла она... рано утром за водой, плавно колебля гибкий стан, и месяц светил в ее медном кувшине, и яркое солнце сияло на лице ее».

Художественными особенностями нартского эпоса являются: монументальность образов, краткость и глубина характеристик, простота и строгость изложения, наличие ярких моментов драматизма и юмора.

По своему сюжетному разнообразию, по богатству мотивов и выразительности художественных средств нартские сказания могут быть поставлены в один ряд с лучшими образцами мирового эпического творчества.

Нарты были свободолюбивы, жизнерадостны. Они высоко ценили жизнь и в нужную минуту бесстрашно умирали за нее. После жаркой битвы они целиком отдавались пиршествам, величественным пляскам, соревнованию в стрельбе из лука, в метании камня, в остроумии.

Сочетание беспредельной храбрости в бою с особой любовью нартов к искусству - музыке, песням и пляскам составляет одну из характерных особенностей нартского эпоса. Сослан отличался в пляске таким искусством, что ему ставили на голову чашу, полную ронгом, и он в таком виде плясал на краях фынга, уставленного яствами и напитками, не задев их ногой и не пролив ни капли ронга, или вертелся на остриях мечей, как мельничное колесо. Любил Сослан и музыку. Он так хорошо играл на многострунном фандыре, что «на звуки его фандыра слетелись птицы и сбежались звери. Закачались в лад с песней высокие стены замка, и горы стали подпевать Сослану». В другом сказании говорится о том, что «нарты пели громовые песни, которые до неба доходили». По обычаю, нарты поют даже перед смертью. Но лучшим певцом-музыкантом у нартов считается удалой Ацамаз. Своими чудными песнями Ацамаз оживляет природу, приводит в движение горы и леса, зачаровывает диких зверей и птиц, которые в лад с песней начинают плясать.

«Взошел на Черную гору удалец Ацамаз, забрался на самый Высокий утес, приложил он свирель к губам и заиграл. И под чистые звуки его золотой свирели, по-бычьи взревев, закинув ветвистые головы, рогатые олени пустились в дробный пляс. И в глубине дремучего леса пугливые серны, подпрыгивая выше деревьев, начали свою легкую пляску. С крутых черных скал Черной горы сбежали черные козлы, стремительный симд завели они с круторогими турами - чудеса проворства показали они в этой пляске. Взбежали на обрывы пугливые лани и козули, смотрят они вниз в долины, где начались грозные игры... Не утерпели зайцы и лисицы, наперегонки погнались они друг за другом по гладкой равнине, и все дикие звери... стадами потекли по широким лугам.

Старается, играет удалой Ацамаз, и до каждого сердца долетает золотой голос свирели его. В высоких южных горах разбудила она чернобурых медведей в их теплых берлогах. Ворча и рыча, проснулись они, оставили берлоги свои и в тайной глубине дремучего леса начали свой грузный симд. И вот на бурых полях раскрыли свои лепестки самые красивые цветы земли. Изголодавшиеся пчелы и беспечные бабочки полетели с одного сладкого цветка на другой, и жужжание поднялось над полями. Громко запели лесные птицы, на разные голоса вторят они из глубины лесов Ацамазу. Серые дрофы и черные аисты вышли на широкую Гумскую равнину и завели такую пляску, что весь мир с восхищением глядит на них.

Но вот облака и тучи волнистыми грядами потянулись над землей и пролили они теплые слезы, увлажняя землю на опушках дремучих лесов. Гром прокатился над землей! Каждая былинка, ликуя, охорашивается под дождем. А волшебные пальцы Ацамаза еще быстрее забегали по свирели, и зеленые волны прокатились по вершинам дремучих лесов... Ни травинки не было на скалистых склонах, но вот зеленым шелком оделись они. И стали тут горы громовыми голосами вторить свирели Ацамаза. В пляс пошли Черная гора с Белой горой, и потрескалась Черная гора, и белым песком растеклась Белая гора.

Еще слаще заиграл маленький Ацамаз, - все в мире пробудилось. Таять начали вечные ледники, с громовым шумом устремились вниз по своим тесным ущельям на широту равнин. И весь мир весело оглядело весеннее солнце красивым глазом своим. Вышли люди из жилищ, и каждый во всю ширь груди вдохнул животворящий воздух и сладко потянулся. Все восемь ладов свирели Ацамаза на восемь языков заговорили, еще чудеснее запели над миром, и вот раздвинулся сплошной скалистый отвес Черной горы, дверь там открылась узкая, как щель, выглянула Агунда-красавица... Дошла до сердца ее песня удальца Ацамаза».

Большой интерес представляет сказание о происхождении фандыра - осетинского народного музыкального инструмента. В этом сказании говорится, что первый фандыр был сделан Сырдоном в час скорби, когда он увидел останки своих сыновей, убитых из мести Хамыцем. Сырдон взял кисть руки любимого старшего сына и натянул на нее двенадцать жил, «что несли кровь к сердцам его сыновей. Сел он над останками своих сыновей, по звонким струнам ударил и запел-зарыдал». А когда он подарил фандыр нартам, они простили ему все козни и приняли его в свою среду. Принимая фандыр, нарты сказали: «Если даже всем нам суждена погибель, то навеки останется жить фандыр. Он расскажет о нас».

В этих замечательных сказаниях весьма четко выражены прогрессивные начала осетинской народной музыки и песни: сочетание высокой художественной формы с глубоким содержанием, правдивость, искренность, умение просто выразить глубокие и сильные чувства.

Выше указывалось, что нартский эпос - это своего рода энциклопедия жизни осетинского народа. Это тем более верно, что в нем большое место занимают также мировоззренческие мотивы.

Нартский эпос, являясь продуктом многовекового коллективного народного творчества, довольно обстоятельно показывает, как на разных стадиях общественного развития складывалось мировоззрение народа. Не опасаясь впасть в преувеличение, о творцах эпоса можно сказать словами Маркса и Энгельса о древних греках, что они были стихийными материалистами и наивными диалектиками. Они имеют определенные взгляды, понятия и представления о мире в целом, о явлениях природы и общественной жизни.

В их представлении реальное и вечное существование мира не вызывало никаких сомнений. О сотворении мира богом никаких упоминаний в эпосе нет. Наоборот, небожителей-богов нарты представляли похожими на себя и равными себе. Они постоянно ведут с богами беспощадную борьбу, нередко одерживая над ними решительную победу.

В богатом своеобразными философскими мотивами сказании «Сослан в Стране Мертвых» дано оригинальное, самобытное изображение загробной жизни. Здесь конкретно и ярко показаны судьбы людей, совершивших при жизни добро и зло. Однако, описание рая дано в таком духе, что оно далеко от обычных представлений о райском блаженстве. Поэтому не только Сослан, но и все мертвые страстно хотят вырваться из Страны Мертвых, стремятся к живым людям, к солнцу.

В представлении осетинского народа мир бесконечен. В эпосе дуне (вселенная, мир) сравнивается с единым клубком из ниток различных цветов, который сколько ни будешь разматывать, все же до конца не размотаешь.

« - Еще проехал я, - говорит Сослан Бедохе, - и вижу: лежит на дороге клубок пестрых ниток. И захотелось мне захватить с собой эти нитки. Нагнулся я с седла, схватил конец нитки, стал мотать на руку. Мотал, мотал, а клубок почти не уменьшается.

- Тайны вселенной обозначает этот клубок, - ответила Бедоха, - сколько бы ни стремился ты познавать их, всегда сможешь познать только часть из них».

Здесь, правда, в стихийной и наивной форме, высказаны понятия создателей эпоса о том, что мир бесконечен и существует в бесконечно разнообразных формах, что он познаваем.

Нартский эпос отчетливо отразил этапы перехода от родового строя к классовому обществу.

В упомянутом выше сказании «Сослан в Стране Мертвых» речь уже идет о бедных и богатых, о справедливых и несправедливых судьях, о неравенстве между женщиной и мужчиной, о борьбе между трудовым народом и феодальной знатью. В последующих, более поздних сказаниях, еще более резко подчеркиваются отношения социального неравенства, борьба -трудового народа против алдаров, князей и богачей.

Вместе с тем в эпосе ясно выражена прогрессивная идея о том, что в основе человеческой жизни лежит трудовая деятельность, что трудовые дела, людские доблести настолько весомы, что никакой силе их не преодолеть.

« - Ехал я, - рассказывает Сослан Бедохе, - вижу, валяется на дороге переметная сума. «Хорошая сума, - подумал я, - она мне пригодится». И, не слезая с коня, поддел я ее плетью. Тебе моя сила известна... А тут как бы не так! Даже с места не сдвинул я суму, и сломалась рукоять моей плети. Раззадорило это меня. Спрыгнул я с коня, схватил суму рукой и не смог поднять ее. Ухватил я ее обеими руками, напряг все свои силы, в землю ушел выше колен, а сума даже не шевельнулась. Понял я, что передо мной опять чудо... Расскажи мне, что это было?

И ответила ему Бедоха:

- Как бы мог ты поднять эту суму? Ведь скрыты в ней все достоинства и блага людей».

Для нартов нет ничего вечного, неизменного. Все рождается и умирает. Сам эпос заканчивается сказанием о том, как нарты погибли, оставив по себе в народе вечную славу. Нарты ясно сознавали, что против всего есть средство, нет никаких средств только против смерти. Даже чудесное яблоко нартов, исцелявшее людей от всякой болезни, от смерти не спасало.

Нартские сказания пронизаны огромной верой в лучшее будущее народа. Выражая народные думы, мечты и чаяния, они предвещали: «Весь мир станет для людей открытой дверью».

«Настанет такое время, когда самые дальние народы станут друг для друга родными братьями и будут они в беде помогать друг другу. И враждовавшие семьи забудут вражду свою и станут друг другу ближе, чем родичи».

«Наступит такое время, когда и большому и малому, знатному и безродному будут давать не больше, чем нужно ему для хорошей жизни».

«Придет время, и простые люди возьмут верх над знатью».

«Настанет такое время, когда женщина и мужчина будут во всем равны и когда верх не будет брать мужчина потому лишь, что он мужчина».

Разумеется, и в нартском эпосе, как и во всех других народных эпосах, сохранилось немало отжившего, но основные идеи и художественные достоинства его до сих пор не потеряли своего положительного значения.

Стремление к подвигам и презрение к смерти, беспредельная любовь к родине и служение интересам народа, уважение к другим народам, мудрость, находчивость, сознание собственного достоинства, свободолюбие и ненависть к врагам, страстная любовь к жизни и готовность бороться за нее - таковы основные черты и прогрессивные идеи, определяющие содержание и воспитательное значение нартского эпоса. Но эти замечательные черты, присущие народам нашей Советской Родины, приумножились и раскрылись в полной мере только в условиях социалистического общества, только в сталинскую эпоху.

«Советские люди, - указывает товарищ И. В. Сталин, - считают, что каждая нация, все равно, большая или малая, имеет свои качественные особенности, свою специфику, которая принадлежит только ей и которой нет у других наций. Эти особенности являются тем вкладом, который вносит каждая нация в общую сокровищницу мировой культуры и дополняет ее, обогащает ее».

Несомненно, таким вкладом осетинского народа в общесоюзную и мировую сокровищницу культуры является осетинский нартский эпос.

Осетинский народ веками мечтал о счастливой и светлой жизни. Но эти вековые мечты свое осуществление получили только при Советской власти.

Великая Октябрьская социалистическая революция, освободив все народы царской России, предоставила им широкие возможности строить свое хозяйство, свою передовую культуру - национальную по форме, социалистическую по содержанию.

Советская Осетия из отсталой окраины, где процветала бесчеловечная эксплоатация, нищета и беспросветная жизнь, при активной помощи великого русского народа, превратилась в республику цветущего хозяйства и культуры. Задавленный и угнетенный осетинский народ воспрянул духом и под руководством родной большевистской партии неуклонно идет по пути быстрого развития своей культуры, своего искусства.

В годы Великой Отечественной войны против немецко-фашистских полчищ и японских империалистов славные сыны освобожденного и возрожденного осетинского народа, как бы перекликаясь с могучими нартскими героями Батрадзом и Сосланом, показали образцы храбрости и отваги. Среди них тридцать два верных сына осетинского народа - Герои Советского Союза.

* * *

Нартские сказания, наряду с осетинским народом, в той или иной степени известны и многим другим кавказским народам, что свидетельствует об их высоких художественных достоинствах и глубоком идейном содержании.

Собирание и изучение нартского эпоса началось еще в начале второй половины XIX века, но это крупное культурное мероприятие не могло получить своего осуществления при царизме. Только при Советской власти стали возможными полный сбор, изучение и издание осетинского нартского эпоса.

В начале 1940 года, благодаря заботам большевистской партии и Советского правительства, в Северо-Осетинской АССР была начата большая планомерная работа по сбору, систематизации и подготовке к изданию нартских сказаний.

В республике был создан Правительственный Нартский Комитет, который развернул большую работу по осуществлению этих задач. Во все районы республики были посланы экспедиции, проведены регистрация и извлечение сказаний, имевшихся в печати и в рукописях, тщательно собирался музыкальный, песенный и танцевальный фольклор, связанный с эпосом.

Вся работа по собиранию, систематизации и обнародованию нартского эпоса была сосредоточена в Северо-Осетинском Научно-Исследовательском Институте. К работе были привлечены лучшие научные силы и писатели республики: профессора В. И. Абаев, Б. В. Скитский, Л. П. Семенов, писатели И. Джанаев, Д. Мамсуров, Т. Епхиев, Г. Плиев, X. Плиев, С. Бритаев и Н. Багаев, народный художник Северо-Осетинской АССР М. Туганов и заслуженный деятель искусств республики А. Хохов.

Учитывая культурно-политическое и художественное значение осетинского нартского эпоса, Советское правительство в государственном бюджете с 1941 по 1946 год, в том числе и в военные годы, систематически предусматривало значительные ассигнования на сбор и издание нартского эпоса.

Проделана огромная работа по подготовке полного академического издания всех сказаний о нартах со всеми значительными вариантами, отдельно на осетинском и русском языках. Это составляет около 160 печатных листов. Из них Нартским Комитетом были отобраны наиболее характерные варианты сказаний и в декабре 1946 года впервые в виде сводного текста в объеме около 30 печатных листов изданы на осетинском языке под редакцией А. П. Газзаева. Издание нартского эпоса явилось большим культурно-политическим событием в жизни республики.

Одновременно была начата работа по подготовке к изданию эпоса на русском языке в стихах и прозе. Настоящий перевод «Нартских сказаний» на русский язык в прозе сделан писателем Юрием Либединским и издается в гор. Дзауджикау Госиздатом Северо-Осетинской АССР. Перевод эпоса в стихотворном изложении осуществлен проф. В. А. Дынник и издается также в этом году Гослитиздатом в гор. Москве.

С выходом нартских сказаний на русском языке величественный осетинский народный эпос, как и русские былины, армянский эпос «Давид Сасунский», киргизский «Манас» и другие прославленные эпосы, становится достоянием всего советского народа.

28 июля 1948 г. 
г. Дзауджикау. 

К. Л. Кулов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, дизайн, подборка материалов, оцифровка, статьи, разработка ПО 2001–2017
Елисеева Людмила Александровна консультант и автор статей энциклопедии
При копировании отдельных материалов проекта (в рамках допустимых законодательством РФ) активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:
http://mifolog.ru/ 'MIFOLOG.RU: Иллюстрированная мифологическая энциклопедия'
E-mail для связи: webmaster.innobi@gmail.com